Tsura tse tse Раздел: Kult прозы Версия для печати

Пиринейское счастье

Несколько тысяч лет назад через ущелье Каркасcон кельты шли на север, оставляя на скалах странные изображения своих крестов.

Потом в эти места пришло христианство и оставило храмы, построенные до разделения церквей. Потом эти горы приняли еретиков-катаров, и опять камни свидетельствуют о непреходящей силе культурного самовоспроизводства, обретающей всякий раз новые формы, подобно тому, как под воздействием хорошего лекарства здоровые клетки находят силы жить в окружении раковой опухоли.

Это — Каталония. Каталонский язык — что-то вроде мовы — не испанский и не французский. Католический священник служит на нем раз в два месяца, приезжая на праздники в местную церковь, а дети учат его в начальной школе. В этих скалах пастухи складывали свои временные хижины из камней, и было это в 15 веке. Но, как известно, нет ничего более вечного, чем временные посадки — так они и стоят до сих пор и ждут возвращения своих хозяев… и кажется их ожидание не бессмысленно.

В нескольких километрах вокруг этих хижин растут и ширятся муслимские аулы с алжирскими иммигрантами… но заглянем-ка на пару десятков лет назад, в начало восьмидесятых, когда…

…фловер повер безнадежно шел на нет. Империалистические войны закончились и выродились в захват Фолклендских островов, а терроризм еще толком не начался. Мир неумолимо катился в финансовую стабильность, роскошь и люксори. Стареющие хиппи, снесенные в кювет истории стремительно развивающимися комьютерными технологиями и киберпанком, сменившим традиционные галлюциногены, нуждались в тихом прибежище. В меру комфортном, в меру удаленном от цивилизации и юрисдикций прогибиционистов, но не настолько, чтобы ежегодно страдать от азиатского поноса и плевать на медицинскую страховку беззубым от героиновых передозов ртом. И такое место после осточертевших скитаний по холодному Тибету и грязным Гималаям открылось: и было оно Пиренеями.

Таким увидели его первые современные переселенцы:

Солнечной радиации с избытком хватало для того, чтобы возблагодарить лигалайз и окупить 2000 евро годовой абонплаты за аренду солнечных батарей, а солнечных батарей с избытком хватало на то, чтобы устроить трехчасовой концерт группы Gong. Местные полицейские регулярно наведывались в те места с добрыми намерениями: ребята, у вас тут растет самая лучшая трава (а до развратной Барселоны — всего-то 200 км). Кроме травы, рос виноград и любая плюнутая в землю косточка. Пчелы исправно давали мед, а термальные источники — теплую воду.

Руины 17 века, при наличии пары рук, растущих откуда надо, превращались в добротное жилище, в котором можно было жить, растить детей,

заниматься каталонскими народными промыслами для сбыта туристам в Перпиньяне, держать лошадей и гостиницу для приезжих. У отцов-основателей была мысль открыть здесь школу творчества и приглашать со всего мира тех, кто владеет изящными искусствами и ремеслами и хочет передать свое умение другим. Или научиться чему-нибудь в наше время, когда ощущение материала на кончиках пальцев сменяется универсальным умением писать на компьютере, а понятия «артизан» и «брикольяж» в современных умах легко путаются с грильяжем в шоколаде.

Ну вот примерно так рос себе, рос да и вырос хутор Юголс недалеко от городишка Риа, что на Юго-Западе Франции.

Детей здесь принято рожать до поздна — и в сорок и в пятьдесят лет. Шестидесятилетние мужчины с тлеющим косяком в углу рта талантливы и трудолюбивы. Женщины того же возраста раскованы и питают склонность к фенечкам, дредам и широкополым шляпам. Вечерами здесь устраиваются импровизированные концерты — каждый раз можно послушать что-нибудь новенькое (в деревне всегда гостит кто-нибудь из музыкантов). Эклектичные хипповские идеи постепенно забываются, ведь никакого мировоззренческого единства никогда не было и нет — каждый хуторянин исповедует свою религию и философию, и вот уже поселенцы, получив французское гражданство и прописку — домициль, номинально превращаются в каталонцев.

А вот подросло и первое поколение детей, родившихся в этом герменевтическом мирке от пап-мам, приехавших сюда со всего мира. Дети разных родителей уже говорят на одном языке, поют хором каталонские песни, режут по дереву тарелки с каталонскими мотивами, став культурными каталонцами. Можно даже сказать нативными. Забудут ли они свои праздники лет через десять?

Пиринейские городки все примерно одинаковые, если смотреть с горы, то выглядят вот так:

а если к ним спуститься поближе, то вот так:

За городом — гора Канигу. У неё снежная вершина.

Население пиренейское растет не только за счет деторождения. Каждый год в ближайшие городки приезжает кто-нибудь на постоянное житье. Студенты из Китая получают студенческую визу в Перпиньяне, после чего забивают на учебу и работают в общепите. Арабская диаспора растет как на дрожжах. До недавнего времени это были миролюбивые франкоговорящие алжирцы, приехавшие к своим французским родственникам, тихо плодящие младых французов за социальное вознаграждение и попивающие кофий на берегу моря. Но времена нынче не те. В Перпиньяне в прошлом году был убит цыган и «житаны» устроили резню среди арабов, арабы в отместку громили магазины и машины, попавшиеся под руку и в город была введена полиция. Каталонские арабы — это конечно не шейхи, скупающие целые кварталы на Елисейских полях, но уже набрались достаточной наглости, чтобы разуметь, что политкорректность всегда работает на них. Что можно у вас купить, чего я никогда не куплю в Москве? А что я могу у вас увидеть, кроме бортика автобана и обнесенной глухим бетонным забором земельной собственности транснациональных корпораций? Пиринейские горы спасают замкнутый мир каталонцев, разбросанных по хуторам, уже не только от стремительно теряющей самобытность глобализирующейся Франции, но и от вошедшего в силу арабского влияния — попробуй, сука, скажи мне что я, араб, обозвал тебя сукой, и я засужу тебя, суку. Так стоит ли мне к вам ехать?

А пока…

Пока немцы, датчане, французы, испанцы, украинцы и русские просто ходят и ездят друг к другу в гости по хорошим проселочным дорогам. Можно вот например прогуляться 6 км из Юголса в городок Рию до ближайшей мэрии и муниципалитета, чтобы оформить мне приглашение.

Там же, в Рие, и ближайший магазин. Маленькие магазинчики раньше держали арабы. Откуда они поставляли продукты — бох весть, но было очень вкусно. Теперь же везде «Ашаны» с тридцатью восьми кассами, из которых как всегда работают только две. Булочная, анахронизм среднего бизнеса, в этом году закрылась. Почтовое отделение работает — почта выживает за счет того, что представляет собой нечто вроде собеса, кредитного учреждения, обменки и пункта продажи Интернет-телефонных карточек и женских прокладок. Почту имеет смысл оставить в моем отчете хотя бы в качестве последнего посконного сувенира, типа брелока с Эйфелевой башней.

Температура в Юголсе плюс 18 круглый год. Снег бывает раза два в году, в каждом приличном хозяйстве даже лыжи имеются. Рукавиц, правда никто не держит.

В этом году летом вокруг было много пожаров. Но Юголс обошло, тьфу-тьфу.

Хуторяне топчут вино, выращивают в огородах мелкие помидорки и вьющуюся маленькую ароматную тыковку. Крошат песочное печенье, кладут сверху тонкий слой творога и запекают. По убеждениям — в меру аполитичны, но настолько, насколько экономически самодостаточны, а не как воспитанные на зеркале льва толстого россияне, смирившиеся с перманентными революцией и отсутствием будущего. Против европейской конституции голосуют, потому что боятся, что мировое правительство отменит льготы и социальные пособия, а ИКЕА и макдональдс скупят все земли и даже гору Канигу. Где тогда пасти лошадей и растить виноград?

Выглядят они примерно так:

Ну вобщем, люди как люди, даже не скажешь, что вообще стоит о них писать. Да я и не о них пишу вообще-то, а как всегда о себе.

Дело в том, что я все собираюсь поехать туда в гости, но никак не соберусь. А ведь на горном воздухе так хорошо предаваться размышлениям

или делать стильные портреты

Или просто созерцать величие природы вечером

Или утром

Или просто отряхнуть со своей шкуры подсохшую корочку прыщавой туриндустрии и заштампованных взглядов на мир сквозь круглое, как дурацкая печать в каментах, самолетное оконце.

Помечтать то можно, да долго ль ты еще протянешь, мечта моя о далеком пиринейском счастье? Поторопиться что ли тебя убить, чтобы не успеть в тебе разочароваться? А то ведь не придется мне тебя попользовать всласть — растворишься, как кусок сахару, в стакане с глобальной экономикой и дэй ту дэй менеджмент, и останется от тебя только вот этот отчет в картинках. Ндэ, выдуманный отчет о мечте, которой никогда не было…

18.09.2005 09:24:09

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  1   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  8

  • Немец | www
хороший отчет о несостоявшейся поездке. да, надо торопиться жить сегодня — завтра может и не быть.
19.09.2005 06:15:04
  • Вор Он
отличный текст, читал с удовольствием. Ц-ц-ц молодец.
19.09.2005 10:27:08
  • 158advocate
Вот спасибо.
19.09.2005 12:49:17
  • шырвинтъ
Молодец, Цурочька!
19.09.2005 14:31:46
  • Tsura_tse_tse
Пасибо всем вам!
19.09.2005 14:39:19
  • Topal
Дункан Маклауд оттуда.
20.09.2005 12:52:02
  • Альдебаран
Приятная&полезная статейка.
21.09.2005 14:48:05
  • Коминек
ух ты, после твоего описания сама туда захотела, даже по внешности подхожу, бгыбгы, но смущают орабы, понимаишь ли
23.01.2006 14:07:21
 
Смотреть также:
 
Tsura tse tse
 
 
  В начало страницы