Олег Старицин Раздел: Kult прозы Версия для печати

Алхимия

Звонок у Ивана Семёновича звонил звоном блядским. Иван Семёнович звонок этот смастерил своими руками, будучи ещё сопливым школьником, по чертежам из журнала «Юный Техник» (№ 3 за 1974 г., стр. 15, статья «Колокола большого боя в быту»). В этот день Ванечка, будущий Иван Семёнович, стал сиротой, так как папу, скромного бухгалтера не предупреждённого о колоколах большого боя, обнял кондратий, после первого же нажатия на привычную кнопку. Мама же, обрывая ненавистные провода, замкнула на себе электрическую цепь и понеслась вслед за папой испуская искры и вздыбив перманентную завивку так, что соседу, не вовремя вышедшему выносить помойное ведро, до конца жизни снились распущенноволосые валькириии на огненных колесницах.
Ивана Семёновича отдали на воспитание бабушке, старушке глухой и, по причине деревянных протезов, к току не восприимчивой. Бабушку Иван Семёнович добил на тридцать пятом (а у бабушки — девяностом) году жизни скормив ей тибетский грибок, выращенный согласно брошюре «Живите вечно!». Надо сказать, что Иван вообще только тем и занимался, что претворял в жизнь всякие богомерзкие идеи, получаемые им из многочисленных брошюр, книжек и буклетов, которые он заказывал наложенным платежом. Словом был Ваня форменным алхимиком, правда неважным. То есть камень философский он вроде бы находил, да только камень этот всякий раз был почему-то из говна.
А звонок звонил и, пока Иван Семёнович скакал на одной ноге, натягивая трико, соседи уже вышли в коридор и роптали на почтальона, прижимавшего к груди очередной манускрипт в казённой обёртке. Но только вышел Иван Семёнович, как соседи брызнули по своим квартирам как стадо прусаков. Осталась только Марфа, которая скорбно молчала.
С Марфой получилось неудобно… Иван Семёнович выращивал в подвале вешенки (по брошюре «Откройте свой бизнес в подвале»). Всё вроде бы шло хорошо, кроме того, что воняло и в подвал зайти не было никакой возможности, но только полил он свои грибы адской смесью (согласно указаниям в статье «Суперурожай») и стало вонять ещё гаже, а к подвалу невозможно было подойти. К тому же стали исчезать бродячие кошки, а из подвала стало доноситься подозрительное чавканье. Всё бы может и закончилось бы хорошо, да только сожитель Марфы отправился в подвал с бензопилой за соленьями, да так и сгинул. Прибывшие спасатели залили подвал напалмом, а после вытащили ногу в китайском кроссовке и грибном соусе. В милиции дело заводить отказались за отсутствием доказательств, что сожитель у Марфы был. С тех пор она безвылазно стоит у дверей квартиры Ивана Семёновича и смотрит с укором на почтальонов (на Самого смотреть боится).
Иван Семёнович высунулся из дверей, расписался на бумажке, цапнул пакет, подмигнул Марфе (та закрестилась) и пропал в своей берлоге, как будто и не было его. Побелевший от пережитого почтальон, побрёл себе тихо по лестнице, непослушной рукою запихивая расписку за пазуху. Марфа завыла.
Иван Семёныч дрожащими руками рвал непослушный пакет. «Воете, воете волки. Ну да ладно, мысль человечью не перевоете, мысль она летит и хрен ты её остановишь!» Нервные пальцы высвободили книгу, Иван Семёнович жадно пролистал первые страницы и принялся выдувать сложные стеклянные конструкции будущего чудо-аппарата.
В ту ночь не спалось соседям, доносились до них звуки ковки, шипение раскалённых заготовок, мерцал призрачный свет в окнах Ивана Семёновича и понимали соседи, что плохо дело дело, новая идея доставлена Ивану Семёновичу и не успокоится он, пока не проверит эту идею крещением огненным. Вспоминались соседям взрывы, отключение электричества, и то как текла из кранов ядовитая жижа. Предусмотрительные выносили вещи. Ближе к полуночи жахнуло. Садануло от души, немногие спаслись. Приехавшие спасатели, разбирая завалы, наткнулись на книжку.
— «Супертопливо. Как получить в домашних условиях заменитель автомобильного бензина из бытового газа и водопроводной воды. Чертежи и теоретическое обоснование», хех, может попробовать, а, командир!
— Да брось ты, хуета одна. Чё ты как дитё?
Спасатель пнул книжку ногой и пошёл, не оборачиваясь, а книгу подхватила трясущаяся Марфа, промычала чего-то неясного, да и съела её. Было Марфе пятьдесят пять лет. Вот такая вот алхимия… А что вы хотели?

25.02.2004 10:38:24

Всего голосов:  4   
фтопку  1   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 2   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  1

  • Бездельник (пьяный)
Очень смешно.
25.02.2004 17:55:55
 
Смотреть также:
 
Олег Старицин
 
 
  В начало страницы