Rips Laovai Раздел: Kult прозы Версия для печати

Бестиарий

Одна моя знакомая как-то раз бухала с мужем и так набухалась, что вырубилась
к хуям. Очнувшись, она заметила, что муж и собака пропали из квартиры. Она
попыталась пойти их искать, но дверь была заперта снаружи. «Ахтунг!» —
подумала моя знакомая. Другая села бы на пол и начала плакать. На крайняк
позвонила бы «девять-один-один». Но это слишком инфантильно. Моя знакомая
поступила иначе. Она открыла окно. Рядом с окном проходила водосточная
труба. Моя знакомая вылезла из окна и полезла по водосточной трубе вниз —
всего-то четыре этажа. Но, будучи телосложения не то чтобы очень крупного,
но все же ощутимого, она своими упражнениями с трубой содействовала, так
сказать, отрыву оной трубы от стены дома. Говоря проще, труба вместе с ней
оторвалась нахуй и моя знакомая в обнимку с трубой йобнулась об землю. Чем
привела в нималое изумление мужа, который возвращался домой, выгуляв собаку.
Ее выписали из больницы на третий день.

Другой мой знакомый искренне уверен, что он — земное воплощение, кажецца,
Шивы, и от того, как он танцует, зависит то, как живет этот мир. При всем
этом мой знакомый Шива большой мистик — он не брезгует страстно молицца в
православных храмах, и даже ставит свечки за здравие и упокой. Он умеет
петь, как тибецкие монахи, и готов это демонстрировать везде, вне
зависимости от незакрытых судимостей собеседника, палева на кармане,
состояний опъянения, наличия милицанероф и просто тех, кто может их позвать.
А позвать их, когда он показывает «горловое пение» может каждый, если это не
тибецкий монах. Впрочем, может и монах позвал бы, ибо зрелище очень
нетривиальное, в особенности для наших неплодородных широт. Еще этот мой
знакомый пишет хорошие стихи. Он пишет их в блокноты, которые периодически
проябывает, утешая себя тем, что на самом деле стихи спиздили. А раз
спиздили, «значит это кому-нибудь нужно».

Когда я еще жил в Питере на Невском, он приехал ко мне в гости. Мы пошли
гулять по вышеназванному проспекту, иногда углубляясь в пещеры проходных
дворов-колодцев. В одном из дворов мы обнаружили культурную питерскую
помойку, состоящую в основном из книг, и разорили ейо. В бумажных залежах я
нашел и сныкал себе книжку про разведчиков и — самое главное — мы нашли
довольно крупную табличку с красной надписью «осталось 1 км». Мой знакомый
поднял табличку над головой и мы вышли на Невский. Табличка плыла над
толпой, под ней плыли наши вдохновенные ибала. Кто-то пристраивался идти за
нами, даже из тех, кто шел нам навстречу. Пристраивались молча, с пониманием
и вдохновением различной степени тяжести. Так крестным ходом мы прошли почти
весь Невский, проинформировав сограждан, что осталось 1 км. Табличка
хранилась у меня дома, но при переезде я ейо проибалЪ, как почти все в моей
жызни.

Еще один мой закомый за плохое поведение был сослан родителями из Москвы, «в
деревню, к тетке, в глушь, в Саратов», точнее, кажецца, в Самару. В Самаре
он продолжил практику плохого поведения: кололся винтом и снимался
феназепамом, в общем, вел себя непринужденно. От этого у него однажды снесло
шифер. Он и до этого-то был не очень… Лёживал, что называецца, в доме
скорби. А тут заскорбел головой по полной. Причом с потерей памяти. Когда
сознание вернулась, проибав по дороге память, он обнаружил себя в Москве,
испугался, удивился и затосковал еще больше. Потому что как он перенесся из
Самары в Москву — науке было неизвестно.

Но еще больше он смутился, когда память начала возвращаться к нему яркими и
болезненными флэшбэками. Вот он в Самаре ловит машину и выезжает на ней из
города до поста ГИБДД на шоссе, которое ведет в Москву. Вот он там
высаживается и песдует почему-то прямо к гибэдэдэшникам в штаб. Открывает
ногой дверь, идет сразу «к главному», в изнеможении садицца в его кресло и
начинает загибать какую-то историю. Послушать историю набивается полный
кабинет мусоров, которые не вдупляют, что он — наркоман со снесенным
шифером.

Главная боль в жизни этого моего знакомого заключаецца в том, что он
*забыл*эту историю. Он вспомнил почти все, но забыл самое главное.
Пропали дорогой
голливудский сценарий, Венецыанский лев, Оскар, Золотая пальмовая ветвь,
красная ковровая дорожка, сиська Анжелины Джоли в вырезе платья от Версачи,
жопа Дженифер Лопес в вырезе не важно чего, — все пропало.

В общем, выразительно жестикулируя и вращая глазами, задвигает он историю,
вывод из которой заключаецца в следующем: ему срочно нужно на попутке уехать
в Москву. И гибэдэдэшники должны, нет, обязаны ему помочь. Они просто
родились на свет для того, чтобы он к ним пришел и они остановили ему
подходящую тачку, которая забесплатно отвезет его в Москву. У них такая
миссия в этой жизни.

Что характерно, мусора верят. Они не пиздят его ногами и не отправляют в
отделение. Они идут ловить ему подходящую тачку, пораженные его рассказом.
Пока прецтавители власти работают на дороге, мой знакомый пьет чай у
главного в кабинете, сидя все так же в его кресле.

Следующий флэшбэк: фура, в которой мой знакомый едет по просторам нашей
родины, останавливаецца на перепутье. И дальнобойщик говорит, что в Москву —
это прямо. И пусть мой знакомый покинет нах салон афтомобиля, потому что
дальнобойщику надо не прямо, а направо. «Как направо?!» — включаецца в
реальность мой знакомый, снова начиная вращать глазами и жестикулировать.
«Вот ведь гады мусора!» И хотя дальнобойщик уверяет, что до Москвы осталось
недалеко и попуток много, мой знакомый в гневе ловит машину, которая везет
его обратно на тот самый пост ГИБДД на выезде из Самары.

Новый кадр: тот же пост, те же мусора, только с удивленно-перекошенными
лицами. Мой знакомый кричит и рыдает, как оперная дива, которой
недоброжелатели положили в лифчик пиявку. «Я же просил *в Москву, в Москву*!»
Он страдает, как три сестры, ломает руки, как Вертинский на концерте и
закатывает глаза, как взбесившаяся девочка в фильме «Экзорцыст». Мусора
убегают ловить машину во второй раз.

Последний кадр — пробуждение в Москве без денег, памяти, чести и совести.

Но время все улаживает. Мой знакомый снова отправлен в Самару, не торчит,
ничего не помнит и стараецца не заморачиваца этим вопросом беспамяцтва. Папа
дал ему попользовацца своим джипом, а это интересно и увлекательно. Это
лечит даже лучше чем время. И вот едет мой знакомый на джипе из предместий
Самары собственно в Самару. И его останавливают на посте ГИБДД. Да, на том
самом. А он еще ничего не помнит, о нет. Он опускает на джипе стекло. В
окошко заглядывает мусор и меняецца в лице. Мусор радостно зовет своих
товарищей. Мой знакомый ничего не понимает и начинает от непоняток вращать
глазами как в лучшие годы. А мусора радостно восклицают: «Ну да! Конечно это
он! Ну как ты, братан? Как там, — их лица делаются серьезными, — уладились
твои дела?». У «братана» случаеца первый болезненный флэшбэк. Он частичн о
вспоминает, *как* он полгода назад попал в Москву. На лбу колосицца испарина
страха и стыда. Что делать? Какие нахуй дела? Что, боже, что он им наплел?

«Нормально дела», — слабым голосом отвечает мой знакомый, отодвигаясь в
глубину между сиденьями. И, для убедительности добавляет: «Вот — на джипе
езжу…» Больше он сказать ничего не может, ибо не помнит и боицца сказать не
то. Гибэдэдэшники со значением переглядываюцца между собой. «Ну, братан, —
говорят ему в окошко с придыханием, как перед стопкой вотки, — ну… ну ты
это! Чтобы всё! Было типа того!» — больше от избытка чувств прецтавитель
власти сказать не может. Мой знакомый мелко кивает и делает руками жесты,
уверяющие, что все так и будет. Что все будет заебись. Показывает пальцами
одной руки все, что знает: «окей», «виктори», «мир-дружба», «превед,
дефчонки», а другой рукой выкручивает руль и дрожащей похолодевшей ногой
жмет на газ. Мусора машут вслед.

От страха мой знакомый сдержал обещание. Сошелся снова с любимой девушкой,
бросил торчать, вернулся в Москву и собираецца стать отцом. Одно плохо: что
он наплел тогда — не помнит. Что же это было? Чем можно так растрогать
гибэдэдэшников? Господи, чем?

Мои знакомые — очень понятливые люди. Например, у одного из них я спросил:
«Чем можно вывести эти следы?» и показал свои щиколотки с синюшными
горизонтальными полосами. Мой знакомый без церемоний взял мою ногу двумя
пальцами, поднеся ее к глазам. Роняя сигаретный пепел прямо мне на копыта,
он сказал: «Ничем». Я предусмотрительно добавил: «Тогда не надо спрашивать,
откуда это у меня взялось». Он взглянул на меня устало, как черепаха
тортилла: «А че спрашивать-то? Проводом тебе ноги связывали». Я удивился. Он
удовлетворенно добавил: «Телефонным скорее всего. Само пройдет». И
действительно — телефонным. И действительно — прошло.

А еще у одного моего знакомого на шее очень красивые шрамы, и они не
пройдут, потому что его душили струной от рояля. Очень романтично, гораздо
лучше чем ноги телефонным проводом.

Среди моих друзей и знакомых не только маньяки, уголовники, воры и
проститутки, как считает моя мама. Нет. Попадаюцца программисты,
верстальщики, художники, музыканты, поэты, писатели, банкиры, манагеры
крупных американьских контор, фотомодели, психиатры, адвокаты, депутаты,
штурманы гражданской авиацыи. Почти все — умные, свецкие, образованные люди.
Но все, к сожалению, норкоманы. И отчасти маньяки. Некоторые по
совместительству — воры, уголовники и проститутки. Если их собрать вместе и
дать задание уничтожить мир, то они его уничтожат. Или спасут. И от того,
как они танцуют, зависит то, как живет этот мир. Я, например, просто считаю,
что эти люди умеют жить.

18.05.2006 10:53:42

Всего голосов:  8   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  2   
в избранное 6   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  7

  • wave
понравилось
19.05.2006 13:18:17
  • 12345
Отлично.
19.05.2006 14:14:54
  • Иска
Да, эти люди жить умеют, ибо не жить а Жить, в чем собсно и вся разница. Первое никому не нужно, а второе для многих не возможно.
Автору спасибо.
19.05.2006 23:18:34
  • Местные
На фоне предыдущих текстов автора — хуйня, конечно же.
А так ничего, читать можно.
20.05.2006 02:03:11
  • Урюк
терпимо.
люблю такие штуки про разных уродоф четать
23.05.2006 11:35:36
  • контра
поебень,
если взяться и сравнить
23.05.2006 11:44:50
  • Goutya
история с ментами рулит
24.05.2006 11:46:15
 
Смотреть также:
 
Rips Laovai
 
 
  В начало страницы