Никита Николаенко Раздел: Kult личности Версия для печати

Происшествие на дороге

Если я не ошибаюсь, это произошло прошлым летом. Был выходной день, стояла хорошая погода, и я собрался поехать на дачу, расположенную недалеко от Москвы, отдохнуть и развеяться от забот. Хозяева дачи – Лена и Саша, были моими друзьями уже много-много лет, проверенные временем и невзгодами, и у них я мог полностью расслабиться. Я знал, что буду вкусно накормлен, что затопят баню, а на раскладушке, установленной на лужайке, я смогу вдоволь позагорать. А перед отъездом буду щедро одарен или воблой, или вкусным вареньем, или еще чем-нибудь - с пустыми руками я не уезжал от них никогда. Собираясь, я предвкушал предстоящий отдых.
Хочу тебя попросить, - позвонила Лена с утра, - захвати с собой, если не трудно, Алешу с его девушкой. Алеша был ее сын, уже взрослый двадцатилетний парень, под стать ему была его девушка, мне они были хорошо знакомы, и просьба Лены не напрягла меня ничуть. Я уже захватывал их на дачу и раньше, ребята подъезжали к станции метро по пути моего следования. Скоро позвонил и Алеша, - возьмешь нас? Возьму, конечно, подъезжайте – ответил я ему. Только знаешь, мы, наверное, немного опоздаем, - добавил он, - ты подождешь нас минут пятнадцать? Подожду, - ответил я, - у метро, как обычно, - и в приподнятом настроении, наслаждаясь солнечной погодой, спокойно отправился на стоянку за машиной.
Со стоянки я доехал до расположенной недалеко станции метро – дожидаться молодежь. Поставив машину на видном месте, я вышел и стал прогуливаться вокруг, отмечая про себя, что на небе ни облачка, значит, день будет жаркий, и можно будет неплохо загореть. Ребята все не появлялись, хотя уже должны были, и я, преодолевая легкое раздражение из-за того, что теряю напрасно время, направился к газетному киоску, купить газету, да почитать ее, что бы время шло быстрее. Минут через двадцать молодые люди позвонили и сказали, что скоро будут на месте. Ну и молодежь пошла! – недовольно отметил я, - никакого почтения к старшим. В свои сорок пять лет я чувствовал себя уже стариком в сравнении с ними.
Наконец, они появились, но в машину не сели. Подожди нас еще минут пять? – попросил Алеша, пожимая мне руку, - мы купим что-нибудь на завтрак. Я чмокнул девушку, показал им на ближайший магазин, и не очень довольный направился развернуть машину, - и чем это они все утро занимались, что даже поесть не успели, бедные?
Минут через десять ребята появились с какими-то йогуртами, пирожными, наконец, уселись в машину, и я, наверстывая упущенное время, погнал за город. Но недалеко от кольцевой они вспомнили, что у них заканчиваются сигареты, и попросили остановиться где-нибудь у киоска. Я выбрал небольшой торговый центр, и припарковался. Молодежь отправилась за сигаретами, а я вышел, и стал прогуливаться рядом, посматривая вокруг. Не было их минут десять. Они появились с другого конца здания, метров за пятьдесят от меня, опять с какими-то коробками в руках, и, болтая друг с другом, не спеша, направились к машине. Что с детей возьмешь? – махнул я рукой, внимательно рассматривая молодых людей. И Алеша, и его девушка, были одеты в одинаковые панамы, цветные рубашки навыпуск у них то же были какие-то похожие, и вид у них был тот еще, на мой взгляд, конечно. Два сапога – пара, - сделал я окончательный вывод, вспомнив, как Лена рассказывала, что дает им деньги на шмотки. В машине молодежь щебетала о чем-то своем, мне не интересном, не запомнилось почти ничего. Ах да, кажется, они говорили о своей работе – Алеша работал компьютерщиком, а его девушка продавала парикмахерские принадлежности, и они обсуждали проект продажи через Интернет.
Выехав за кольцевую дорогу на широкую трассу, на асфальте которой было написано большими белыми буквами – “Дон”, я выжимал из своей старой машины максимально возможные сто десять километров. Дорога была довольно пустая, - все уже разъехались! - думал я огорченно, и мы быстро продвигались вперед. Ну, таким темпом, через полчаса на месте будем, - успокаивал я себя, - успею еще позагорать.
Неожиданно, впереди на прямой и широкой дороге, где никаких препятствий для движения в это время быть не могло, я увидел скопление стоящих машин, и резко сбавляя скорость, подъехал к ним. Машин впереди стояло не так уж и много – десятка три-четыре, но трасса была перекрыта полностью, никакого движения вперед не было. Постепенно, сзади подъехали другие машины, и мы оказались полностью зажатыми ими. Стояли мы посередине шоссе, в левый ряд, со своей Волгой, я давно не становился. Авария, наверное, впереди, сейчас начнем потихоньку двигаться, объезжать, - объяснил я ребятам. Но вперед не было ни малейшего движения, ни слева, ни справа от нас никто не двигался, хотя бы даже по обочине, как обычно и бывает, даже при тяжелых авариях. Странно, что-то, - подумал я, отмечая в сознании какую-то необычность ситуации, но, еще не разобравшись, в чем дело.
Смотрите! – вскрикнул Алеша, - машина стоит, по которой стреляли! Я посмотрел в направлении, куда он показывал. Молодежь, конечно, оказалась наблюдательнее и внимательнее меня. Теперь я стал понимать, в чем была необычность ситуации. Справа от нас, совсем рядом, через одну машину, на краю трассы, стоял малинового цвета, если не ошибаюсь, джип, который я принял за просто припаркованную на обочине машину. Теперь же, присмотревшись, хорошо было видно, что зад машины прошит автоматной очередью, причем пули как-то вспороли железо, видимо, очередь была выпущена под большим углом. Стекло со стороны водителя было разбито вдребезги, остальные, затемненные, были целые. Людей в машине не было. Калибр семь - шестьдесят два, - отметил я про себя, - уж больно большие отверстия от пуль.
Выйдя из машины, я посмотрел вперед на шоссе, а так же вокруг себя. Слева от нас, на встречном направлении, за решетчатым забором, на разделительной полосе, но развернутая передом в направлении нашего движения, стояла красная девятка с полностью затемненными стеклами, с нарисованной на борту летящей кометой. Было заметно, что машина резко тормозила – на разделительной полосе, на земле, за ней тянулась вспаханная борозда тормозного пути. Так, это оперативники подлетели по встречной, - сделал я следующий вывод, - значит, на борту комета у них, надо запомнить, на всякий случай.
Посмотрев вперед, я увидел, рядов через пять-шесть машин, две милицейские машины, с мигалками, перекрывавшие движение, и несколько людей в штатском, которые ходили впереди и искали что-то на дороге. Гильзы собирают, и место осматривают, наверное, - подумал я. Больше ничего особенного с нашего места видно не было, машины впереди стояли очень близко друг к другу, и закрывали обзор. Я сел в Волгу, и снова принялся рассматривать изрешеченный джип, похвалив Алешу за наблюдательность, и коротко рассказав, что видел впереди. Расстрелянный джип был не очень большого размера, марку я не запомнил, и был как-то слишком аккуратно припаркован для машины, по которой стреляли. Солнце уже сильно пекло, Волга нагрелась, но на жару я уже не обращал внимание. Судя по количеству машин, которые были впереди нас, стреляли совсем недавно, минут тридцать-сорок назад, не больше, - сделал я еще один вывод. Простояли мы на дороге не долго, минут пятнадцать, и потом началось медленное движение. Наша машина, как я уже упоминал, была в среднем ряду. Продвинувшись вперед метров сорок-пятьдесят, я увидел стоящий в левом ряду огромный черный Мерседес с тонированными стеклами, который очень медленно объезжали машины. Подъехав к нему почти вплотную, я понял причину этой медлительности. Под Мерседесом, сзади него, так, что выступала только половина тела, лицом вверх лежала красивая молодая женщина с очень пышными белокурыми волосами. Рядом с ней я проезжал медленно, как только мог. Копна ее густых белокурых волос сильно выделялась на фоне темного асфальта, и меня поразило ее белое-белое лицо. Ни следов крови на дороге, ни следов от пуль, на этой машине я не увидел. Каким образом она могла там оказаться, судить не берусь, под автоматной очередью, каждое мгновение, каждую долю секунды, ситуация меняется стремительно.
Вот, еще одна! – громко сказал мужчина на дороге, в штатском, высоко поднимая руку с гильзой, и показывая ее кому-то, кого я не видел.
Выехав на свободную дорогу, мы поехали вперед, но уже не так быстро, я не гнал машину. Первое время мы молчали. А не опоздай вы на полчаса, мы бы могли попасть под обстрел, - сказал я ребятам. Да, - согласился Алеша, - по времени как раз подходит. У него зазвонил телефон – это звонила Лена, волновалась, почему мы опаздываем. Ты знаешь, мы такое видели, на дороге женщину расстреляли, да еще и переехали потом! – взволнованно рассказывал Алеша. Еще через полчаса мы были на месте.
Я нее помню тот день, как я отдыхал, наверное, было все так, как и планировал. Но хорошо помню, как возвращался, уже вечером, обратно в Москву – ребята остались на даче, и проезжая мимо того места, где разыгралась трагедия, сбросил скорость, внимательно смотря на дрогу. Но, кроме борозды тормозного следа на разделительной полосе, ничто больше не напоминало о происшествии, редкие машины спокойно проезжали мимо.
Завтра в газетах прочитаю, узнаю, что за стрельба была, в кого стреляли - как-то равнодушно подумал я. На следующий день, из газет я узнал, что на трассе был расстрелян председатель правления двух обанкротившихся банков, вместе с женой, двумя детьми и родственниками, сопровождавшими его. В статье было написано, что под огнем выжила только девочка – одна из его дочерей, да и та была ранена, и что направлялся он, вроде как, в какой-то монастырь. Паломник, значит, - подумал я, - грехи замаливать ехал.
Я не скажу, что бы испытывал жалость к застреленному банкиру, наверное, в своей жизни он успел сделать много разных дел, но погибшая молодая женщина, их девочка, конечно, не заслужили такой участи.
Еще я подумал о тех людях, которые стреляли. Они, безусловно, знали, по каким машинам стреляют, и кто в них находится, и то, что они открыли огонь по детям, на мой взгляд, является достаточным, что бы их самих пристрелить на той же обочине, как бешеных собак. Стрелявшим, конечно, удалось скрыться.
На следующий день, вернулась из отпуска моя жена, и я, рассказав ей про этот случай, добавил. – Ты меня постоянно упрекаешь из-за недостатка денег, а вот посмотри, у человека, явно, было много денег, и что, принесли они ему счастье? Так он пожил в свое удовольствие, - ответила жена. Да, пожил, - повторил я за ней, и продолжил, - а та красивая молодая женщина? Наверное, под обычным жигуленком, ей легче было бы лежать, чем под таким многотонным Мерседесом.
Проезжая в дальнейшем по этой трассе, я всегда немного сбавлял скорость на этом участке, и смотрел на дорогу, отмечая про себя обыденность обстановки вокруг. Светило солнце, покачивались высокие сосны, машины катились в обе стороны на высокой скорости.
Первое время, этот участок дороги легко было узнать по обилию венков, сложенных на разделительной полосе. Потом, их становилось все меньше, и проезжая недавно, я обнаружил лишь один скромный венок на обочине трассы, не отличавшийся ничем от тех многих памятных отметин на российских просторах, которые обязательно встретишь на любой дороге, куда бы ни поехал.


3 января 2007 года

13.02.2008 21:22:14

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  2

  • БесПокойный | www  | статус: автор
Patrick Kilpatrick killed Patrikatzishvili
14.02.2008 12:12:27
  • brother-dubi | www  | статус: автор
Москву и раньше не любил, а последнее время - ненавижу. Бесчеловечный город. И страна бесчеловечная, жестокая.
Люди, вот, со страху на старости лет боксом занимаются.
Волга - это сильно. Это даже патриотичнее любого самого патриотичного патриота.
14.03.2008 20:08:59
 
Смотреть также:
 
Никита Николаенко
 
 
  В начало страницы