Максим Бланк Раздел: Kult поэзии Версия для печати

Поэт

Пришла пора мне, за бумагу садиться, в этой тишине и, отложив в сторонку флягу, открыв бюро из тулипье, достав перо своё в лохмотьях, что чиркала не мало книг, рифмованных скупых угодьях; я на секундочку затих... И начал было стих про женщин, про их распутство во грехе, про тысячи своих затрещин, что оставались на щеке. Потом подумал; нафиг надо... Про пиво лучше напишу; про пену бархата плеяду, про то, как с водкою грешу. Но что-то сталось мне херово. Я не поэт, едрёна мать. Меня с поэзией херовой на пьедесталы не поднять. И сам быть не хочу во славе, как Резник, Господи прости; на первом пыжиться канале и умиляться в забытьи. «Мене и так, типа, не плохо»... Я ж знаю, что поэт и власть под ручку ходят одиноко, - а так в капкан можно попасть, иль возгордиться ненароком, что рядышком гуляет масть; в Союз писателей порока войти, чтобы забыться всласть: «Писать про то, что нужно людям. Всю правду, так сказать, писать; про жизнь прекрасную на блюде, лЮдям красоты раскрывать»... А я всё вижу не на блюде. Не так, как нужно понимать. «Ты веришь, что поэты-люди? А не верю. Ну-ка сядь». Пришла пора свободно мыслить, забыть о всяческих благах; душой очистить свои выси, витая слогом в облаках. Сейчас все увлеклись романом; любовной лирикой цветов, а сами же самообманом; считают баксы за любовь. Я тоже бы писал про это, но вижу в этом деле фальшь; играть на лирики куплета, чтобы пополнить саквояж деньгами грешного разврата, которые во власти душ гражданской лирики заката, любовной лирикой кликуш. Бесспорно, в мире всё херово. И Пушкин, брат, ещё успел покувыркаться на оковах и заточить свой острый перл. Сейчас ждало б его забвенье, ибо не модно так писать. Донцова, Господи, с похмелья, за сто динаров может снять... «И ты готов? А я – не стану. Почто мне рубль золотой, иль доллар грязный и поганый. Чтоб стать гламурною звездой?» Я видывал таких поэтов, которых власть на пьедестал толкала, опустив при этом, пиита, чтоб он написал; «О, власть прекрасная принцесса! Как хорошо на свете жить. Завидуйте мне, вы, повесы, как нужно с властию дружить»... Я видел слезы Украины. И как сытой халёный дед, своей поэзией лащёной, поднял в России свой портрет; прописывая слогом чётким про фальшь в душе своей скупой, играяся, при этом в чётки, блатной продажною душой. Лишь им возможно силой истин ваять огромным тиражом. Всем вдалбливая свои мысли, что власть им воздарила в том. Да, деньги правят этим миром и помогают дым глотать, водяру всасывать игриво и девок за подол таскать. А если б денег было много, среди моей судьбины дней, издал бы всех писак убогих, а остальное – на блядей потратил, ибо грешны боги, которые в моей судьбе, невольника создали строки, ведущие меня к блядве. Вопрос опять печёнку давит и не даёт спокойно спать: «Ты веришь, что поэт мечтает? А я не верю теперь, блядь». Нас ненавидят и сажают. Мы не по правилам поём. И сверху только и желают, что мы, когда-нибудь помрём. На нас там смотрят с укоризной: «Почто, мол, не живётся вам? Пишите, мля, о лучшей жизни. Стремитесь, и воздастся вам. Ваяйте вы, как все в округи. В Союз вступайте, вашу мать. Зачем терзанья вам и муки? Пора вам правильно писать!» А пишем мы, что нам даётся. Мы с богом этим говорим, и муза плачет и смеётся, среди полотен и гардин. На тексты наши джаз играют, поют в прокуренных дырах, стихи у нас на нотах тают и остаются на словах. Нам орденов, медалей разных, не заслужить среди лучей писателей благопрекрасных и правильных тугих идей. И пусть мы все и утописты, и пусть с манерой не в ладах; мы линией своею чисты, мы миф для многих на устах. Дороги разные бывают и, мы, поэзией своей, описываем то, что знаем, иль чувствуем в тревоге дней. Призвание поэта - «счастье», что дадено ему во свет. И раз привносишь ты участье, то ты, к несчастию, поэт. Ты жалкое кривое слово и критик точит уж свой нож, чтобы тебя, перстом суровым убить, отняв при этом грош. «Ну что, боишься быть поэтом? Не ссы! Опасность нам сродни». И смерть нам не страшна, при этом; ведь все записанные дни на строчках наших дум корявых, где Нимфы таяли в слогах, где кавалерией слов бравых, ложились гласные в стихах. И уходить из жизни просто, коль ты средь братии творцов. Знай, поэтический есть остров в печальном переплёте слов. Он навсегда живёт. Он вечен. Ты лишь его скупая тень. Ты проводник Ты быстротечен. Поэт ты, а не дребедень! И пусть стихи твои не знают, точи перо своё всегда, бумагу мучай. Так бывает, ведь на небе горит звезда. Она есть ты. Почувствуй это. «Ну что. Не страшна тебе смерть?» Запомни, смерти для поэта - Нет! Ибо выше ты, чем смерть. Ты вечно жив в тревоге бренной. Ты весь в страданиях погряз. И среди критиков вселенной, ты веришь, что наступит час; где средь толпы горячей серны, ты впереди безумных масс. Ты, бля, поэт! И твои нервы взорвать должны ударом фраз. Ведь, только, средь толпы бывает, что поднимают тебя ввысь. «Ты веришь, что поэт летает? Не веришь, брат, тогда держись».
4.03.08.

08.05.2008 14:03:01

Всего голосов:  0   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  11

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
автор,администрация не в силах выложить в один день всю твою нетленку.в след раз давай =заходим по одному= и =в очередь=.
спасибо за понимание и дальнейшее уважение к труду админа и мозгам фтыкателей.
08.05.2008 14:07:17
  • Максим Бланк | статус: автор
Окейна! Фенькаю за просветив. Я и не ведал сие, что так тяжко.
Скажи админ; ненормативку пропускашь?
08.05.2008 14:44:23
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
лехко.у нас тут вообще демократия.и правило =обижаюцо бабы и пидарасы-балтийцы мстят=
08.05.2008 16:16:26
  • Шырвинтъ | статус: прозаик
как бы ни было - абзацы нужны.
08.05.2008 16:42:50
  • Чёрный Кот | статус: автор
Урюкмей Заславский. Мы не мстим,а воздаём. Па ибалу там ,иль па йайцам. И то если уш сафсем дастанут
*заламил бисказырку
08.05.2008 16:46:16
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
да,кот.мне это объяснять не надо
08.05.2008 17:11:09
  • Максим Бланк | статус: автор
ШирвиндтЪ. С абзацами неинтересно уж, не модняво. Пробывал ужо. Нет кайфа, да и к тому же - КВАДРАТ бля МАЛЕВИЧА нарисовался безъобзацкий и ниибацкий раскрасивый. А я красоту - люблю бля!

Кот: мстя вещь ибанутая и беспонтовая и как вывод СКУЧНАЯ. Лучше поржать заибательски и развесёло в Арбатской шаверме дядюшки Зураба, коей мстит своей стряпнёй столичным бухим пиитам. Ржунимагу.
08.05.2008 17:23:14
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
у нас за поэзию РК главный.вот с ним дружить надо,он,сцуко,строгий.но справедливый
08.05.2008 17:56:59
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
еще бы неплохо поменять фамилию с именем местами.это правильно.но это твое дело.
08.05.2008 19:33:14
  • Максим Бланк | статус: автор
Урюкмей Заславский: а давайте попробуем, с вашего позволения, поменять местами этот поганенький ник, коей мне приносит немало веселия, но дух меня сильнее, братцы…
Спасите бедного поэта!
Меняй на "Бланк Максим" Добро!
09.05.2008 00:56:03
  • plasticrat | статус: автор
Поэт, твое место на книжной полке меж рядами таких же, как ты. Тут филолог погладит по холке, а лингвист враз умерит понты. Пробежится глазами читатель, сам поэтам, отчасти, сродни (он когда-то пописывал вирши, но сейчас уж забыты они...). И живые собратья по цеху, кто в уютном кружке, кто один, иногда вдруг отрахают важность всех твоих поэтичных седин. Это все, что зовется \"признаньем\", да о деньгах я как-то забыл, ты не будешь в богатстве купаться: пропахал свою ниву лет двадцать - так на дачный покой уходи.
Ну а, в случае меньшей удачи, ждет лишь толстый журнал, антырнет...
В первом больше, конечно, престижу, и второй не залог всех побед.
Нет, можно стать и "поэтом-эстрадным", развлекателем, конферансье.
Любим всеж посмеяться мы стадом, кэвэним, как водиться, все.
Есть еще и "нахуйненужность" (для поэзии знаково то), СМИ, властям, обывателям всяким не ебалось в рот ваше лито, все издания, встречи, проекты... Как дамоклов палаш этот вектор. Эх, сиротки спонсора Гранта, одержимых славистов зверьки, вы глотаете новые граммы, поедаете крошки с руки.
Некто ищет всё новую форму, в заповедник свой уходя, кто-то сотни старых приемов переделывает под себя, а другие стихи свои топят как ненужных и лишних котят и в Америке или ж в Европе о лихом пиздеце говорят. Само слово сейчас под вопросом, и морфемы споро круша, хитрожопые критекеры куски текста снимают с ножа.
Да, пожалуй, ждет нас эстрада, но с чего тут особо страдать? Эх, Поэзия, раз уж подсели, то ширьнемся тобою опять. Если умерло многое в мире, отчего о себе горевать? И кому-то тут показалось, что он бросился в светлую ввысь, светят в луже звезд отраженья, он над нею завис, приколись!

Н-да, получилось херовей, чем у тебя (возвышенность и пафос, зачастую, вставляют сильнее, что сказывается, хотя бы, на настрое пишущего), зато актуальнее, имхо.
Зачетненькое стихотворение, конечно, хоть тема настолько стар, что... и ее раскрытие, конечно, не ново. Правда, то, что я захерачил в каммент, тоже не особо оригинально.
09.05.2008 12:28:02
 
Смотреть также:
 
Максим Бланк
 
 
  В начало страницы