Tsura tse tse Раздел: Прямая речь Версия для печати

К несуществующему пишущему другу

Дорогой мой Друг и Писатель!

Поскольку отношения наши больше схожи с приятельством, нежели со дружбою, обязывающей к более деликатному выражению своих восторгов и сомнений по поводу всякого, ставшего достоянием общественности, твоего или моего деяния, позволь и мне присовокупить свои скромные две копейки к достойному делу капитализации твоей личности.

Итак, хотим мы этого или нет, но всю свою жизнь и всем своим творчеством, как частным проявлением оной, приходится нам отвечать на два вопроса: кто мы такие? и превзошли ли мы своих Учителей? Причем, под Учителями надобно понимать не прямых и непосредственных наставников, инициировавших нас когда-то помазанием или ваджрной толкушкой по лбу, а Кого-то или даже Что-то, произведшее в свое время на нас сильнейшее впечатление и оставившее в душе след красоты или боли (в зависимости от того, кому чего недостает), который и заставляет нас двигаться по этой лыжне, а когда она закончится – самому осквернять девственную целину букв, нот и красок, организуя ее в читаемые знаки. К несчастью, мало кто из нас может выдумать из головы нечто совершенно новое и отличное от того, что уже было кем-то придумано, и таковых (сумевших-таки) принято причислять к гениям, кои бывают по достоинству оценены не сразу и не вдруг - так и прозе Пушкина во время оно предпочитали прозу Бестужева-Марлинского…

Но мы отвлеклись. Таким уж образом распорядилась злодейка-антропология, что мы склонны отождествлять себя скорее с европейцами, а из европейцев – конечно же, в первую очередь, с немцами, собственно и создавшими мировоззрение и философскую систему ценностей нашего с тобой современника, вынужденно пишущего на русском языке (оставим англо-саксонские изыски гордым островитянам, испокон веков старавшимся стоять особняком). И вот наш с тобой современник и коллега еще несколько десятилетий назад вынужден был быть сущим перфекционистом, чтобы потрафить бусурманско-европейскому вкусу, но нынче времена уже не те. Нынче, чтобы угодить нативным европейцам, к которым мы себя причисляем а, стало быть, и чтобы избежать диссонанса с собственными требованиями к произведенному нашими же руками и мозгами продукту, мы должны предоставить возможность отдельно взятомусубъекту европейского мышления покаяться в иллюзорном моральном превосходстве над прочими народами и культурными меньшинствами. Волынка эта, придуманная как проект, и заведенная еще холокостниками, и по сей день успешно воет в европейской культуре. Взять пример: выходец из румын, чудный немецкий композитор Шантель поступил именно таким образом. Взял да и сменил свой восхитительный, чарующий и волшебный трип-хоп на нарочито простоватые и преувеличенно поблескивающие медью духовой секции и золотыми зубами «унца-унца» балканских македонцев, турков и цыган. Ход получился беспроигрышный – начиная с Австрии, вся придунайская и не только Европа вот уже три года подряд пляшет на танцполе, как безумная, под эти сельские наигрыши.

Да и писательская стезя в третьем тысячелетии, увы, понуждает зачислять в Учителей не только писателей, но и художников и кинематографистов и еще Бог знает кого, подпадающих под невнятную «медийную» интерпретацию. Так и ты, мой дражайший приятель, тем и радуешь, что исхитрился во времена своей творческой юности проявить удивительное чутье и предъявить требовательному читателю именно то, что он привык любить не только в воспевающей победу над неизбежной энтропией и пованивающей навозцем прозе Рабле, грубоватости окопного юмора Гашека, до невозможности близко к действительности описанных персонажах смешного Салтыкова-Щедрина, в держащем ровный и великолепный темп экшне Аксенова, но и в гиперболизированном оскорблении чувства меры смачном кинематографе Кустурицы, разбиении повествования по «героям» Достоевского и Гая Ричи, и вот этих полупьяных «тынц тынц» балканских младотурков. Забавно, но вот эти самые колоритные воспевания примитивных проявлений жизни «малых» народов Европа позволяет только вот этим самым «малым» народам, как до времени позволяют малышам возиться с блестящими обертками от конфет и прочим фуфлом елочным, но по истечении срока взросления сажают за парту и науки. Вспомним датчан с их великолепным бастером «Дави на газ», изображающим динамичные приключения колоритных местных братков, который попал не в «избранное» европейского кинематографа, а в «другое кино» и в «артхаус» - Европа не разрешает своим взрослым сыновьям играться в игрушки цитомегалловирусных, нерасхоженных и менее удавшихся детишек и, более того, воспроизводить и тиражировать этот опыт как легализованный продукт рекомендуемого способа мышления.

Так вот. На нынешнем этапе становления твоей писательской личности мало найдется тебе равных. Тебе удается вызвать у читателя потрясающее ощущение «настоящего» - оно предстает нам правильным, верным, узнаваемым и истинным. Все рукоплещут: автор не соврал ни разу. И позволь именно в этом месте твоей творческой судьбы залезть в википедию и поинтересоваться, какой экономической формации соответствуют вот эти «грубоватая шутка, весёлый анекдот, забавная эротическая история, рассказ о ловкой проделке или необычайном приключении, где ценится остроумие, поощряются находчивость и изворотливость», коими ты виртуозно владеешь. Это эпоха феодальной раздробленности, и фиксируется она литературно в анекдотах, фацетти, фаблио, новеллах средневековья. Спасибо тебе за них и за этот артефактный анахронизм.

Но я понимаю. Рано или поздно любой Писатель начинает ощущать неприятный свербёж в том месте, которое отвечает за своевременный выход к «белым вехам» и реперным точкам. И первым делом, Писателю хочется изменить привычную форму, в которую его мыслям доселе удобно было укладываться. К тому же, жизненный опыт начинает сильно подпирать и просится наружу, ненавязчиво подменяя собой литературный замысел, причем этот опыт требует большой дыры для выхода, размером с Драматургию или Роман. И то верно – почему Воннегуту можно, а нам – нет? Остается за малым – той самой сюжетной integrity, которая должна удерживать от распада держащийся на честном слове автора убедительный обман добровольно согласившегося на это читателя, да, прости меня за меркантильность по Марксу, экономическую обоснованность перехода к чисто буржуазной форме выражения своего отношения к действительности – роману. И помни, что роман – это не сборник новелл и не коллекция марок с портретами выдающихся личностей, конечно, ты все это прекрасно знаешь сам, я лишь шепотом хочу тебе об этом напомнить.

И вот, мой друг, позволь мне акварельно-прозрачно набросать те подводные камни, который могут досадно поцарапать днище твоей шаланды, устремленной к новым берегам беллетристики.

Самое главное, любезнейший мой приятель: не торопись. Для того, чтобы дать читателю успеть на паре сотен страниц прожить жизнью твоих героев, совсем не нужно срываться в галоп и захлебываться попавшим не в то горло речитативом. Вспомни грузинского дедушку, которому исполнилось не то 120, не то 130 лет, ответившего на вопрос о принципах своего долголетия фразой: «не торопись, сынок». Пусть твой роман дышит ровно и глубоко, поддерживая, подобно Шиве, равномерный темп развития событий. Конечно, ты можешь использовать такой прием, как хип-хоповая перемотка нарратива, но для этого ты должен прежде задуматься о том, как это будет звучать и выглядеть, и помнить об опасности зажевывания пленки и срывания в неоправданную скомканность изложения.

Еще об одной опасности позволь мне предупредить тебя, коль скоро тебе придется прибавлять в качестве используемых подручных средств к великолепно прописываемым тобой диалогам и зажигательному экшну в режиме он-лайн еще и «повествование, сосредоточенное на судьбах отдельной личности в ее отношении к окружающему миру, на становлении, развитии ее характера и самосознания» - взяла определение романа из многочисленных доступных нам Интернет- энциклопедий. Эта опасность может оказаться неожиданной ловушкой для Писателя, которому очень легко скатиться на уровень высказывания «суждений» о своих героях и объяснения причинно-следственных связей их поступков. Мой дорогой Писатель, помни, это – доля рецензента и оставь ее последнему, и блюди правило о том, что сапоги должен тачать сапожник. Бери пример с Федора Михайлыча и Льва Николаича, отправлявших своих героев на каторгу и Аустерлиц, но ни разу не согрешивших высказанным мнением и пояснением причин поступков выдуманных персонажей. Я понимаю, что коли герои твои будут взяты из жизни, то могут хвостом потянуть за собой на бумагу твои ИМХО, но поверь мне, этого нам совершенно «не нада». Мы не за чтение моралей тебя любим. Даже если вот эти «отсебятины» ты задумаешь подобными прямым словесным объяснениям действий цыгана в фильмах Гая Ричи и прочем модном синематографе.

К тому ж, разница в стилях изложения в таком случае может стать столь спотыкучей, что читателю покажется, будто роман писан несколькими людьми, ну ровно вот как в игре, когда один рисует голову, потом складывает бумагу, второй рисует туловище, опять переворачивает лист, и первый дорисовывает ноги. Не всегда это получается здорово и забавно, потому что слишком разнится рука первого (умелого) и второго (не очень). Ежели ты хочешь добавить рефлексии своих героев – вложи ее прямо в их уста – и будет нам всем «щастье». Иначе связки между абзацами будут словно смётаны на скорую руку и так и оставлены: толи на машинке шов пристрочить, то ли распороть и сколоть булавками? Такие связки недостаточны для романа и скорее будут отсылать нас к формату журнальной заметки.

И вот еще: старайся избегать императива и сослагательных наклонений – их не бывает ни в реальной жизни, ни в придуманной (иначе это и не жизнь). Жизнь не терпит посредников между собой и теми, кто ее проживает, а вот эти «если бы да кабы» из уст автора могут поставить непреодолимую преграду между читателем и пространством, в которое он должен уйти с головой. Ни дай ни разу читателю выпасть в сомнение относительно того, уж не скатился ли автор в нытье и сожаление по поводу неслучившегося…не пересказывай свой итог и итоги героев дословно. Не бойся разрешить читателю пережить опыт твоих персонажей и сделать его своим опытом, даже если читатель выведет свое резюме, отличное от того, которого ты хотел бы ждать от него.

И ежели, даже роман имеет в своем определении слово «эпопея» и «историчность», бойся превратить его в учебник по истории одного или нескольких людей, ибо передать силу впечатления происшедшего с ними события - это литература, а пересказать случившееся с ними максимально близко к действительности – историческая наука.


А во всем остальном я не сомневаюсь – ты, как всегда, будешь великолепен.

Засим остаюсь и откланиваюсь до следующего повода.
Всегда Ваша.

01.04.2008 19:58:32

Всего голосов:  0   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  10

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
тцура,ты почитай свои предложения. Фолкнер нервно дрочит в гробу.Ради разнообразия ставь точки вместо запятых.
эксперессивно беспесды,но чота сути я не уловил.как мне,писателю писать то надо,на потребу публики?
01.04.2008 22:04:56
  • brother-dubi | www  | статус: автор
А смысл в том, что прежде чем писать романы, научись анекдоты рассказывать. И литература хороша тёпленькой и живой. И ещё - когда художник выставляет картину, то ему лучше молать, чтобы глупость его не видна была, а творчество и талант - на лицо.
Цэцэ рулит.
01.04.2008 23:29:22
  • brother-dubi | www  | статус: автор
Художнику лучше молчать, а говорит пусть его творчество.
01.04.2008 23:33:02
  • Tsura tse tse | статус: автор
Урюк, я не буду Цура Цэ Цэ если точки буду ставить вместо запятых. И причем тут как тебе писать? Как песал так и пешы! Нописано жэ- к "несуществующему" пищущему другу, ты в уневерситете онтологию учил?:))
02.04.2008 07:53:25
  • Tsura tse tse | статус: автор
Ну а если честно, бразы, то обращение имеет вполне определенного адресата. А остальным вполне может пригодица в работе.

Кто хиппует - тот поймет...;))
02.04.2008 08:03:10
  • Алекс1 | e-mail  | статус: критик
Напутствие молодому поэту - было. Правила для пешеходов - было. Наконец появилось напутствие другу-писателю.С волнением жду пару советов любимому читателю.
02.04.2008 20:37:55
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
тцура,неа.не учил
02.04.2008 21:01:19
  • Tsura tse tse | статус: автор
Алекс1, когда писатель читает - он такой же читатель, так шта выходит любимому читателю я уже нопесала, ага.
03.04.2008 09:55:46
  • Tsura tse tse | статус: автор
Урюк. И я тоже не учила.замичятельное совпадение!
04.04.2008 09:18:40
  • Tsura tse tse | статус: автор
Вот тока щас тайну решила открыть. Это я в такой мягкой, полупостельной, завуалированной форме написала ругательную рецку на Шырову "Дуби дуби ду". Почти три года молчала, нощас уж можно признаца...гыгыгыгы
08.02.2011 17:27:09
 
Смотреть также:
 
Tsura tse tse
 
 
  В начало страницы