Комментарии: Иван Белов (Динго) 

  • грустный пес Роджер
    Работа: Храмовники. Начало сказки...
    Из жизни Аркашки.
    «Однажды Аркашке предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к стихотворению Пушкина: Бразды пушистые взрывая
    Летит кибитка удалая.
    Ямщик сидит на облучке
    В тулупе теплом, в кушачке.
    И вот, что получилось.
    Начнем с того, что самыми понятными словами этого четверостишья оказались "тулуп" и "кушачек".
    Кибитка была изображена в виде летательного объекта.
    Почему? Ну, как же, русским ведь языком сказано - "Летит". Значит летит.
    Причем аппарат этот имел кубическую форму. Видимо из-за созвучия слов "кибитка" и "куб".
    И вот летит по небу эдакая ки(у)битка и что делает? Правильно - взрывает.
    Кого? Бразды пушистые.
    Что же такое бразды? Видимо если пушистые, следовательно, звери такие.
    Однако что за название непонятное "бразды", что за звери? А нормальные такие звери. Инопланетные. Нечто среднее по внешнему виду между бобрами и дроздами.
    И вот вполне уже логичная картина получается - летит кубической формы серьезный такой космический летательный аппарат, из которого на бедных пушистых мутантов - браздов сыплются градом снаряды и бомбы, разнося инопланетную живность в клочья. (Понятие падежей Аркашке в силу его возраста неизвестно. Поэтому его не смутило, что написано-то бразды, а не браздов, как по идее должно было бы быть).
    А рядом, неподалеку от этого безобразия сидит некая загадочная личность и спокойно так за всем этим геноцидом наблюдает.
    Это ямщик. Причем изображен он, сидя на обруче (облучек - обручок, почти совсем одно и то же), в кожухе и с лопатой в руках.
    Почему с лопатой? Ну, как же - он же ямщик, чем же еще ему ямы копать.
    Сидит он на обруче, значит, с лопатой, на краю огромной ямы, которую успел уже благополучно выкопать.
    Спросите, зачем выкопал? Понятно зачем - браздов хоронить!
    Логично? Логично.»
    07.04.2007 17:01:21
  • александр махнёв
    Работа: Храмовники. Продолжение (1)
    ну печалиться не стоит. и писать -это есть хорошо. только Ваня! умоляю! не надо сразу роман. пусть будет рассказ небольшой. вот когда освоите, тогда можно и за романы браться.
    ну ей богу! я от чистого сердца.
    21.03.2007 21:59:08
  • Иван Белов
    Работа: Храмовники. Продолжение (1)
    Тут я опечатался, и здорово. А верить можете, можете не верить - это ваше дело:-) Я просто слишком редко среди современников видел интересное что-либо, ну, кроме, пожалуй, Стругацких и Булычева (отечественных), так что приятнее читать про Кавказ (Герой нашего времени, к примеру), с весьма острым по нашим временам сюжетом, но в истинно качественном исполнении. Сам я никогда и не буду пробовать в 16 лет косить под Лермонтова (в 26 попробую), но достичь чего-то без постоянных упражнений и самокритики нельзя. Я признаю, что часто рожаю сырые и криво написанные вещи (стараюсь хотя бы бреда избежать).
    С любопытством и уважением, Иван.
    20.03.2007 20:36:24
  • александр махнёв
    Работа: Храмовники. Продолжение (1)
    ну что могу сказать: мои опасения полностью подтвердились! мало того, что это роман, так он ещё и десятый. ДЕСЯТЫЙ РОМАН!!!!
    отчего-то я верю вам ваня. вот в другом поверить извините не смогу. человек любящий читать лермонтова, чехова и бунина не может написать предложение типа: "На противоположном конце грязной улочки прошли два кузнеца с молотами на плечо, готовясь к дневной работе".
    тут лтбо вы преврали, для солидности, либо... ещё может быть у вас - дислексия?

    p.s. ну вы даёте дорогая редакция.
    18.03.2007 09:47:00
  • александр махнёв
    Работа: Храмовники. Начало сказки...
    ути-пути какая чудесная собачка! пёсик замечательный! спас, родной, загубленную уже страничку. Лизни там в ухо своего хозяина, от меня. и это... продолжение давай!
    18.03.2007 09:40:13
  • веселый пес Роджер
    Работа: Храмовники. Начало сказки...
    А вот, что пишет мой хозяин:
    "У меня есть сосед - мальчик Аркашка. Ему восемь лет. Аркашка - плотненький, крепкий, с серьёзными карими глазами. Волос у него - жёсткая каштановая копна. Когда кто-нибудь из родителей пытается её расчесать, Аркашка начинает глухо рычать, как собака. Скалит зубы (Переднего, правда, нет - выпал). Может и укусить.
    Нет, Аркашка - он хороший. Типичный восьмилетний бандит. Не любит делать уроки, умываться, не зашнуровывает кроссовки, любит животных, сладости, садистские стишки, подраться... Всё нормально, как у всех.
    Но вот примерно год назад с Аркашкой кое-что произошло.
    Началось всё с того, что родители в начале каникул накупили Аркашке книг: про хоббитов, про Гарри Поттера. Ну, про очкарика этого меченого более-менее живенько написано. А вот про хоббитов с кожаными пятками... Все эти Митрандиры-Горгоробы-Азанулбизары... Хотя - дело вкуса.
    Аркашка сначала прочитал всю Дж. К. и Дж. Р. Р. Потом ему купили фильмы по этим романам. Аркашка их посмотрел. И на некоторое время затих. Три дня даже давал себя расчёсывать и не рычал. А потом зашёл как-то на кухню к маме с папой и сказал:
    - Буду писателем.
    Подумал и добавил:
    - Воистину так повелевают Высшие Силы.
    Подумал и ещё добавил:
    - Ибо.
    - Что ибо-то? - спросил папа.
    - Просто ибо, - пожал плечами Аркашка. - Ну, я пошёл.
    ... Лёжа на полу в какой-то немыслимой позе кверху попой и книзу головой (Так к мозгу кровь лучше приливает, я пробовал писать в аркашкиной позе - класс!), шевеля, как змея, высунутым языком, похожим на кусок радуги (От сосания фломастеров), Аркашка выводил в своей красного цвета общей тетради:
    "И злой волшебник Курамор ванзил мечь в плоть нещаснова добрава валшебника Гулюлюна и три раза пиривирнул яго. Хахаха! Ты пагибнеш! Кричал Курамор. **мат** !.."
    Особенно Аркашке почему-то нравилось слово **мат** !" А ещё - "ваистену!" и "дабудит так!". А ещё он любил их комбинировать, например:
    - Да будет так, ибо!
    Или:
    - Ибо, воистину!
    Описания Аркашке не очень давались. Он их обычно, так сказать, максимально сокращал. Например: "Лес был страшный". Или так (почти по-чеховски): "Море было большое. В нём было много воды".
    Но зато страшные вещи Аркашка смаковал. У него всё время кто-нибудь что-нибудь откусывал с криком: "Да будет так!", кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь вонзал и обязательно то, что вонзал, три раза "пириворачивал" ("Ибо!")
    Вечером Аркашка читал свои произведения ближним. Сначала ближние (Мама с папой) Аркашку слушали, но потом их терпение иссякало.
    - Господи, какой ужас! - говорила мама. - Аркаша! Да что у тебя там за кошмары такие! Ты же ведь добрый мальчик!..
    - И плодть его содрыгнулыся от боли, - продолжал бубнить ровным, низким, зловещим голосом Аркашка, - и страшные чёрные птицы обклювали иго со всех сторон...
    - Не могу больше слушать это "содрыгание"! - Восклицал папа. - Опять кого-то там "обклювали"!.. Я сейчас сам кого-нибудь обклюваю!..
    - А злой волшебник Хухур достал иликрическую пилу и стал, весело хохоча, отпиливать ему ногу и отпилил её три раза! Воистину!.. - вдохновенно гундосил Аркашка.
    - Боже мой!.. Ногу три раза отпилили... - стонала мама.
    - А потом, - продолжал Аркашка, - он вонзил в его руку лазерную палицу, обмазанную смертным ядом, и стал её медленно пириварачивать, чтобы тот больнее обстрадался...
    - Всё! Не могу больше эти "обстрадания" терпеть! - кричал папа и убегал в свой кабинет. А мама тоже убегала и запиралась в ванной.
    Тогда Аркашка, который папу всё-таки немного побаивался, а маму - нет, читал под дверь ванной:
    - И тогда Чудовище схватило жертву, и, дружно хохоча, обожрало её со всех сторон...
    В ванной на полную мощность включались краны.
    - Ибо я голоден, кричало Чудовище!.. - орал на манер Чудовища Аркашка под дверь, но перекричать краны не мог...
    Аркашка со всей своей новаторской рукописью долго слонялся по квартире. Опять ложился на пол кверху попой, чтобы написать продолжение. Но ему не писалось. Настоящему писателю нужна аудитория. А мама с папой объявили Аркашке бойкот.
    Тогда Аркашка переключился на меня. Он набирал мой номер и говорил:
    - Дядь Вов, слушайте: "Чёрные зловещие скалы торчали со всех сторон..."
    - "Торчали" исправь, - автоматически говорил я, исправляя что-то своё. В своей рукописи.
    - Хорошо. "Чёрные зловещие скалы... были со всех сторон. За скалАми..."
    - За скАлами...
    - "За скалами жили страшные пивцы крови..."
    - Что ещё за "пивцы"?
    - Которые пьют...
    - Нет такого слова.
    - Ладно... "Они обгрызали жертву со всех сторон три раза, а потом брали острый молоток..."
    - Достаточно. Извини, Аркашка, я занят...
    Скоро Аркашка потерял и меня тоже в качестве аудитории. Единственным слушателем Аркашки остался старый пёс Чапа. Помесь таксы с болонкой, что-то вроде карликового шакала.
    Чапа тихо лежал на своём коврике и дремал. Аркашка ложился рядом с ним и громко читал Чапе в самое ухо:
    - И он, хохоча, откусил ему глаз...
    Чапа терпел пару дней, потом начал скулить.
    - Злая колдунья острым ножом разрезывала плоть жертвы...
    - У-у-у! - выл Чапа, как фабричный гудок, и полз под кровать.
    Аркашка ложился рядом с кроватью и кричал под кровать на воющего Чапу:
    - Воистину прольётся кровь, ибо да будет так!!!
    В отчаянном вое Чапы была мольба: "Ведь я не собака Павлова!.."
    На третий день Чапа начал лаять и кусаться, чего раньше за ним не наблюдалось. Он даже слегка "вонзил в плоть" Аркашки свои старые зубы. Не больно, но всё-таки ляжку прихватил. Чапу не наказали, ибо он был воистину не виноват.
    На следующий день папа сказал Аркашке:
    - Аркадий! Завтра мы улетаем отдыхать. На море. В Судак. Вместе с дядей Вовой. Мы хотели взять и тебя. Но только с одним условием: ты не будешь нам читать свою... прозу. Договорились? Даёшь слово?
    - Даю, - ответил, горько вздохнув, Аркашка. Ему очень хотелось на море. Но когда папа вышел из комнаты, Аркашка шёпотом всё-таки добавил: - Ибо!
    Своё слово Аркашка сдержал: нас он оставил в покое. Зато окружающим досталось по полной...
    В самолёте Аркашка прибрал к своим рукам стюардесс. Через полчаса полёта симпатичные стюардессы, косясь на Аркашку расширеными зрачками, шарахались от юного прозаика, как лошади от волка.
    На море, на пляже, отойдя подальше от наших лежаков, Аркашка находил себе жертву, какую-нибудь одинокую скучающаю бездетную даму посредственных лет.

    - Здраствуйте, - очаровательно улыбался он даме.
    - Здраствуй, малыш, - охотно сюсюкала дама. - Здравствуй, кисынька.
    - Я не кисынька, я - писатель. - сурово объявлял Аркашка. - Хотите, я почитаю вам моё литературное художественное произведение?
    - Конечно! - соглашалась дама. - Почтиай, лапочка. Надо же, такой малепуньчик, а уже писатель! Прямо Моцарт, а не ребёнок!..
    Малепусенький Моцарт читал:
    - Его жилы, хохоча, хрустнули под ударом стальной дубины, и кровь толстым потоком затопила Долину Смерти...
    - О-о-о... - стонала дама, и, траурно колыхая бюстом, откидывалась на лежак.
    Через две недели Аркашку знали все. Когда он появлялся на пляже со своей алой, как кровь, тетрадкой, пляж пустел. Даже какой-то неизвестно как затесавшийся в Судак немец, едва говоривший по-русски, завидев Аркашку, махал руками и кричал:
    - Найн! Найн! Ихь - это не надо! Аркашка, цурюк!
    Так прошло ещё две недели. На обратном пути стюардессы вновь хлебнули по полной.
    И истошно выл Чапа, как вдова на похоронах, а потом лаял и кусался. Надо было что-то предпринять.
    Мы с Аркашкиными родителями держали совет на кухне. Держали почти всю ночь. Ничего не решили. А на следующий день у Аркашки был день рождения. И тут меня (как я думал тогда), осенило. Я быстренько пошёл в книжный магазин и купил "Вредные советы". О, наивный!
    Несколько дней Аркашкины родители ликовали. Аркашка перестал писать. Они осыпали меня благодарственными звонками. Но потом..."
    15.03.2007 23:29:31
  • Иван Белов (Динго) | статус: автор
    Работа:  Храмовники. Начало сказки...
    Думаю опровергнуть ваше утверждение. Написал уже девять романов, которые нравятся моим читатялям:-) Жанр, в основном - фантастика/альтернативная история/романтики, вы правильно угадали. Но читать фэнтези я люблю не слишком сильно. А вот писать сказки про рыцарей - это мое. В свое время написал повесть "Меч ангела", и нынче решил продолжить попытки писать о Темных Веках. Читать я больше люблю классическую литературу, Лермонтова, Чехова или Бунина, например. А вообще лучшее мое увлечение - стрельба из огнестрельного оружия и прогулки с собакой:-)
    15.03.2007 21:38:53
  • александр махнёв
    Работа: Храмовники. Начало сказки...
    Наличие в сочинении таких колоритных персонажей как: подвыпивший господин поп, по кличке малыш Рокки, одноглазый небритый пират, покрытый татуировками и с кольцами в ушах по имени Рэй и разумеется (как же без них?) пары героев – говорящих животных и тамплиеров одновременно (все в белом), а так же использование автором сочных словечек типа: каналья, арбалет, шестопёр, шпоры, палица и т.д. позволяют предположить крайнее увлечение сочинителя романтическо-приключенческой литературой фэнтазийной направленности. Что само по себе не плохо. Но! Думаю нужно вернуться к чтению. Писать пока рановато. Тем более есть подозрение, что под жанровым обозначением «сказка» скрывается роман. А это уж, воля ваша, никак невозможно!
    15.03.2007 15:50:29
  •  

    Комментарии к Авторам:

     
      В начало страницы