Aba Fisher Раздел: Kult прозы Версия для печати

Территория любви

Кафе называется «Урга». Диковатое название для придорожного шалмана в ближнем Подмосковье. Стоит на обочине Щелковского шоссе в районе двадцать пятого километра, на окраине одного из городков, похожих один на другой. В таких городках всегда пятьдесят тысяч жителей, которые все знают друг друга. В последние пятнадцать лет к ним добавилось еще несколько тысяч эмигрантов из республик.

Миша — хозяин кафе — русский бакинец. Помимо кафе и бара, доход Мише приносит немногочисленная постоянная клиентура игрового зала в смежном с баром помещении. Там стоят на заплеванном и усыпанном пеплом полу пять одноруких бандитов. Арам, приехавший в город в восемьдесят девятом, называет автоматы «лекарством для карлика».

Арам философ. То есть, профессиональный философ, — бывший декан философского факультета Ереванского университета. Никто в городе лучше Арама не умеет готовить долма и жарить бараний шашлык. Иногда, когда по утрам Арам режет мясо для шашлыка, он вдруг останавливается и долго, внимательно смотрит на свои руки, на которые попала баранья кровь. Потом, спустя несколько минут, вдруг быстро оглядывается, что-то бормочет, и продолжает работу. Совсем редко случается так, что Арам вдруг бросает нож и мясо и быстро уходит в подсобку. В такой день Арам не готовит шашлык — спустя какое-то время тихонько выходит из подсобки и идет домой. Когда такое случилось в первый раз, Миша поехал к Араму и накричал на него.

Миша в общем-то неплохой парень, у него двое маленьких детей и симпатичная жена. Придорожное кафе из «сэндвича» и подержанный трехдверный «Паджеро» — это все его имущество. У Миши бывают осложнения с местными бандитами, когда тем кажется, что их доля в Мишином предприятии могла бы быть и побольше. Миша весьма заинтересован в хорошем поваре. Поэтому после единственного разговора с Арамом в тот день, когда Арам бросил работу и ушел домой, Миша не предъявляет Араму никаких претензий. Арам никогда не ворует продукты, а ценителей его шашлыка с каждым годом все больше. Летом, когда Миша с Арамом выставляют во двор четыре стола под линялыми зонтами, по вечерам в кафе яблоку негде упасть.

Каждый год в начале декабря Арам берет отпуск и уезжает куда-то на неделю. В это время в кафе хозяйничают Света и Марина. Обычно они крадут у Миши только пиво и он, в остальном полагаясь на Арама, закрывает на это глаза. В отсутствие Арама Света и Марина готовят шашлык и после работы Марина таскает домой сумки с мясом. Как-то Миша поймал Марину с сумкой и разнервничался. Вывалил мясо из сумки на дорогу и дал Марине пощечину. С учетом того, что на пиве Миша теряет гораздо большие деньги, Марина смертельно обиделась, уволилась и месяц нигде не работала. В тот раз Арам, вернувшись из отпуска, уговорил Мишу взять Марину обратно, и тот согласился.

Света не одобряет Марины, так как считает, что зарплаты, которую платит Миша и левых денег на пиве вполне хватает, и опускаться до кражи продуктов не стоит. Свете пятьдесят, но подвыпившие ровесники помнят её великолепной красавицей и по-прежнему волочатся за ней. Конечно, Света в разводе по бессчетному разу. Её дочка Диана также хороша, как Света тридцать лет назад — и Света осознает возможность успешных инвестиций в собственную спокойную старость. Света внимательно помнит всех клиентов бара в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет и неизменно вежливо интересуется делами на работе. Информацию, кажущуюся слишком неправдоподобной, Света проверяет у Максима — охранника.

Максим, в силу принадлежности к интересующей Свету возрастной группе, знаком практически со всеми будущими зятьями, однако сам не имеет ни малейшего шанса. В свободное от работы время Максим тренирует детскую боксерскую секцию, но сам бесперспективен, несмотря на когда-то чемпионство области среди юниоров. Какая-то бытовая травма, кажется, он неудачно упал с мотоцикла.

Старый «Урал», обвешанный полосками проклепанной черной кожи, стоит сейчас у входа. В окрестностях города традиционно проходит байк-шоу и эстетика «Харлей Дэвидсон» близка местной молодежи. В бар входит хозяин мотоцикла — это Олег, молодой человек без определенных занятий. Точнее, занятие есть — он в основном ездит «по движениям», вымутить грамм — другой. Удачная перепродажа обеспечивает его недельной дозой и пищей на тот же период. Олегу двадцать и пока из перспективы, обещанной общественным мнением, у него только фурункулез.

Света брезгливо берет мятый полтинник и двигает по стойке Олегу сильно недолитую кружку пива. Олег не существует для нее как перспективный человек и она этого не скрывает. Арам, сидящий перед стойкой, тяжело поднимается и собирается уходить, так как не сидит в баре при клиентах. Сейчас два часа дня, Олег первый посетитель и сделал почин торговле. Света грустно смотрит на мощные плечи Арама.
— Скоро ведь поедешь к своим, Арам? — Света уже наговорилась с Арамом за последние полчаса, но ей не хочется оставаться с неприятным Олегом.
— Да. — Арам оборачивается — скоро. Уже через два месяца. — Он вздыхает и открывает дверь. Даже в коротких словах слышен сильный акцент.
— Слышь, «мэсаца», хоть бы говорить научились, бля — Олег сделал первый глоток и отходит от стойки с кружкой, доставая из кармана «Петр Первый».

Арам молча смотрит на Олега. Олег на голову ниже Арама и легче килограммов на сорок. Арам смотрит на Свету, потом снова открывает дверь.
— Хули с вас, чурок, взять. Понаедут, бабла нарежут, шашлык-машлык — и «к своим» — на последних словах Олег пытается передразнить низкий красивый дикторский голос Светы.
— Ах ты наркота! А ну вон отсюда! — Света не очень-то разгневана, скорее соблюдает заведенный порядок. Постоянные посетители, к которым Олег не относится, хорошо знают, что можно, а чего нельзя здесь говорить. — Да у него — тут Света замолкает, потому что Арам одной рукой берет Олега за воротник косухи, а другой аккуратно вынимает у него из рук кружку и ставит на стойку.

Арам поднимает Олега на уровень своих глаз и внимательно смотрит на него. Выражение лица Арама такое же, как в те редкие дни, когда он утром уходит с работы, недорезав мясо.
— Че смотришь, бля, сука нерусская — Олег уже громко кричит, утро у него не задалось и он никого не боится — Приехали, пидоры, бля, сука, герыч бодяжить и девок наших портить…
— Максим!!! — Света бросается было к автоматам…
— Молодой человек — Арам говорит спокойно, но как-то странно, почти без акцента, — мои девочки остались в Спитаке, а Ваших мне не нужно. Сейчас я Вас отпущу, и вы уйдете. Если вы придете сюда еще раз, я… — В этот момент Олег выкидухой, которую достает из кармана, бьет Араму прямо в глаз.

Арам свободной рукой перехватывает руку с зажатым ножом и выдергивает лезвие из своего глаза, потом швыряет Олега в угол бара. Кисть у того странно вывернута ладонью наружу. Из комнаты с игровыми автоматами выбегает Максим и быстро бьет в лицо пытающегося подняться Олега. Больше Олег не встает.

Света, плача, бежит к Араму с полотенцем. Какое-то время Максим и Света бестолково суетятся, через десять-пятнадцать минут Арам с замотанным бинтами и полотенцем лицом выходит из бара и медленно идет в больницу, которая находится через два дома. Еще через полчаса приезжает милицейский уазик, а сразу за ним «Газель» с водкой и газировкой из Черноголовки. Водителю приходится помогать Максиму разгрузить товар, хотя Арам обычно делает это один.

Истукан

02.02.2004 08:31:38

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  15

  • svetka
И что?
И вообще, автор, ну вот на кой ляд название-то, если оно к тексту не катит?
может, лучше, совсем без него тогда?
03.02.2004 20:13:35
  • Ёж
светик, урга она и есть урга.
03.02.2004 21:40:42
  • Истукан
Ёж, здорово, братан… И ты тута…
Уважаемая Svetka, странно слышать Ваш вопрос от посетителя этого сайта. Все-таки вопросы кинематографии здесь обсуждаются иногда…
04.02.2004 02:03:53
  • Andrew
Длинновато, но мне понравилось.
05.02.2004 08:54:22
  • Ёлка
Очень грустный и хороший рассказ.
05.02.2004 08:57:38
  • КНР
Рассказ есть ни что иное, как спекуляция на чувствах верующих, то есть, тьфу… читателей.
05.02.2004 09:13:18
  • Andrew
КНР вот ты уёбок. Причём тут спекуляция?
05.02.2004 09:14:26
  • КНР
Andrew, ты слишком глуп, видимо, а у меня нет ни времени ни настроения тебе обьяснять почему это спекуляция. Это не расссказ, а слезоточивая пастила, из разряда «маленькой ёлочке холодно зимой». И все рыдают.

К тому же всё описанное автором имеет очень мало общего с жизнью. Так что воспринимать это серьёзно у меня никак не получается.
05.02.2004 09:18:01
  • КНР
И кстати, Андрюша, иди на хуй.
05.02.2004 09:18:29
  • Фарфуркис
Однако хороший текст. Хотя КНР в чём то прав.
05.02.2004 09:20:05
  • Истукан
>КНР
Чиста критику я воспринимайу ровно, тока действительно странно — насчет «мало общего с жызньйу»…
Я никово ни ф чем не пытайусь убедить, тока это зарисофка с натуры, однако…
Нужно признать, что сейчас, в данный момент, игральных автоматов стало больше, а одноглазый (да, теперь именно так) прототип Арама там больше не работает…
А в остальном — так вот и было…
А што до спекуляцый — так это ж типа от тебя зависит — цепляет тебя текст или нет…
И если чем-то цепляет — то это и есть спекуляцыйа, так штоли? Или я Вас, почтеннейший, таки не понимайу…
06.02.2004 12:11:37
  • Юный Еврей
Очень хорошо. Молодец.
05.03.2004 04:36:39
  • Дарья Коногонова | www
Хороший рассказ. Удачная интонация. Жаль, что короткий.
11.03.2004 01:35:50
  • Истукан
Дарья, спасибо… Одобрение мастера дорого стоит, ага…
01.04.2004 20:39:51
  • специалист
Вот она — великая сила искусства. Стоит тлько правильные вобщем-то слова вложить в уста какого-нибудь отвратительного ублюдка и все. Суши весла. Все дружно и без суеты посыпают голову пеплом. Примите так сказать покаяне, а не хотите ли нас в другой позе и т.п.?
Хотя мало кто знает, что с «русскоязычными» в казахстане, туркмении, чечне и т.д. реально делают и будут делать. Истукан — ты не только солдат хороший, ты еще настоящий писатель настоящий — Идеолог.
07.04.2004 12:01:09
 
Смотреть также:
 
Aba Fisher
 
 
  В начало страницы