Анна Никольская-Эксели Раздел: Kult-массовый сектор Версия для печати

Фото на паспорт



Звякнул дверной колокольчик.
Тамара Германовна оторвала взгляд от томика Шопенгауэра и сняла очки.
В дверях, отряхивая зонт цвета мокрого асфальта, стоял высокий бладхаунд. Его крупную атлетическую фигуру окутывал черный кожаный плащ, а на голове красовалась широкополая шляпа.
«Клинт Иствуд, нет, скорее, штандартен-фюррер Штирлиц, - подумала Тамара Германовна. Интересный мужчина!» - она незаметно сбросила видавшие виды тапочки и сунула ноги в лакированные лодочки.
- Ну, и погодка сегодня! - сказал бладхаунд, с широкой улыбкой подходя к стойке.
- Льет как из ведра, - подтвердила Тамара Германовна, нервно теребя Шопенгауэра.
- «Parerga und Paralipomena»*, - прочел незнакомец, взглянув на обложку. – Хм, одно из моих любимых. Как там, в восьмой главе: «Физические истины могут иметь много внешнего значения, но им недостает внутреннего», - чуть смежив веки, промолвил он, приятно удивив Тамару Германовну. Нечасто встретишь привлекательного мужчину, цитирующего твоего любимого автора.
- Вячеслав, - незнакомец протянул руку, и Тамара Германовна заметила, как округлились мускулы его предплечья.
- Тома, - смутившись, ответила она и быстро добавила: - Вам на паспорт или художественное?
- На паспорт, но, если можно, художественно, - пошутил Вячеслав, и оба, словно старые друзья, рассмеялись.
- Проходите в студию, пожалуйста. Вешалка - в углу, зеркало - справа, - пригласила Тамара Германовна, щелкая кнопкой выключателя.
Сняв шляпу и плащ, бладхаунд остался в элегантном костюме-тройке.
- А у вас тут уютно, - заметил он, доставая из жилетного кармана миниатюрную расческу и приглаживая пробор.
- Благодарю. Прошу, присаживайтесь, - Тамара Германовна включила фото-прожектор.
Вячеслав занял место на стуле и поправил галстук.
- Подбородочек чуть-чуть повыше, - бархатным голосом фотографа с двадцатилетним стажем сказала Тамара Германовна, фиксируя штатив и ныряя под покрывало. – Улыбочку!
Вячеслав послушно улыбнулся.
«Какое приятное лицо», - подумала Тамара Германовна и нажала кнопку фотокамеры.

- Когда можно забрать? – спросил бладхаунд, вставая и надевая плащ.
- Завтра после трех будет готово, - несколько разочарованно ответила Тамара Германовна. - Рубль шестьдесят, пожалуйста. Ваша фамилия? – она бросила на Вячеслава свой фирменный взгляд из-под опущенных ресниц.
- Тихонов.
Сердце Тамары Германовны трепыхнулось, а ниточки бровей поползли вверх.
- Это вы?!
- Простите? – не понял бладхаунд. – А! Нет-нет, просто однофамилец, вернее, тезка. До завтра! – Вячеслав улыбнулся и, надев шляпу, вышел. Снова звякнул колокольчик.
Тамара Германовна выключила оборудование, села за стойку и, сменив лодочки на тапочки, раскрыла книгу.
Читать не получалось. В голове назойливо крутилась музыка Микаэля Таривердиева на слова Роберта Рождественского: та-а-та-та, та-та-та-а, та-та...
Тамара Германовна включила телевизор.
- Что общего у кентавров, ангелов и обитающих в тропических странах песчаных блох-саркопсилл? – спросил ведущий у игроков. – Прошу, отвечает Анатолий Вассерман.
- Шесть конечностей.
Тамара Германовна достала из косметички пудренницу и, посмотревшись в зеркало, томно пошевелила усиками.
«Хм, действительно шесть. А ведь я еще ничего. Есть во мне что-то... ангельское...» - взглянув на зонт цвета мокрого асфальта, загадочно улыбнулась она зазубренными жвалами*.

* афоризмы и максимы;
* верхние передние челюсти у насекомых.

02.04.2007 11:55:10

Всего голосов:  0   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  0

 
Смотреть также:
 
Анна Никольская-Эксели
 
 
  В начало страницы