plasticrat Раздел: Kult кино Версия для печати

Меню к фильму "Изображая жертву".

Одно из сообщений, пришедших на форум kino-govno.com:

павликжуков 04 March 2007, 01:30

сматрели сигодня фильм изабражая жертву всей семьй атец мать сабака нам панравилась кагда фильм кончиля все быстро выхвателе нажи я быстрее всех маладой риакцея харошая хот нюхал клейутрам 16 мнелет в общим махачи я пабидил сичас пешу па ваш фрум хачу расказать чтобы абаме узнале сабераю силы итикаю бля кровю жестква папрезан бок руки парезоны тожеиноги изкусоны ноге сабака сука бобик паследний сукабыл я бля неввыжеву вусевкрави нооо я ихвсех парезал ПААААААААААРЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЗВАЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛ111111111111111111111111111111


------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Представленная рецензия состоит из 2 частей, первую из которых можно, в принципе, не читать или же быстро пробежаться по ней глазами, в любом случае перейдя ко второй, являющейся как раз изложением моих мыслей непосредственно насчет фильма. Первая часть это вольное эссе на тему некоторых корифеев философии постмодерна, вся информация, в ней размещенная, служит небольшой добавкой и приправой, способствующей лучшему поглощению, у ряда индивидуумов, основных критических околофильмовых мыслей и других размышлений по поводу.

Часть 1.

…Немного узловатый и заскорузлый палец уже, по-видимому, немолодого человека указывает на одну из пока что не тронутых страниц в открытой книжке-раскраске, чем вызывает некоторое волнение в белобрысом мальчугане лет пяти, недоуменно переводящем взгляд от книжки до наставника и обратно.
«Да, Вася, это Лакан, не лакал, не шакал, не пеликан и не алкан, а Ла-кан. Как-то медленно ты всех этих французов запоминаешь, а у нас с тобой еще русские народные сказки о Бахтине на очереди… Ну, повтори: Ла-кан, Ла-а-кан…»
Развивающие протопособие, о котором идет речь, называется «Заупорядушки» (так автор перевел на детский язык, в его понимании, страшное для молодого неокрепшего уха и/или глаза слово «Постструктуралисты») и содержит в себе задорные изображения всех известных столпов этого популярного направления в современной философии, да пару-тройку «картинок», поясняющих основные постмодернистские термины. Дополняет печатный продукт буклетик-инструкция, в которой подробно описывается то, как, желательно, дети должны разукрашивать представленное, а также даны ценные указания о способах формирования у ребетенков определенного мнения насчет постмодернизма, однако все это предлагается взрослому наставнику не категорически, а с естественной поструктуралистической оговоркой о возможности совершенно свободного отношения ко всем приводимым указаниям. Нет надобности, пожалуй, говорить о том, что раскрашивание ребенку предполагается вести под чутким руководством взрослых, опять же - упомянутую рекомендацию, открывающую длинный список других, можно спокойно проигнорировать.
Книженица снабжена твердым переплетом, обложка явно переделана с другой - одной из книжек «Ребятам о зверятах», а все иллюстрации выполнены в стиле Херлуфа Бидструпа, решившего на склоне лет устроиться оформителем старых добрых «Веселых картинок» или «Мурзилки». Пробегаясь быстро по этим маленьким шедеврам, хочется описать несколько из них.
Вот на странице Жак Деррида, одетый в практически традиционный французский деревенский костюм века 14-го, твердо сжимает в руках древко, на котором укреплен французский же триколор, развевающийся и изгибающийся под действием неуемного ветра или какого-либо другого мощного потока чего-то невообразимо так, что в его конец уже может превратиться в триколор российский (что и советует сделать при раскраске одно из предложений в буклете). На полосах флага, как на строках, начертаны разнообразные знаки, буквы в странных последовательностях, местами одна часть кода на полосе пересекается с другой частью кода этой же полосы. Жак стоит, широко расставив ноги, и улыбается, вид у него победоносный и залихватский, гордо сидит на голове мэтра знаменитый гальский колпак, верхушка которого переходит в петушиный гребень. Классик вырисован на фоне высоченных полураскуроченных букв, у широко расставленных ног валяется отбойный молоток и отчлененные куски буквицы, куда-то, в дальнюю перспективу листа, от его ступней уходит цепочка разнообразных, частью даже нечеловеческих, следов. При раскраске картинки рекомендуется использовать цвета традиционного средневекового фрацунзского костюма и триколора, особо указывается к тому же, что картинку можно оставить нераскрашенной.
На другой – Жан Бодрийяр, засунув руку за край мундира на груди, стоит во весь свой наполеоновский рост, нижняя губа немного выпячена. Даже в классической походной форме Наполеона он кажется неуловимо похожим на макаку магота, готовую, находясь под защитой правительства, скомуниздить что-либо из карманов у зажравшихся буржуазных туристов. Слева и справа от полководца философской мысли располагаются рядами прозрачные симулякризированные пушечки, исключительно с помощью грома бесснарядной, по сути, канонады этих батарей (из стволов вырывается дым, bang-bang-bang, различные структуралистские и постструктуралистские термины) громится и штурмуется мегасупермаркет, где как раз находится стратег со своими орудиями. За процессом погрома следит объективами телекамер специальная съемочная группа. Жана предлагается раскрасить цветами походной наполеоновской формы и французского/российского флага, все окружающее его великолепие раскрашивать можно как угодно.
Пролистывая дальше, видим сидящую на могиле Кристеву, одетую в какую-то психопатическую помесь савана и делового женского костюма, причем такой наряд придумал, наверное, один из модных парижских кутюрье, будучи в припадке тяжелой депрессии из-за ухода своей второй половины по имени Пьер, удалившейся, гневно виляя задом, и забравшей с собой весь запас кокса в доме, а добавочным гнетущим обстоятельством являлось то, что какие-то укуренные арабские ублюдки жестоко изнасиловали на улице любимого белого пубеля модельера. Рядом с Кристевой сидит ее подружка, похожая на саму лингвистку или же мать болгарской языковедки и тоже одетая в костюм-саван. Чуть приобнявшись, они поют хором, судя по словам, комиксообразно материализующихся из их ртов, исполняются гимны, баллады, арии, народные и эстрадные песни, французские шансоны и т.д. Единственное указание советует раскрашивать картинку, используя только розовый цвет.
Один из самых сильных рисунков в книжке это изображение Делеза и Гваттари в виде «тела без органов», больше всего напоминающего результат встречи земных существ с инопланетным Нечто, причем результат для первых плачевный. На двух длинных псевдодраконовских шеях находятся головы философов - слева Делеза, а справа Гваттари. На одной из шей расположилась карликовая рука, то, что можно назвать туловищем представляет собой набор различных конечностей, органов, просто непонятной плоти людей, а также обыкновенных и мифических животных, но большая часть «тела» состоит, правда, из человеческих половых органов, прилепленных к нему чуть ли не всеми возможными способами. Где-то, в районе, который с определенной натяжкой может быть назван паховым, гордо выступает бородатый фрейдовский подбородок, остальная голова известного психоаналитика как бы влита в оразнообразенное тело, являясь чем-то вроде морщин и складок на нем. Картинка помещена в конце постмодернистской галереи и, в случае глубокого и стойкого вредоносного влияния на детскую психику может не раскрашиваться и не рассматриваться, допустимо ее вырвать, в этом вырывателям помогут специально пробитые дырочки у переплета. Вообще, французское философское Нечто выглядит достаточно ошизело, как будто выражая всем своим внешним видом мысль о том, что: «Огнемет это, да – штука устрашающая, но зачем нужно было его, к тому же, запихивать мне в одну из нескольких задниц?!». Дополнительно украшать это чудо второй природы рекомендуется розовым, красным и телесным цветами.
Наконец, на последней странице написано слово «дискурс», и она оставлена пустой, предполагается, что дитятя может нарисовать тут что захочет, вплоть до каких-нибудь каляк, или так и оставить страницу пустовать…

Часть 2.

«Ну, повтори: Ла-кан, Ла-а-кан…»

«Уши ложек и зубы вилок,
Макароны – волосы пшеничных блондинок,
Галерея пустых бутылок…
Мой вклад в искусство –
Жить на свободном рынке…»
Машнинбэнд
«Голова»

«Всего два выхода для честных ребят:
Схватить автомат и убивать всех подряд
Или…»
Гражданская оборона
«Харакири»

«Осторожно! Обсценная лексика!»

Первоначально, хотелось немного отпидеросянить аннотации к фильму, задавшись при этом одним, возможно важным для понимания киноработы, вопросом. На официальном сайте этого киношного чтива находится, ну или должна находится, самая правильная и каноническая из них, поэтому сеанс отпидеросянливания будем проводить над ней, тем более, большая часть других во многом слизаны с этого эталона.
Пидеросян принимает стойку у микрофона, лыбится в зал.
- Сегодня, уважаемые, я расскажу вам историю об одном фильме… В общем, фильм этот про закончившего университет молодого человека, который (смотрит на прихваченную бумажку, зачитывает) «чтобы подработать денег» (акцентирует голосом слово «денег», делает небольшую паузу) «устраивается в милицию», (делает длинную паузу, удивленно и вопрошающе смотрит в зал, часть зала хохочет) «где занимается тем, что изображает жертв преступлений во время следственных экспериментов» (хохот подхватывает оставшаяся часть зала, Пидеросян опять удивленно и вопрошающе смотрит в зал, резинисто улыбается своей эластичной улыбкой, выпучивает глаза).
Хотя бы частично разделяя гуманистические идеалы, я позволю хуймористу дальше развлекать зал, пока что не давая сюда трансляции этой развлекухи, с легкостью составляющей конкуренцию атаке пожирателей разума из далекой-далекой галактики. В свою очередь, при прочтении таких сногсшибательных утверждений по поводу побудительных мотивов глав. героя сообщения в СМИ о высадке на нашу маленькую, по космическим меркам, планетку авангарда сил вторжения пожирателей разума не вызовут во мне удивления. Обращаюсь ко всем тем, кто пишет такое или одобряет добавление подобного в различные источники, просмотрев редакторским взглядом: ну, люди, можно же было, если не хотелось особо заморачиваться/раскрывать карты/давать однозначную трактовку, несколько суконно написать «по личным соображениям/мотивам», к примеру… Тут же можно вспомнить о том, что непосредственно в фильме нигде не упоминается о факте окончания университета.
Эх-х, оставим это. Правда вопрос, который сам напрашивается (да и напросился, заполнил часть пространства в черепной коробке), будет, пожалуй, вас мучить с самого начала фильма и до его несколько нелогичного конца, да еще продолжит это безрезультатное действие после: при осмыслении увиденного. Случайно забредя при поиске различных аннотаций на «Афишу», где в коротком рекламном описании рассказывалось об идущем в МХТ спектакле, обнаружил интересное высказывание следственного имитатора, не попавшее в фильм: «Смерти… Я боюсь умереть, поэтому прививаюсь… Я изображаю потерпевших… да… чтобы самому избежать…» Ладно, уже что-то, хоть какая-то более-менее правдоподобная версия, налицо фактичность театрального первоисточника, открытие определенной внутренней подоплеки… Только вот, не сильно верится, посмотрев фильм, в зловещие экзистенциальные фобии, постоянно преследующие Валька, и в окутавшую его липкую паутину невротических страхов, окромя сцены с моряком-привидением, конечно, но она не в счет. Даже метафизически-мамлеевская тема еле-еле проглядывает в мультипликационных фрагментах, да еще, быть может, в сцене дрочки. Наоборот, высоко развитая похуистичность героя, доходящая, как порой во многом небезосновательно кажется, до безразличия к собственной смерти, часто бросается в глаза и практически не вызывает сомнений. Хотя, конечно, можно видоизменить высказывание (Пресняковы известны неоднократной переработкой своих текстов, называемых ими «ремиксами»), несколько подогнать данную цитату под реалии фильма, и сказать, что человек стремится свыкнуться со смертью вообще: неким абстрактным феноменом, который не поддается натиску логики. Так главный герой с отстраненно-рационалистических позиций препарирует жизненные ситуации, естественно, вместе с создающими их людьми, в плане эмоций и морали все для себя решив/порешив (мля, опять тут бродит неуловимая тень Мамлеева). Постепенно к тени Мамлеева присоединяются несколько теней Великих Немецких Мыслителей, нагло их растолкав плечами, надвигается тень Достоевского, следом за ним идут двое известных персонажей из «Бесов»… Но неожиданно литературно-мистическое шествие прекращается из-за появления на ярко освещенном экране вводной мысли рукотворных теневых зайчиков, птичек, человеческих профилей и т.д. Н-да, попытка была достаточно хороша… следующая учтет ошибку предыдущей, упростится с пораженческим сожалением, т.е. паренек всего лишь изучает чужие смерти, чтобы предать себе уверенности, необходимой для перехода на новую ступень своих отношений с жизнью, хочу заметить, что на рассматриваемом этапе желанная ступенька не предполагает каких-либо человекоубийственных актов (пришествие призрака капитана 2-ого ранга только намечается, его смерть пока что считается ненасильственной, хотя и тут, если внимательно присмотреться, нет определенной ясности). Усомниться в предложенной версии заставляет наличие таких замечательных профессий, как работник морга, могильщик, агент похоронного бюро, ну и еще каких-нибудь, связанных с рассматриваемой областью. По-моему, нет необходимости перечислять достоинства и недостатки каждой из приведенных, да, безусловно, ни одна из них не предполагает игру в покойника и обстебывание его образа, но все-таки вполне можно представить наличие возможности, при определенных условиях, постебаться над мертвецом или, имея в распоряжении хитроумные логические построения, самой смертью, а уж о столкновении с костлявой в различных ее проявлениях и говорить не приходится. Наоборот, работенка по изображению жертв, если придирчиво обратиться к пошлым практикам повседневности, вряд ли дает возможность прикалываться в демонстрируемых масштабах. Уже слышу раздающиеся выкрики: «надо понимать художественную условность…», «абсурдически-концептуальный подход ни кто еще не отменял…», «это не документальное кино…» Но, улыбчиво возражаю я, в фильме есть значительная претензия на правдоподобность…
Действительно, при первоначальном препарировании киноленты в контексте одного вопроса, обнаружилось интересное обстоятельство (естественно, оно сразу бросается в глаза при просмотре фильма): одновременная претензия на комедийность и на серьезность, на условность и на правдоподобность. В самой претензии ничего плохого, в сущности, нет, усесться на хуй, поедая при этом морепродукты, - цель в художественном творчестве, в принципе, вполне достойная, но, как говорится, раз уж назвался эквилибристом, то показывай номера без нелепых падений. Конечно, могут заметить, что противоречия между указанными выше составляющими наоборот нагнетаются и подчеркиваются, но, в таком случае, общий замысел становится явно абсурдистским, когда тут, на мой взгляд, имелась попытка сделать рассматриваемые элементы взаимопереходящими, взаимопоглощающими друг друга, наподобие некоторых хитрых в своей простоте микроорганизмов. Тем более, в случае правоты первого варианта, стоило, пожалуй, сильнее подчеркнуть уже имеющийся контраст, к примеру, чередую явно трешово-абсурдистские сцены с тривиально-бытоописательными. А, вообще, ИМХО простая добавка добротного треша и драйва во все кинополотнище пошла бы ему только на пользу.
Возвращаясь теперь к теме выбора профессии, можно еще подвергнуть сомнению то, что после раскрытия страшной тайны гибели отца глав. герой все также продолжает трудиться на ниве имитации жертв, хотя, начиная задумывать месть, неплохо было поизображать убийц или не поизображать, а начать практически осваивать данную стезю. Для этого, опять же, имелась куча способов, мля, я не удивлюсь, если сейчас где-либо распространяется книжка «100 советов, как стать серийным убийцей». Чтобы приучить себя к многочисленным жестоким убийствам, хорошо, к примеру, записаться во французский Иностранный легион, и уже потом, в какой-нибудь горячей (там по среднегодовым температурам все точки горячие, поэтому, скорее, вдвойне горячей) точке чунга-чангского континента, с окровавленным мачете в руках и в забрызганной кровью футболке с изображением Чарльза Мэнсона наводить ужас на мятежных партизан и местных жителей; сжимая автоматическую винтовку с примкнутым штыком, врываться для зачистки в деревни, убивая и насилую все на своем пути… Нет, способ, безусловно, долгий, а так… Ладно, окончательно разбираясь с выбранной чуваком подопытной профессией, следует добавить, что и к смерти он приучает себя как-то слабовато: не может перебороть в себе страх перед пучиной бассейна, заоблачной высотой многоэтажного дома. Ну а если он все-таки опасается особенно рискованных экспериментов, то, после акробатического этюда на подоконнике, я бы на его месте ушел из внутренних органов, громко хлопнув дверью, нет, даже раньше, еще до начала данной части следственного действа, информация о необходимости искупаться в бассейне привела бы к такому же результату, при наличии каких-либо колебаний в первом случае. Тут, конечно, снова возразят, указав на заложенную в сюжет художественную мысль о связи личного жития-бытия героя (жертвы обстоятельств, да и самой жизни) и его «профессиональной» деятельности, и заключив тем, что в конце картины тот превращается из жертвы в убийцу. Могу лишь, в качестве ответа на такие рассуждения, напомнить размышления по поводу правдивости, приведенные раньше.
Тут стоит, по-моему, так как с предыдущим вопросом более менее разобрались, представить слово Ебению Ваналовичу Пидеросяну и опять попидеросянить аннотацию.
Мы застаем его чуть присевшим, с разведенными в стороны руками, надувшим щеки и испукающим в припадке внутреннего метеоризма пердливые звуки. Наконец это ему надоедает, и хуйморист, приняв стандартную стойку, обретает дар речи:
- Во главе с харизматичным капитаном! -, громко изрекает он, немного лыбясь и потрясая высоко воздетым указательным пальцем.
Успокойтесь, успокойтесь, и не надо подсчитывать, сколько нейронов головного мозга у вас сейчас умерло… больше здесь отпидеросянивания не будет, хоть и ряд других пассажей в рассматриваемом коротком изложении сюжета заслуживает, ох заслуживает применения подобного метода. Успокоились? А теперь просветите меня: когда же слово «харизматик» стало синонимом слова «мудак», когда часть бурливого потока новорусского дискурса изменила свое направление, возможно, наткнувшись на какую-то преграду (слишком много мудаков, и мудаков богатых, хотят быть харизматиками? изо всех сил напрягаются, стараются соответствовать?)? Ага, а «пассионарий» теперь – человек, руководящий одним или несколькими нац. проектами. Хорошо, я еще понимаю выражения «харизматичный мудак» (Джордж Буш Младший в обличии Дж.Ф.Кеннеди) и «мудак харизматический» (эталонный, образцово-показательный, тот же Джордж Буш в своем обличии), но приведенное выше уравнивание терминов… Я бы еще, описывая данный персонаж, назвал бы его «феерическим мудаком»: задумка с колготками, финальный матерный монолог (который, по-хорошему, следовало обращать не к отдельным людям, а к самому Господу Б-гу), героическое и самоотверженное пожирание фуги… Надеюсь, такая характеристика капиташи ни у кого не вызовет возражений? Отлично. А то я уже начинал беспокоиться. Хочется, правда, обратить внимание на излишнею «гротескность» образа, я понимаю, естественно, что капитан милицейский, но как-то не верится… не хочется верить в то, что обыкновенные мусорковые капитоши является такими, они, конечно, мудаковаты, но не настолько же! Да, опять, что у нас там с претензией на правдоподобность?
Достоверность, достоверность… мне как-то слабо верится в особо частые следственные эксперименты в ментуре, особенно, для тех дел, «исход которых давно предрешен», ибо одно из основных качеств мусорного человека, занимающее почетное третье место, как мне кажется, после мудаковатости и жадности, это – ленивожопость. Неужели, даже в прокуратуре, кто-то захочет проводить маленькие псевдоспектакли с такой частотой, если они, вообще, по сути, ни для кого не нужны? Я понимаю, что в громких делах временами необходимо, даже при условии наличия исчерпывающих доказательств и раскаянии главного злодея, проводить подобные шоу, но в обыденно-тривиальных случаях и при ментовском расследовании…
Наконец, крикливая и нервозная реакция «харизматичного капитана» на все происходящее, разве не вызывает сомнений: показываемые дела относятся к «бытовушной» категории, неужели, за долгое время работы, в часто сталкивающихся с ними человеках не вырабатывается определенной похуистической привычки? Такая привычка просто необходима, если рассматривать сегодняшние реалии работы следственных органов (причем, не только у нас в стране, но и по всему миру). Да и то, идиотские бытовые преступления (хочется приписать «в состоянии алкогольного опьянения») были распространены на пространствах нашей родины слонов и раньше, а также в других государствах в прошлом, особенно это характерно для стран «третьесортного мира». Поэтому, нервный срыв при упоминании о простовато-дураковатой «пальбе» выглядит нелепо и странно (сколько разнообразной хуйни у нас творилось и творится, например, в армии – и ничего, привыкли). Также упоминаемый выше монолог не стоило, по-моему, отдавать залупоголовому капитончику, такие размышления, лишенные, конечно, излишней эмоциональности, а также особенно яростных нападок и вопрошаний, хорошо бы звучали в отстраненном закадровом размышлении Валька или в его спокойном разговоре с кем-то.
Я тут, в развитии темы, припомнил определенные дифирамбы, превозносящие смелое использование мата и на сцене, и в фильме. Ну, что тут скажешь? Поддерживаю, поддерживаю, хотя он, определенно, не самоцель в Х.И. (художественном искусстве). В особенное новаторство Пресняковых относительно такого оживлению всего действия совсем не верится, я, естественно, не обладаю доподлинным знанием о тех или иных авангардистских фильмах/спектаклях, где оно используется, но наличие таковых, пожалуй, не должно вызывать сомнений, в общем, удивили еврейский хуй обрезанием. На ум, из широко известных российских картин, приходит только «ДМБ», откуда емкое и довольно живописное словосочетание «ихтиандры хуевы» вплыло на маленьком плоту в гавань народного лексикона, воспоминание о забугорно-голливудских - сразу приносит с собой укультивившееся «Криминальное (мягкоформатное, бульварное) чтиво». Ответьте мне, пожалуйста, с чего начиналась, во многом, слава Гоблина, правильно: с точного бесцензурного перевода данной киноклассики (н-да, «русское кино в жопе», «Бондарчук… Бондарчук…»). Хотя, снова повторюсь, привнесение матюков на сцену МХТ и в «форматное» кино заслуживает определенного одобрения.
Еще по теме гротескно-фрикового стиля элементов картины: Пожилая Японка с судьбой, выползшая (бля, не могу подобрать в данном контексте другого слова для этой актрисы) из подворотни «Небес обетованных» и вползшая в рассматриваемый фильм, является дикой совковой приправой (перец обыкновенный жестко радиоизотопизированный), «мудро» поданной к концу всего действия. Как будто, в нормальном суши-баре, японообразной якиторийки среднего пошиба кто-то принял бы на работу подобного человека? Но если, после смерти n-ого количества ни в чем неповинных белых медведей, такое все же произошло, то, задачка для класса шестого средней школы, какое количество времени потребовалось руководству, чтобы ее выгнать после обнаружения в, так скажем, недостаточно трезвом состоянии? При условии того, что демонстрируемое «японкой» состояние является для нее всего лишь типично-природным, данный вопрос вообще снимается. Мля, можно подумать, что боссу так трудно было найти япоонбразную девицу и научить ее, при наличии сильного желания, методом природной палки и денежного пряника петь караоке: присовывание своей палки в одну из ее нескольких дырок, в случае отсутствия должного старания, или же материальное поощрение ее возможных певческих успехов (для высокоэтичных личностей и импотентов подойдет амбивалентно-денежный вариант). К тому же, престарелая «японка» выступает отменным дуэтом с капитошкой, помогая последнему породить одно из основных (знаю, принято писать «один из основных», но англо-русский словарь вам в руки) «messages» фильма…
Ух, чуть не забыл, причем же тут «Ла-кан, Ла-а-кан..», вынесенное одним из эпиграфов, естественно, разъясню. Вряд ли кому-нибудь при просмотре картины не бросились улыбчиво в глаза перепевки «Уильяма нашего, товарища, Шекспира». Но, почему их так мало и все достаточно топорные, почему только они? Почему постмодернистские претензии хорошо просматриваются, будучи не особо достойно реализованы и не очень умело заретушированы попытками перехода к классическому реализму? Да, в основном, весь стиль картины это постмодерн или условный постмодерн («постпостмодерн»?), но стоило все-таки загнать планку качества выше, постпомодернить сильнее. Может, стоило не купировать театральную подачу материала…? (Неплохо также переделать названия картины на «Пожирая жратву»/«Дегустируя жратву»/«Изрыгая жратву»/и т.д.) Я уже упоминал о достаточно чахлом драйве фильма, ладно, несколько не в тему, так и хочется указать на, к примеру, «Бойцовский клуб», где драйва было выше поехавшей крыши главного бойца, вполне и вполне отменный бунт «одномерного человека». Стебоватого псевдоджимакерри-псевдогамлета хватает только на не очень радикальные прикалывания и на какое-то вялое убийство, нет, я, без сомнения, понимаю – герой нашего времени и все-такое… Но, следуя заветам «lovely freaky style», неплохо было вооружиться устрашающим мамонтобойным стволом, канистрой бензина… и радостно покончить еще со всей следственной группой, желательно, примерно одновременно со всеми в нее входящими людьми, капитанчика, так вообще, самого последнего беспощадно забить мусарковой дубинкой, одновременно снимая все происходящее на одну (демонстрируемую на всем протяжении фильма) или несколько камер. (А, фрейдистски толкуемая мысль о карательной дубинке навеяла: слишком много в фильме мужского оголенного тела и слишком мало женского, что за пидероватые замашки?) Под конец, вполне логично было совершить самоубийство, уставившись в казенный объектив, забрызгать его своими мозгами и кровью, вылетевшими в результате финального выстрела в голову из мамонтобойки… Но в картине «вполне логичного самоубийства», произведенного каким угодно способом, нет, вместо этого присутствует по той же причине вставленный черно-белый фрагмент с мумуобразным утоплением глав. героя. Разве ж это не вызывает определенного отторжения…?
Все, рецензия практически закончена. Я уже подустал ее писать, а вы, наверное, - читать. Пару слов напоследок: игра актеров неплоха; при всей своей кривоватости, в чем-то интеллектуальный сюжет имеется; фильм в какой-то мере, взбудораживает,
но…
Всего два выходы для умных ребят:
Уча постмодерн, зло обстебать все подряд,
Или…

18.03.2008 02:59:04

Всего голосов:  1   
фтопку  1   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  2

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
все заебись,бро.но слишком много фонтанируешь.обыкновенный человек -хуй прочтет:)
ты сам подумай.вот этим вот словом все сказал
"радиоизотопизированный" я,песдец моск сломал:)
не надо изобретать велосипед - "радиоктивный"
или (перец вроде утя?) "облученный"
а так в целом-зачот.давай еще!
толковые рецки на кино нам нужны
зы:галочку переставлю:)
18.03.2008 03:22:57
  • plasticrat | статус: автор
Урюку.
Словотворчество - великая злоебучая сила.
Опять же, каждый волен воспринимать, как он желает, и любить то, что ему нравится.
Но хомячки-читатели пусть дохнут от переизбытка дома2 в крови.
19.03.2008 12:08:08
 
Смотреть также:
 
plasticrat
 
 
  В начало страницы