Анатолий Юркин Раздел: Наука и религия Версия для печати

Гипотеза о русской пассионарности: конопляный рай: миф или правда?

Товарное движение наркотиков и массовая иммиграция выходцев Юга - закономерности универсальной истории мирового развития. Но проблема роста оборотов нелегальной торговли наркотиками обозначилась там и тогда, когда и где начались ранее небывалые цивилизационные войны. В середине XIX века в Китае и в центральной Азии опиумная цивилизация выступила против цивилизации конопли (русского мира).

У опиума ("опиумных" народов) не было никаких шансов состояться мировым игроком до тех пор, пока для русского человека конопля и лесостепные травы были хозяйственными и оккультными скрепами Евразии. Русские были сильны как межплеменная общность коноплеводов. Установив столь простой и более чем очевидный факт, враги Российской империи предприняли ряд смертельно опасных шагов.
В торговлю опиумом с Китаем индустриально развитые Англия и Франция вкладывали огромные средства. Этот механизм включился с началом первой "опиумной войны" в 1840 году, но на полную мощность маховик раскрутился где-то во времена Крымской войны. Затем еще больших успехов добились японцы. Финансирование японцами первой русской революции 1905 года стало надводной частью, свидетельствовавшей об участии островной монархии в войне опиума против конопли.

Русская нация ступила на путь деградации тогда, когда оторвалась от коноплеводства. Русский мир как цивилизация конопли был подрублен в годы Первой мировой войны и в революционное лихолетье. Политический и государственный крах русского мира был предопределен с того момента, когда - по разным причинам, в том числе из-за поспешной индустриализации - прервалась пуповина, соединяющая нацию с коноплей. К подобному взгляду на русскую историю легко прийти при чтении насыщенной фактологией статьи С.Е. Панина "Потребление наркотиков в Советской России (1917-1920-е годы)" ("Вопросы истории", 2003, №8).

Заметим только, что в ХХ веке именно после Октября выросла ростовщическая прибыль от торговли наркотиками, поднял голову международный терроризм и окрепла организованная преступность. Эти очевидные факторы глобализации возросли исключительно на "опиумном" сырье. И это еще спорный вопрос, было бы человечество ввергнуто в нынешний социальный ад, сохрани русский человек национальную приверженность конопле. Русские позволили себя втянуть в игру, о правилах которой им не рассказали. Но можно было бы и догадаться. Достаточно присмотреться к урокам русской истории.

Одной из неизвестных страниц отечественной истории остается тот факт, что дань Хазарии славяне платили, в том числе, коноплей. Ростовщическая Хазария поднялась на пустом месте благодаря тому, что иудейские купцы агрессивно оседлали товарные потоки славянского коноплеводства. После отказа славянских племен делиться коноплей Хазария потеряла былую экономическую мощь.

Еще перед большими проблемами оказались ученые, занимающиеся традиционным русским питанием. Первым опасность почувствовал и в беседе ее озвучил историк русской кулинарии и театровед П.В. Романов, к сожалению, скончавшийся в прошлом году. В чудовищный методологический тупик зашел наш современник из Воронежского государственного аграрного университета. В статье "Русская культура питания в первой половине XVIII века" ("Вопросы истории", 2003, №3) кандидат культурологических наук А.В. Шипилов попытался взять неподъемный вес. Исходя из исторических источников, полагаясь исключительно на сохранившиеся ведомости и казенные бумаги, честный и умный исследователь не смог решить теорему об энергетической ценности рациона русского работника. С одной стороны, русские мужчины были невысокого роста и щуплого сложения. Как точно выразилась одна женщина, "наши предки могли бы одеваться в магазине "Детский мир". С другой стороны, заселение Евразии потребовало огромных энергетических затрат.

ОТКУДА ЧЕРПАЛАСЬ ЖИЗНЕННАЯ ЭНЕРГИЯ? Будучи историком традиционной (назовем ее - товарной) школы, воронежец Шипилов завышал планку потребления общеизвестных продуктов. Вплоть до абсурдных показателей. Что вызывало у самого исследователя закономерные оговорки. "По сравнению с современными нормами, это, конечно, много", недоумевал Шипилов, по поводу раблезианских объемов потребляемого хлеба и соли. Но таковы тупики отечественной историографии, не замечающей "ФАКТОРА ТРАВЫ". Следуя ложной традиции, Шипилов вынужден был озвучить математические расчеты, согласно которым русский работник за день съедал от трёх и более килограммов печеного хлеба. И это при том, что "при употреблении 1,5 кг печеного хлеба в день в организм поступает 10 г соли". Это не историческое исследование, а кошмарный сон современного диетолога! Согласно математически точным расчетом, произведенной в ошибочной парадигме отечественной исторической науки, наши предки должны были умирать от камней в мочевом пузыре, где-то не дожив до 20 лет. Целыми поколениями.

Увы, российская историография оказалась мало правдивой историей Отечества. Осознавая тупики отечественной историографии, в переписке со мной российский историк Шипилов ищет выход за пределы исторических стереотипов, из круга порочных штампов. И оказывается близок к нему там, где обращает внимание, что "список культур, о которых мы можем с уверенностью сказать, что они выращивались славянами в VI-IX вв. и, соответственно, употреблялись в пищу, весьма невелик: полба, мягкая пшеница, просо, ячмень, яровая рожь, овес, бобы, горох, еще чечевица, мак, лен, конопля, репа, листовая капуста".

Итак, осознав проблему, автор статьи "Русская культура питания в первой половине XVIII века" вернулся к изначальному посылу и отчетливо высказался о конопле как растении, "употреблявшемся в пищу". На мой взгляд, Шипилов приблизился к важному научному открытию, когда "логично предположил, что в пищу употреблялось большое количество различных (! - это настоящий прорыв - А.Ю.) видов дикорастущих съедобных растений". Шипилов трижды прав! Традиционная историография пытается убедить читающие массы в том, что хлеб был инструментом строительства русской нации. Но это половина правды. Какой хлеб? Из чего? С какими примесями? Какого помола? Если хотя бы на секунду поверить официозу, то любая имитационная модель нарисует образ нашего предка, внешне схожий со сто пятьдесят килограммовыми пожирателями гамбургеров из фастфудных США. Подозреваю, что еще большие открытия ждут исследователей, которые обратят внимание на энергетическую калорийность мяса домашних животных, вскормленных на "конопляной" диете.

Правда в том, что в русской истории хлеб и другие продукты всегда употреблялись С ТРАВЯНЫМИ ДОБАВКАМИ, влияние которых на организм человека еще предстоит изучать. Попытки реконструировать рацион питания русского работника останутся прожектерством до тех пор, пока ученые не примут во внимание полуфабрикаты из натуральных трав, при употреблении которых восстанавливалась костная структура, очищалась кожа, укреплялись зубы и росли густые волосы. Заваленные текстовым и идеологическим мусором, мы плохо знаем реалии жизни наших предков, взявших на узкие (не богатырские) плечи обязанности государствообразующей нации. Поэтому продавцы "гербалайфа" (травяного чая) богатеют на перепродаже заново глупцам и Иванам не помнящим родства открываемой "русской Америки".

Согласно материалам из "Земледельческого журнала" (1836, №2, стр. 184) с 1760-х годов сибирские крестьяне на Камчатке "возделывали также пшеницу, овес, ячмень, коноплю". В 1828 году после сбора "40 пудов конопли на всем полуострове" "пришлось начинать дело заново", - огорчался З.Д. Ясман в заметке "Начало русского земледелия на Камчатке" ("Вопросы истории", №10, 1975, стр. 210). В 1830 году "под наблюдением Черных крестьяне посеяли свыше 133 пудов ячменя... 36 пудов конопли" (стр. 211). О чем здесь говорится? В самом "начале русского земледелия на Камчатке" - когда существовала реальная угроза цинги - конопля засевалась десятками пудов! Год за годом единичные упоминания о конопле были незаметной мелочью, оправданной интересом к земледелию. Трудно человеку с улицы объяснять, насколько иная картина мира открывается при просмотре подшивки журнала "Вопросы истории" за последние 30 лет.

Русский мир без коноплеводства так же не представим, как крестьянское хозяйство без ВЕРЕВКИ. Поэтому становление и функционирование русской нации как покорительницы Евразии следует изучать в разделе "Химия и жизнь". Точнее, "Биоразнообразие природы и социум". Ибо ПАХУЧИЕ ТРАВЫ были растительным модулем, в котором русский человек находился от рождения и после смерти. Согласно закону "русской конопли", по всей Евразии (от Беларуси до Камчатки) российский земледелец всегда собирал один пуд конопли на 10 пудов ячменя. За одну весну 4 наемных работника поднимали 10 десятин пахоты и разводили травы на площади от 20 десятин. Так обеспечивался плацдарм выживания цивилизации. Так функционировал ныне утерянный "конопляный рай".

Компьютеризированному подростку многое объяснит сравнение конопли в русском хозяйстве с ролью нефти в экономике современности. Коноплеводство - авангард и основа русского земледелия. Коноплеводство - растительная тень русской истории. Коноплеводство - инструмент национальной самоидентификации. Конопля - это синоним русского земледелия. Конопля - био-химическая матрица русского мира. Почему коноплеводство было хозяйственным стержнем русской цивилизации, мира переселенцев, постоянно двигавшихся на Восток и остановленных только океанским берегом? Потому что конопля была КОСВЕННЫМ СТИМУЛИРУЮЩИМ СРЕДСТВОМ, обеспечивающим русских воинов и переселенцев избыточной ЭНЕРГЕТИКОЙ (конечно, без курения травы, а за счет ее вездесущего присутствия - ред. "НП"). Конопля - это ВСЯ русская история. Ни для кого не секрет, что под лозунгом "борьбы с мировым терроризмом" тайная полиция верховодит во внутренней политике страны. Незаконная торговля наркотиками - угроза процветанию современного государства и стабильности бизнеса законных торговцев наркотиками? Не исключено, что борьба государства с коноплей не более чем профилактические меры против возрождения русского самосознания. В наступившую эпоху "опиумной" глобализации, на смену которой идет эра синтетических наркотиков, никому не нужна сильная природными корнями русская нация.

А что страшного произойдет, если не принять концепцию русского мира как самобытной цивилизации коноплеводства? Отечественную историографию ждет падение в великоханьский гегемонизм. На школьных учебниках по мировой истории и прошлого Отечества лежит тень от подступающего культа китайской историографии. Методологическое дно унизительного (но не кратковременного) процесса обозначилось в последних публикациях историографического истэблишмента. Например, у С.А. Нефедова в статье "Монгольские завоевания и формирование российской цивилизации" ("Вопросы истории", №2, 2006 и др.). Мы кушали, как китайцы, - учат нефедовы русскоязычную молодежь. Мы не замерзли в зимние морозы и не умерли с голоду благодаря китайцам, - стращают нефедовы. Но в новом веке для нас - потомков великих коноплеводов - найдется ли уголок на окраине опиумной Ойкумены?

26.11.2006 01:34:40

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  1   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  1

  • Вильгельмина Ардолионовна Бздынь | статус: сочувствующий
Я, кажись, поняла что ж это за раздел такой... Я такими псевдонаучными уравнениями еще в универе баловалась...
30.01.2009 00:47:03
 
Смотреть также:
 
Анатолий Юркин
  • Гипотеза о русской пассионарности: конопляный рай: миф или правда? 1
 
 
  В начало страницы