Рондарёв Артём Раздел: Kult прозы Версия для печати

Советы начинающим отечественным музыкантам (часть 3)

Совет шестой: избегаем неверных троп.
«Музыкант! теперь, когда ты примерно знаком с положением дел на отечественном музыкальном рынке, осталось лишь предостеречь тебя от ряда опасностей, которые, как водится в немодных ныне романах, подстерегают молодого трепетного человека в начале его жизненного пути. Опасности эти бывают нескольких сортов, но проистекают из двух источников — чрезмерного самолюбия и слишком большими лопухами расставленных ушей, в которые влетает то, что народ наш знает под названием «пиздежа», или, по-научному, «пиара». Возможно, и тебе знакомо это слово, и ты слышал что-то о коробке из-под ксерокса или даже видел толстую рожу Грабителя Всей Страны Чубайса. Не пугайся: я не буду читать тебе политинформацию. Я просто хотел пояснить тебе кое-что насчет пиара, процветающего в отечественной поп-музыке, и его особенностей, дабы ты во всеоружии снимал с помянутых ушей лапшу, повешенную оным.
Пиар, мой друг, в отечественной поп-музыке отличается от пиара в делах политических одной важной деталью: в отличие от первого, который худо-бедно и криво-косо работает, второй не работает совершенно ни хрена. Точнее будет сказать, он работает, лишь воспаляя мозги тех, кто его производит. Далее этого дело не идет. Дабы тебе понятно было, о чем идет речь, сразу приступим к примеру.
Тебе, безусловно, знакомо имя Влада Валова, который еще в царствование Александра Второго Освободителя объявил, что страна наша в ближайшую пятилетку будет обхипхоплена по самые уши. С тех пор минуло немало пятилеток, над страной пронеслась революция, потом другая, из магазина то исчезал, то появлялся в нем маргарин, однако одно здесь оставалось неизменным — это мужественный голос Влада Валова, требующего подождать еще самую малость, чтобы даже старухи и грудные младенцы тыкали друг другу в моргалы пальцами с криком «Йоу!» Я полагаю, что если сейчас взять на исследование мозги Влада Валова (дай Бог ему здоровья), то самые извилины этого мозга будут образовывать надпись «Йоу!» Друг мой! В отличие от продажных политических пиарщиков пиарщики от шоу-бизнеса отличаются ослиной верой в собственные речи, честь им за это и хвала. Эта ослиная вера так ярко горит в их глазах, что неокрепшие души вроде тебя могут повестись на нее и тоже начать видеть во всяком алкаше, который носит надвинутой на нос засаленную «пидорку», подаренную ему сорок лет назад Умирающим Вождем Бомжей, посланца хип-хопа.
Музыкант! Сделав себе в свое время сорок уколов в жопу, что позволяет мне оставаться имунным к натиску Влада Валова и его адептов, я расскажу тебе теперь, почему утопия этого во всех отношениях прекрасного человека ни хуя не работает и работать не будет, и даже такой закаленный в боях с применением тяжелой артиллерии человек, как Ризза, наложит на себя руки, если подольше задержится в компании «отечественных хип-хоперов», чтобы только не слышать их ублюдочного бубнежа, который они выдают за «телегу».
Во-первых, друг мой, хип-хоп — или рэп, называй, как тебе удобнее, все равно у нас стране нет ни того, ни другого — мероприятие, предполагающее чрезвычайную гибкость языка. Язык же нашего человека по каким-то пока необъяснимым причинам скован устройством, которое грубые люди прозывают «хер во рту», в чем ты можешь убедиться сам, произнеся перед зеркалом скороговорку «шла Шаша по шошше» или послушав наших государственных мужей, а также Рому Зверя, который даже четырехсложное слово «касается» выговаривает вот так: «кыс-ца-ца».
Во-вторых, нашему отечественному хип-хоперу, который обязан следовать рамкам жанра, непременно приходится искать по городам и весям т.н. «гетто», из которых он потом мог бы вывести свою родословную. Поиски данные идут давно, но даже привлеченные к делу диггеры пока не в состоянии разыскать указанные «гетто», и вовсе не потому, что города и веси у нас диво как ухожены, а, напротив, оттого, что все они почти повсеместно напоминают большую помойку благодаря усилиям прогрессивных мэров, так что найти на таком фоне специальное место, где пиздят особенно сильно и которым можно козырять, представляется затруднительным. Отсюда вытекает ряд сложностей: приходится в спешном порядке обмазывать говном стены собственного дома и пригонять туда оператора, чтобы он успел говно заснять, пока бдительные коммунальные службы не закрасили стены на хер, а не втыкающиеся в «настоящую музыку» подонки не расписали поверх говна все непродивнутыми надписями «Наташа+Маша», «Вася — казел и педар», “Limpz Biskitz” и просто словом «хуй»; приходится стирать с лица остатки интеллекта и делать вид, что тебя нашли в капусте, основательно протухшей в помойном ящике, и долго и невинно пучить глаза на предмет того, что вон тот продюсер с такой же, как у тебя, фамилией и даже именем, которое присутствует в твоем отчестве, — просто однофамилец и хрен знает кто, на хую я его вертел, мазафака. Иначе образ настоящего «гангста» не выходит, хоть тресни. Сюда же следует приложить никак не дающуюся пластику, необходимую хип-хоперу, которая у нас, несмотря на специально нанятых чернокожих менторов, по-прежнему выглядит так, как будто напившийся дешевый фрайер забыковал среди конкретных людей, в коих, протрезвев, с удивлением признал бабушку и дядю Петю из соседнего подъезда, которого позвали фрайера вязать его собственным пионерским галстуком.
В-третьих, тексты. «Телеги», то бишь. По каноническим правилам, повествовать они должны о трех вещах: о том, как черного человека трахнули во все дыры белые и как он их за это трахнет в ответ, как черного человека пиздили в т.н «гетто», где он торговал героином и телками, и третье — о том, какие кругом телки — сучки. Пойдем по порядку. Первая тема отпадает, если ты не отпидорасил рожу ваксой, как известный музыкант Дима Шумилов в известном фильме «Асса», но даже и в этом случае тебе трудно будет убедить публику, что на свете существуют люди с окрасом разлагающегося Майкла Джексона. В крайнем случае, если будешь пидорасить рожу каждый день, тебя в итоге позовут в цирк в очередь с обдолбанным транквилизаторами львом, но уж никак не в хип-хоп. Тема вторая: хрен с ним, черного человека можно заменить на белого, типа — забомбить под Эминема, но тут не найдешь ни одного свидетеля, что тебя пиздили каждый день, ибо все, кто тебя пиздил, давно уже померли с перепою, а на слово конкретные люди верят неохотно. Опять же, встает вопрос с местонахождением этих проклятых «гетто». На месте Влада Валова я бы, чем хлебалом щелкать, давно бы арендовал какой-нибудь ремонтирующийся переход под Ленинагрдским шоссе и не давал бы его доремонтировать, водя экскурсии по нему туда-обратно. Но встает вопрос финансов. Отечественные хип-хоперы, в отличие от их западных коллег-угнетенных миллионеров — нищеброды, за вычетом тех, у кого однофамильцем вон тот мазафака в лепне со случайно похожим на твой портрет лицом.
Таким образом, наиболее актуальной и наименее травматичной для правды, кою только и докладывает «настоящий хип-хоп», остается тема третья. Но тут, друг мой, тебе придется проделать мысленный эксперимент: представь себе, что ты-таки поддался на «пиар» Влада Валова и заделался «конкретным человеком». Оригинальный текст про жизнь от такого человека должен в приблизительном переводе выглядеть так: «Ты, сучка, я тебя ебал, а ты меня кинула, так я тебя, сучка, найду, выебу и ебну». Согласись, ни о каких эфирах в нашей стране речи уже пойти не может. Но и это не самое трудное. Самое трудное в том, что тебе придется забыть про свою маму, помня только про маму чужого тебе, в общем-то, человека, с которой ты собираешься проделать вещи, не рекомендованные к просмотру детям до сорока, а главное — девушку свою, которой ты дарил розы, именовать исключительно «сучкой» и поминутно орать, какого, бля, х… она тебя, бля, на х…, бросила, хотя она — вот она, никуда не уходила и даже смотрит на тебя с нежной тревогой. Но недолго, не беспокойся: скоро у тебя наметится такая текучка «сучек», что вопли твои окажутся вполне искренними. Однако задумайся — нужно ли оно тебе? Ты же пришел в шоу-бизнес, чтобы девушки на тебя падали, а не чтобы они хлопали дверью, а ты бы пулял им вслед жеваной бумагой из рогатки за неимением настоящей «волыны».
В связи со всем вышесказанным хип-хоп в нашей стране имеет чрезвычайно ограниченное хождение, типа как валюта Вьетнама: многие ее видели, но никто не знает, на хер она нужна. Особенно когда есть доллар, чью роль у нас исполняет т.н. «шансон», куда тебе соваться совсем уж не стоит — там пришьют не из рогатки, а в натуре, как Михаила Круга, светлая ему память, а ведь ты еще молод и ни одной ходки за собой не числишь. Кроме того, будучи штукой абсолютно бессмысленной, хип-хоп уже давно проникает на эстраду, о каковой была речь в предыдущем выпуске — мы уж не будем с тобой про Децла, пусть мальчик тешится, но ведь даже солист группы «Руки вверх» недавно исполнил со сцены какой-то жестикуляционный пароксизм, едва не угодив себе пальцем в глаз. Однако волна, поднятая хипежом «родившихся в гетто», выше реальной отдачи, так что бойся быть смытым ею. Юности свойственно некритическое сознание. Послушай совета старших.
В равной степени для многих самолюбивых натур бывает привлекательным до сих пор не объясненный наукой статус «культового артиста». Примерами таковых у нас могут служить Сергей Шнуров, Псой Короленко и Русский Народный Артист Джейсон Уэбли, бывающий в отечественных клубах чаще Ксении Собчак, что под силу только сверхчеловеку. Стаус «культового артиста» предлагает массу приятных возможностей, как-то: материться по поводу и без повода, пить водку в неограниченных количествах, не брить рожу, рисовать себе бланши для каждого конферанса на новогодних шоу и совершенно не заботиться ни текстуальной, ни музыкальной стороной вопроса — написал строку «В руки лопаты — хуячим, хуячим» — а дальше оркестр бумс — и смазал, бумс — и смазал. Однако тут есть минусы: во-первых, придется сочинять песни про жидов, во-вторых, нужно ли тебе столько водки и, в третьих, куда ты пойдешь, когда накроется журнал «Афиша», дай Бог ему здоровья? В дворники? туда, пожалуй, тебя возьмут с удовольствием, потому что руки твои после водки, выпитой в статусе «культового артиста», будут трястись так, что отпадет надобность пригонять для взламывания асфальта компрессор — достаточно будет вставить тебе в руки лом — но об этом ли ты мечтал?
Отдельной строкой тут следует прописать Джейсона Уэбли, ибо он, сам по себе безгрешный, как есть прибыл из-за бугра, открывает для отечественной музыки особенную главу: называется она «Как бы нам слабать то, что канает на Западе». Джейсон Уэбли со своим сиплым голосом и гармошкой является для отечественной публики очередной инкарнацией так и не удостоившего ее внимания Тома Уэйтса, каковых уэйтсов горазда и российская земля рождать. Достаточно вспомнить период творчества Гарика Сукачева многолетней давности, когда тот завывал что-то такое в микрофон, старательно заламывая руки, как это свойственно старине Тому, и неся тот алкоголически-непроходимый угар, который, как у нас представляется, и является основой творчества Уэйтса. После него уэйтсы понеслись распивочно и на вынос, особенно когда Рушан Аюпов намастырился втюхивать звук своего баяна одновременно пяти отечественным проектам, отчего все они приобретали неуловимо-одинаковый вид. Подуэйтсовики не перевелись и по сегодняшний день — вот по стране катается, к примеру, сиротское трио Billy’s Band, поющее песни старины Тома на мелодраматическом русском — их так же много, как и Ильичей на Арбате, которые готовы с тобой сфотографироваться за червонец, так что если тебе охота в это шоу двойников — то вперед. Не удивляйся, однако, что самолюбие таким прихотливым способом завело тебя в компанию одинаково бездарных, неприлично выглядящих и в целом соверешнно никому не известных типов: самолюбие хорошо, когда к нему прилагается некоторая критичность в отборе, о чем я тебе уже докладывал.
Есть, помимо типажей, еще и целые неосвоенные у нас на Руси стили, которые собирают миллионные тиражи в заморских странах. Взять, к примеру, ню-метал… но ты прежде спросишь меня, отчего это, скажем, заморский стиль «трип-хоп» попал в общий список, а ню-метал идет среди маргиналий? опять-таки, по-научному отвечу тебе — а пес его знает. Возможно, потому, что девушек, готовых «сексуально» шептать, в нашей изобилующей корявыми мужичонками стране — жопой жуй, и они хоть тушкой, хоть чучелом? поищи свой вариант ответа. Найдешь — кидай мне. Буду рад. Но вернемся к ню-металу. Что в нем главное, чтобы стать по-настоящему популярным? Умение читать? Умение топать фузы? черта с два. Главное в нем — это умение вокалиста ныть так, как будто он нассал себе в штаны. Посмотри сам: когда Фред Дерст еще пытался реветь, словно его схватил за яйца медведь, его группу называли «прилежными учениками Korn». И только когда медведь эти яйца ему, наконец, оторвал, и он запел высоким ноющим голосом следующий текст: «Еб, еб, еб, еб, суки, еб, еб, еб, заебали, еб, еб, еб, я крутой, еб, еб ad inf» — все сказали: да, это сила! И стиль «ню-метал» стал так же популярен, как и телеги Старого Грязного Ублюдка. К сожалению, если у тебя есть яйца и ты не привык ссать себе в штаны — шансов у тебя мало, потому что с твоими матюгами ты останешься там же, где остался бы, возьмись ты читать правоверный хип-хоп, а без ноющего вокала, да еще с нашей техникой, никому даже с Фредом Дерстом тебя сравнить на ум не придет. А в нашей стране, ежели дерешь какой-нибудь заморский стиль — будь добр представить оригинал. Девочки сперва на оригинал торчат. И уж потом ходят слушать русскоязычные версии.
Напоследок осталось сказать совсем немного. Во-первых, мой друг, не пытайся, впервые услышав пластинку Kraftwerk, лабануть свой «Автобан», прельстившись простотой изготовления — типа залудил драм-машину на две сильные доли и гоняешь по кругу три ноты, вот те, бабушка, и Ральф Хюттер. Ты удивишься, но при этом рецепте у тебя выйдет не автобан, а шоссе «Ростов-на-Дону-Мелитополь», на котором все почему-то никак не соберутся устроить ралли «Париж-Дакар» — это им будет не по пустыне с комфортом рассекать, это их после гонки будут бригадой хирургов из тачек извлекать — сперва ноги, потом голову, потом руки и уж под конец — прилипший к потолку зад. Не спрашивай меня — почему. Просто — поверь на слово и не делай.
И во-вторых — забудь про русский фольклор. Старухи, вопящие на лавке «О-ой, милай, ночь тимна!!!», способны служить хорошим антирадарным покрытием и привлекать японцев с фотоаппаратами и берушами в ушах, но, записанные на пластинку, они приобретают вид оружия массового поражения, каковое непременно запретила бы Женевская конвенция, если бы после его применения остался кто в живых, чтобы в Женеву эту настучать. Погляди на лица участников группы «Иван Купала». Ты не думай, это не пленку заело. Это их так перекосило от постоянной работы с русским фольклором. Отдельные инструменты там или гармонии — пользуй. Но в меру. Ты же пришел дарить этому миру красоту, а не превращать его в руины.
Есть, правда, еще настоящие звери под кодовым именем «мищуки», но о них — только шепотом. Они — наша секретная разработка. Когда американцы пойдут на нас со своим блюграссом, мы двинем на них роту «мищуков» — это им будет не Саддама свергать. Живо вспомнят свои грехи: и Югославию, и Афганистан, и что президент у них ни на роликовых коньках, ни на велике кататься не умеет, а в свободное время бьет себя бубликом в глаз. Все вспомнят, паразиты, и попросят «мищуков» отозвать. Да поздно будет. Покажем им «мировой порядок».
Вот, пожалуй, и все, что я хотел тебе, мой друг, сказать по части стилей и направлений на нашем отечественном музыкальном рынке. Если есть отдельные вопросы — кидай их в частном порядке. А мы с тобой перейдем к увлекательной теме — сочинению текстов для твоих будущих хитов. Но это уже — в следующей главе.»
Совет седьмой: пишем тексты. Часть первая.
«Музыкант! Теперь, когда ты о многом предупрежден, а значит, почти вооружен и где-то даже опасен (но пока еще не получил по роже от Настоящих Рокеров, что является непременным обрядом инициации, так что бойся в настоящее время одного себя), мы можем перейти к теме, настолько дивной, что даже великая наука Филология не решается забредать на эту территорию. У науки сей, должен тебе сказать, как и у всякой науки, есть свой Храм, похожий, впрочем, больше на кафкианскую канцелярию со множеством дверей, и на каждой из этих дверей висит, как в известном анекдоте про Вовочку, табличка: «Бездарные тексты», «Отвратительные тексты», «Тихий ужас», «Лопаты» Андрея Кнышева» etc. И есть там одна дверь, тяжелая, с большим амбарным замком, куда сами Филологи боятся заходить и даже не очень представляют, что за ней творится, и написано на этой двери — «Рок-тексты». Давай же, мой друг, приоткроем эту дверь и попробуем посмотреть, что в тамошнем бардаке нам может пригодиться.

Имей в виду, что с порога тебя сразу охуячит тяжелым предметом. Не пугайся — это Духовность. Ее подвесили прямо над входом, вроде как ведро с ледяной водой, мрачные шутники Костя Кинчев и Юра Шевчук, не без помощи товарищей, конечно, под песню Бориса Борисовича «Корабль уродов». Если ты выживешь — считай, можно двигаться дальше. Если нет — туда тебе и дорога. Русский музыкант, не способный вынести Духовности — все равно что американец без глобуса Америки. Даже если потом ты заделаешься каким-нибудь панком, пользующимся только словами «ебить» и «ебить», в них должна хоть краешком звучать означенная Духовность, иначе тебя обзовут жидом и заставят продавать родину. Или, хуже того, сочтут, что ты — «попса», и тогда дядя Юра Шевчук заставит тебя рассказывать ему, что значат его гениальные строки «Белая река, капли о былом, ах, река-рука, поведи крылом». И если ты, блин, не сможешь разъяснить самому дяде Юре, что такое «капли о былом» и как рука может поводить крылом (он уже давно думает над этими вопросами, периодически хватая себя за волосы и восклицая «Что ж я тут, блядь, написал-то!»), то тебя банальными образом отпиздят, и так совершится твое крещение в рок-н-ролл, но, к несчастью, втуне, ибо у тебя уже не будет зубов, чтобы внятно петь песни, и кому ты тогда будешь на фиг нужен? Вот что такое Духовность, друг мой, помни о ней и страшися.

Но предположим, что ты успешно вынес испытание Духовностью и можешь двигаться дальше самостоятельно, без бригады «Скорой помощи». Теперь мы, помолясь Настоящему Року, приступим.

Тексты в отечественной поп-музыке, друг мой, подразделяются на три категории, а именно: на хорошие тексты, на тексты Настоящего Русского Рока и на тексты, Которые Хиляют. Мы с тобой пройдемся по все трем, однако последняя категория так обширна, что мы оставим ее на другой раз, когда я тебе поведаю, опираясь на данную двумя днями раньше классификацию современной отечественной поп-музыки, особенности, присущие каждому из означенных там стилей. Пока же мы попытаемся осилить первые две темы.

Но прежде — несколько общих слов. Музыкант! Между нами говоря, текст в поп-песне — дело сорок пятое, что с успехом доказала достославная группа Sex Pistols, снабдив свой главный хит всего несколькими неприличными ругательствами, за каковые — вот ведь гримаса судьбы — и была публично отхуячена полицией. Сие, однако, не помешало ей в большинстве списков, составляемых высокоумными критиками, оказаться со своим альбомом сразу после Альбома Всех Времен И Народов про некоего сержанта Пеппера, сочинители коего, кстати сказать, тоже были не пальцем сделаны и в одной из песен просто заебенили текст цирковой афиши, а главный ихний ответственный за тамошнюю Духовность, известную как «Пис» aka «Мейк лав нот вар», который был Велик настолько, что сообщал эти два понятия на протяжении нескольких дней сотням тупоумных журналистов, возлежа в постели с женой, кою многие принимали за домашнее животное, столь она была хороша, — так вот, этот Великий человек прямо заявлял, что в песнях его ни хуя никакого смысла нету, и пускай парятся музыкальные критики, а он будет только смеяться. Между нами, он-таки досмеялся, но это очень грустная история о том, как полоумный пристрелил странного, не очень умного, но очень несчастного человека, приняв всерьез все, что тот говорил, преисполнившись мессианского духа, каковой дух, в полной мере присущий и нашим Русским Рокерам, еще не довел их до аналогичного конца исключительно потому, что какие-то звери до сих пор препятствуют Народу-Богоносцу носить огнестрельное оружие, не понимая того, что если уж он Богоносец, то и «волыну» как-нибудь носить сумеет. Но ты не ссы, Американская Стрелковая ассоциация нам поможет, рано или поздно препона эта будет устранена, и ты вполне можешь кончить жизнь, как тот странный несчастный человек, так что прикинь и эту перспективу, пока на нас с тобой тут опять что-то ебнулось. Не пугайся опять — это Дурак, Который Ходил За Солнцем, его оставил тут шутник дядя Костя, чтобы тот ему дома в тапочки не гадил, а тот, как есть дурак, влез на самый верхний стеллаж и вот пизданулся, нету его теперь и некому искать больше Солнце. Не говори ничего дяде Косте, а то он тоже поставит тебя на тумбочку и потребует декламировать следующий свой стих:
Я никогда не жег чужих городов,
А свои не берег!,
а потом объяснить, почему Юрий Лужков еще не взял на вооружение этот безусловно полезный слоган. Или же заставит орать «Мы вместе!», а потом хитровыебанно станет спрашивать — в каком? И если тыпо своей ослиной школьной привычке ответишь: «В жопе!», то с тобой произойдет в точности то же, что произошло бы в случае, если бы дядя Юра усомнился в твоей преданности делу Духовности…

Так вот, друг мой, я мог бы привести тебе сотни примеров, когда песня с дегенеративным текстом становилась Гимном поколения, расписав, в частнос ти, историю сочинения с примечательными словами «би боп а лула шиз май бейби», не говоря уж о «шизгаре» какой, но, друг мой, если тыпришел в этот мир сочинять Гимны поколения, я, пожалуй, оставлю тебя одного и позову санитаров. Если же нет, то послушай, что я тебе расскажу о хороших текстах.

Сразу хочу тебя предупредить, чтобы ты потом не тыкал меня мордой в салат, что тут универсальных советов нету, а то каждый ишак в три дни научился бы писать хорошие песни, и настал бы рай на земле. Чтобы писать хорошие тексты, надо прежде всего иметь талант — не крути башкой, лопух, он тут на стеллажах не валяется. Талантами распоряжается Бог, а стал бы Бог возиться с такой хуйней, как рок-тексты, скажи мне на милость? Вот потому здесь я, а не он. Правда, в последнее время сложилось мнение, что талантами назначают музыкальные критики и Деньги. Насчет первого — зависит от того количества глянцевых и полуглянцевых журналов, что ты поглощаешь в день. Если их количество достаточно, то ты вполне можешь себе так считать до самой старости — главное, чтобы журналы не убывали. Насчет денег же скажу тебе прямо: мнение это придумано жадными людьми, которые, дай им волю, пиздили бы у старушек кошельки из карманов, но, поскольку воли им не дают, они полагают, что пиздят их все, кроме них, и оттого при каждом удобном случае произносят ублюдочную фразу «на хер талант, когда есть деньги». Впрочем, тебе тут опасаться нечего: все бабло сгребает так называемая «попса», за что ее дополнительно и ненавидят упомянутые жадные люди, а рокеру или электронщику приходится клянчить на каждом углу, чем и объясняется общая ноющая интонация всякого из них, кто берется давать в газете интервью — он просто привык и по-другому не умеет. Так что, если в тебе есть капля достоинства — забей, а если нету — все равно забей, потому что одно посещение Горбушки вселяет смирение в сердце всякого поп-музыканта, посему можешь сбегать пока туда, а то тут на нас что-то опять ебнуться собралось. Ничего страшного, это усталый музыкант, он просто был сегодня немного пьян, я потом смету его в совочек, и никто ничего не узнает. Сходил на Горбушку? По глазам вижу, что да. Продолжим.

Итак, нет универсальных советов, но есть рекомендации. Как говорил мой коллега, «стишки всякий, у кого четверка по русскому в школе была, писать может, а вот тексты песен — это проблема». Первый идиотизм, который совершают начинающие музыканты, заключается в том, что они сочиняют именно стишки — в рифму, каким-нибудь хореем, привычным со времен «дяди Степы» (не ссы, это не Настоящий Рокер, по роже не даст) — а потом пытаются натянуть этот хорей, как гондон (заулыбался, блин! знакомое слово, наконец, услышал!), на первый блатной аккорд, удивляясь, отчего это у них вместо Крутого музла выходит мудацкая частушк а типа «Моя девушка такая, вся такая-растакая, что таковее девчонки прямо просто не бывает». Кстати, запиши эту хуйню — она нам понадобится, когда мы перейдем к третьему виду текстов, о котором речь — позже. Пока же хочу сообщить тебе, что хороший песенный текст чаще всего лаконичен, образы его внятны, рифмы, если не лезут, не насажены на конец строки жопой, а просто отсутствуют, если же присутствуют, то в глаза не прут, чтобы опять не вышло блатного романса. Приветствуются также грамотные слоганы, которые даже поебень всякую человекообразной могут сделать, ибо заседают в голове наподобие «хуков» у «попсы». Если же тебе удалось сделать невозможное и сочинить не-поебень, то таковой слоган способен поднять сердца и души. Не лыбься, болван, я сейчас серьезен. «… И упасть, опаленным Звездой по имени Солнце»… пардон, расчувствовался. Забудь. А то еще решишь, что это ты сочинил.

Кстати, именно потому примеров хороших текстов я тебе намеренно приводить не буду, ибо второй идиотизм, который совершают лабухи вроде тебя, заключается в том, что, услышав, будто такая-то песня является хорошей, они принимаются пиздить из нее в хвост и гриву, отчего на свет рождаются всякие Чижи с компаниями. А поелику Чижу уже успели вручить внушительную калошу, тем более ценную, что он обтряс не кого-нибудь, а самого Сантану, твои шансы даже на этом поле равны нулю. Разве что ты свистнешь песню Yesterday или California Dreamin’ и споешь под нее что-то вроде «под подушкой остался твой помятый чулок». Тут тебе, возможно, даже правительственную награду вручат — их теперь дают всем, кто что-то свистнул или откуда-то слил по-крупному, вот Саньке Хинштейну дали какой-то Орден почетного колхозника, а ведь я еще помню, как он пьяненький плясал перед начальством, как Никитка-кукурузник перед Отцом Всех Народов.

Есть иной вариант нахождения хорошего текста. Вот расскажу я тебе историю: была во времена «постпинкфлойдовского» периода творчества Бориса Борисовича такая группа «Странные игры», о который ты ни хера не слышал, ибо нет ее давно, и по достаточно печальной причине. Так вот, когда была она, люди, что решали ее репертуар, рассудили, что ни хуя они не Пушикны и даже не Пейджи с Плантами, и потому, самоумалившись, сделали великий подвиг, точнее, два, ибо самоумалиться в те времена уже означало примерно тоже, что тебе сейчас ляпнуть при дяде Юре, что у группы Виа Гра есть хорошие песни — то есть настоящий человеческий поступок (закрой, наконец, хлебало и гогочи, только когда я скажу, что смеяться можно). И так, самоумалившись, они решили петь песни, положенные на тексты всевозможных хороших и не очень поэтов: тут последовал третий подвиг, ибо им удалось не только это, но даже и то, что стихи поэтов не звучали стихами, а звучали, как песенные тексты, а все потому, что была у них правильно сделана музыка, о чем у нас с тобой речь совсем впереди и ты даже не мылься, ибо такое получается один раз, а потом идут «постпинкфлойдовики» и блеют Вертинского так, что позавидовал бы архар, а сам Вертинский, буде возможно, восстал бы из гроба, обошел бы все магазины и все дома и уничтожил бы все свои пластинки, как некогда великий русский писатель Гоголь — свою поэму «Ганц Кюхельгартен».

На сем, друг мой, кончаются советы относительно написания хороших текстов, и ты даже можешь плюнуть на все мои верхние наставления, ибо хорошие тексты человек берет из своего таланта, своей души, разума и мудрости, и как это происходит — тайна великая есть. А если ты и сейчас начнешь скалиться, то я тебе, не дожидаясь дяди Юры, вышибу все зубы самолично, чтобы ты потом мог шашшкажывать вшем, как беждарная прешша ебенит талантливых мужыкантов.

Теперь перейдем ко второй теме — а именно текстам Настоящего Русского Рока. Возможно, ты слышал такое богатое слово, как «логоцентричность»… подожди-ка, на нас опять что-то летит. А, это полковник Васин наебнулся вместе со своей молодой женой… он, бедняга, хотел вернуть свою землю себе, но там какие-то быки в красных пиджаках ему объяснили, чья это теперь земля, и он, несчастный, приехал без ног на каталке сюда век доживать… ну ничего, одним полковником меньше — одной неучтенной боевой единицей больше, держи ствол, лопух, повезло тебе. Жену только жалко — молодая была, ни при чем тут, приплели ее для рифмы. «Женой-домой», смекаешь? Вот тебе первый урок по части составления Настоящих Текстов Настоящего Русского Рока — если рифма не идет на ум — хапай какую-нибудь не пришей к седлу корову и бабахай ее в текст. Обязательно найдутся люди, которые за этой коровой узрят великий смысл, ибо заранее объяснено им было, что в Настоящем Русском Роке все преисполнено смысла, ибо Рок этот призван сказать правду… есть некоторая корреляция со словами Влада Валова, о которых была речь вчера, но ты на нее не обращай внимания — она, скорее всего, случайна.

Итак, «логоцентричность»… застегни штаны, подонок, «гомосексуализм» — это тоже богатое слово, но из другой книги… «логоцентричность» означает вот что: если взять воображаемые весы, и на одну их чашу бухнуть музыку, а на вторую — текст, который она сопровождает, то эта последняя чаша пробьет стол и пол и уйдет в землю так глубоко, что Святогор отсосет ее вынимать, как отсосал однажды уже. Ибо на взлетевшей вверх чаше будет лежать три аккорда, тогда как на ушедшей в землю — столько пиздежа, сколько телеведущий Александр Гордон не напиздит, живи он хоть мафусаиловы веки. Причем если тыпопытаешься этот пиздеж размотать, то навек присядешь вместе с башкой Святогора, ушедшего в землю, как вот товарищ Сухов сидел рядом с лысым Спартаком Мишулиным. Ибо слова в пиздеже сем сцеплены друг с другом так хитрожопо, как и Дэвид Копперфильд не навертит. Вот примерчик:
Тронь лицо мое мокрой веткой
Свежей след оставь по щеке
Мозг изъеден мой гарью едкой
Пальцы тянутся к взрывчеке
Дай глоток воды расцелебной,
Вымой волосы под дождем.
Может, станешь мне расцаревной,
Может ядом жгнешь. Подождем.
Да только в голую степь ушло еще одно лето
Воет ветер дождем, темнеют рек рукава.
И остывает ладонь в разгул губами согрета
Мечет смертным крестом, который сам ковал, ковал
Долгим бегом-бегом пытался наверстать
Стал угрюмо пегий, забыл встать.
Россыпь трогал, трогал, кусал репейник крут.
Вывернули локоть в беде крут
Гон в полдень безымянных.
Гон в полдень без исхода.
Слушай выстрелы на закате.
Помни по утру блеск ружья.
Как теряет рога сохатый
Проебал? Че ты сидишь, сохатый, как будто рога потерял? Че ты стал угрюмо пегий? Че ты жгнешься глазами? Россыпь трогать тебя, что ли, заставить? Что, понял теперь, что рано тебе на «динозавр-рок» закидываться? А я тебя предупреждал. Да приди в себя, а то счас лицо мокрой веткой трону, ох, и трону. Ну вот, завращал глазами. Жить будешь.

Короче, смысл такой: ты — Поэт. И вся недолга. То, что позади тебя какие-то ослы шуршат руками по струнам, тобою должно восприниматься как неизбежное зло. Ты — Поэт, то есть, больше, чем Поэт. А стало быть, имеешь право срать на русский язык. Кто он такой, этот русский язык, что ты ему подчиняться должен? Пусть он тебе подчиняется. Потому что ты больше, чем Поэт. Ты — Настоящий Рокер.

Это первое. Второе — ты, как Богочеловек, совершенно не обязан отчитываться перед людишками, что означает вся та хренота, что ты написал. Ты ж фактически Евангелие будущее пишешь. В связи с этим, кстати, тебе непременно надо освоить язык метафор и притч, ибо ими и написаны Евангелия. Чем больше метафор, метонимий, синекдох и прочих тропов — тем мощнее. Неважно, что ты не знаешь всех этих слов, что я тут наговорил. Метафора — это когда хуй знает что делает хуй знает что. Вот пример:
Она нежно целует Солнце,
И Солнце встает
И стоит как кол,
И никогда уже не упадет.
А вокруг нее звездной россыпью
Короли и пэры.
И глядит с высот, недоступных мне,
Данте Алигьери,

И считает круги.
А мы смотрим в стакан,
И там внутри,
Hа забытой богом Земле,
Живут такие же, как мы,
Одинокие пиплы.
Чуешь, да? Солнце стоит как кол, а Данте Алигьери считает круги. Красиво и на «еб твою мать» похоже. А это, друг мой, и есть главная цель всякого текста Настояще

18.08.2005 20:16:16

Всего голосов:  3   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  1   
зачёт  2   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  0

 
Смотреть также:
 
Рондарёв Артём
 
 
  В начало страницы