Tsura tse tse Раздел: Kult прозы Версия для печати

Универсальный Manual к универсальным приспособлениям для рисования

Дорогие мои юные друзья.
Да, есть и такая версия.
Типа, не палка-копалка, и не палка-писалка, а именно палка-рисовалка сделала из неразумной абизьянны одухотворенного и требовательного ценителя прекрасного, его придумщика и фиксатора на доступных носителях, расшаренных для удобства совместного племенного созерцания.

Давайте я вам очень коротенько и наглядно изображу на пальцах пару приемов, освоив которые вы легко приобщитесь к началам изобразительного искусства, что позволит вам ощутить сладость как меж- так и внутривидового вертикального различия в среде приматов. Итак, начнем, благословясь.

1. Метод «от противного». Как неправильно нарисовать арбуз.

Пару лет назад, аккурат в знойном месяце мае, занесло меня в Московский Манеж на выставку акварели Сергея Андрияки.

Первое впечатление, нахлобучившее меня на входе, навеяло светло-грустные воспоминания о монументально тоскливых до подсасывания под ложечкой предвкушениях престижной сдачи анализов в вестибюлях советских ведомственных поликлиник. Только что отстроенный после пожара в честь вступления на престол царя Владимира Манеж с трудом вместил трудищщи Мастера акварельного жанра и толпу зевак, пришедшую поглазеть на «слона обычного» (elephanti vulgaris).

Я обозрела обстановку, и первой мыслью, наступившей мне на ум, было: это ж сколько лет надо угробить на упорное двадцатичетырехчасовое набивание руки и оскомины, чтобы забить получившимся продуктом немаленький Манеж? Вторая мысль явилась в форме оправдывающего сомнения: может быть, это все не он сам, а его ученики наваяли? И третья, в лучших традициях гегелевского синтеза, воткнулась перпендикуляром к предыдущим двум: ох и нифига ж себе, а я то зачем сюда приволоклась?!?!

Анонс к выставке гласил, что на ней маэстро может сходу научить нас акварельно рисовать, хотя бы до сего момента мы не могли свести двух линий, даже будучи загипнотизированными волшебными пассами Леви или Лонго. Эти обучающие семинары взаправду имели место быть на андриякиной выставке, но выглядели достаточно несуразно – в разных частях зала были разбросаны кучки народу, состоящие в основном из тяжелозадых дам фертильного возраста, сидящих на табуреточках с эскизниками в руках и втыкающих в огромные экраны, на которых запечатленная честным цифровым дивайсом рука маэстро живописала арбуз. Снабжено это деяние было раздававшимся из динамиков авторским комментарием к той художественной операции, которую в данный момент выполняла маэстрова десница…

Зрелище, несмотря на нелепость, было завораживающим. Сначала на белизне экрана появилась зеленая корка. Засим, посредством широкой плоской кисти десница размыла корку грязноватой водичкой, и у корки появилась неспелая мякоть, из которой некоторые присутствующие там и здесь дамочки наверняка умело варят цедру и цукат. В воздухе запахло свежескошенным сеном. В следующее мгновение маэстро взял другую кисть, поменьше, с кадмием алым на кончике и, отступив от бледной мякоти на пару миллиметров, коряво-волнообразным движением начал создавать собственно сахарную сладость. У меня аж слюни потекли, настолько она была соблазнительна! Однако, стоять на месте не хотелось, и я двинулась по лабиринтам между картонами, извернув голову на 180 градусов, чтобы еще раз посмотреть на уже готовый арбуз.

Готовый арбуз висел там же, рядом с экраном, транслировавшим процесс его созревания. Готовый арбуз был сочен и весел. Он лежал на огненной шелковой салфетке, свешивающейся c пунцово-бархатной скатерти, утяжеленной бордовыми кистями. И арбуз, и скатерть были настоящими до невозможности в это поверить. Я отошла еще чуть дальше, чтобы увидеть всю панораму изобильного стола, частью которой был арбуз на тряпочке, и окончательно расстроилась.

Сквозь всю эту акварельную реальность подобно зубной боли зудела тупящая бессмысленность. В натюрморте с арбузом не было жизни, зато в нем по-барски расположился немой вопрос всего андриякиного творчества – ну нафига? Ну нафига же столько лет я все это делаю?..

Из арбуза, так и не ставшего частью Целого, исчезли последние намеки на талант его создателя. В нем не было абсолютно никакой изюминки, не было шарма, не было философии, ни-че-го не было! Была только твердая институтская пятерка по рисованию, подобному чистописанию на прописях. Из живого фрукта арбуз превратился в бездушный труп и даже в бездарный овощ - у натюрморта, как и у всех цветочков-пейзажей Андрияки, не было организующей (не в пространственном, а в содержательном отношении) точки схода, этого гениального изобретения схоластов эпохи Возрождения, взявшихся за уголь и кисти для вящей убедительности своей философии домостроительства Божия.

Итак, изобразительный прием, который мы с вами только что разобрали по арбузным семечкам, называется «коли не знаешь зачем, то и не надобно тебе знать как». Если очень хочется чего-то креативного и позитивного, то не хватайся сразу за кисти, а пойди лучше пивка попей, выспись и почини уже кран на кухне, чтобы не тек. Только имей в виду, что приемы починки крана не являются предметом настоящего руководства.

Теперь перейдем к приему, который называется «знаю, зачем и знаю, как».


2. Метод «от приятного». Как правильно рисовать города, чтобы получилось узнаваемо.

Дорогие мои юные художники и художницы!

Вот допустим, вы только что вернулись из путешествия, побывав в таком месте, где вам весьма и весьма понравилось. И вот вы, совершенно не озадачиваясь всякими философски-концептуальными умняками, просто хотите поделиться своими приятными впечатлениями с окружающими, но так, чтобы эти впечатления были узнаваемы теми, кому, к примеру, тоже понравилось в том же самом месте.

Давайте-ка мы с вами посмотрим, как правильно нарисовать, к примеру, Санкт-Петербург, чтобы получилось поближе к оригиналу и не похоже на плохую декорацию к дурной мосфильмовской постановке. Поверьте, это совсем несложно, если опять-таки иметь в виду одну простую вещь.

Эта простая вещь заключается в том, что когда вы рисуете какой-либо конкретный город, вам необходимо всенепременно иметь в виду состав и влажность его воздуха, влияющие на преломление света. К примеру, свет от стандартных оранжевых фонарей ясным летним вечером в Москве и в Санкт-Петербурге будет смотреться по-разному.

В Москве источник света всегда будет окружен размазанным ореолом, слепя глаза и застя детали, в то время как в Питербурге эти же оранжевые фонари светят несколько приглушенно, подчеркивая глубину архитектурных форм. Такую же глубокую, почти черную тень бросают кусты и деревья ночных питерских скверов, в Москве же вы ее никогда не увидите. А фиолетовые петербургские фонари лишены мертвенности редко, но все же встречающихся их московских одноцветок, зато интригуют легкой таинственностью светодиодов, намекая на что-то весьма интимное.

Ночное небо в Питере также нужно рисовать другими красками, не «московскими». Рисуя Москву, вы никогда не ошибетесь, если, показывая небо у горизонта, немного поэкспериментируете с хром-кобальтом, высветляя его белилами и смело добавляя кадмия лимонного. Передвигаясь к зениту, вам нужно переходить к ультрамарину, не боясь трогать его краплаком, чтобы достичь глубокого фиолетового эффекта. Петербуржское же небо на горизонте всегда имеет насыщенный цвет морской волны, который можно дерзко усилить зеленой ФЦ, перепачкавшей в свое время мне все постельное белье, ибо я имела дурную привычку малевать маслом по картону, не покидая кровати. А вот к зениту это будет чистый электрик безо всякой примеси пурпура. Чтобы понять, о чем я говорю, нужно взять пипеткой цвет неба в контрастном треугольнике оранжевой арки Дворцовой площади - и вы опять-таки не ошибетесь.

А вот питерскую ночную водичку имеет смысл рисовать как раз ультрамарином, а блики - тем же самым "диодным" фиолетовым, по какой то странной причине ничего другого в разгар белой ночи реки не отражают. Чего нельзя сказать о других сезонах. Оставим, зиму, и будем иметь в виду, что погожей осенью ночная Нева всегда на несколько децел светлее каналов, которые надобно красить глухим коричневым или грязным, с примесью темно-зеленого, черным.

Ну вот, вкратце и наглядно, принцип таков. И, как вы уже поняли, сводится он вот к чему. Чтобы разница впечатлений была передана верно, нужно, не забывая об экспрессии, держать какую-то часть ума холодной и не теряющей где-то в тайниках спецконтроля за лимбическими структурами способность внятно и на словах объяснить причины этой разницы впечатлений, отличные от «количества выпитого и потребленного» и прочих эмоциональных заморочек, достойных шимпанзе, но не сапиенсов.


А уж приплюснутый открытыми пространствами ночной гомон гуляющей приезжей гопоты, бордово-бархатный лаунж открытых дверей ночных клубов, непонятные автомобильные пробки в два часа ночи, вид на темный Исакий из люкса Астории (халява священна), подарок от администрации отеля в виде рослого пухлого вьюноши в посконной рубахе, притолкавшего на тележке ледяное ведро с бутылкой брюта, тонюсенькую нежную травку, пробивающуюся сквозь черные гранитные плиты залитой солнцем какой-то там набережной, вы вкусно нарисуете сами, без моих навязчивых подсказок.


3. Как правильно нарисовать белый прямоугольник.

Нарисовать белый прямоугольник, поверьте, ничуть не труднее, чем вот какой-нибудь пейзаж или натюрморт. Главное, опять таки соблюсти два основополагающих принципа изобразительного искусства: честно ответить себе на вопрос «зачем мне это надо?» и вспомнить все приятное на изображаемую тему, что только может вспомниться, для последующего совместного наслаждения со зрителями уже сложившимся когда-то в зрительских головах впечатлением, которое вы попытались освежить своей версией этого самого впечатления. Фух.

Итак, коли вы точно решили, что вам надо нарисовать белый прямоугольник, следуйте следующим несложным инструкциям.

Дождитесь той ночи, когда вам категорически не захочется уснуть по любой, но приятно-уважительной причине. Не зажигая света в комнате, включите ваш ноутбук или персональный компьютер, с которым у вас сложились особо доверительные отношения. Ни в коем случае не подключайтесь к сети Интернет. Запустите программу MS Word.

Перед вашими глазами возникнет белый прямоугольник. Выберите наиболее приятную для ваших глаз форму – album или landscape. Пропритесь от светящегося белизной и геометрией форм объекта перед вами, как только можете. Вспомните что-нибудь, от чего вас перло когда-либо не менее интенсивно. А теперь постарайтесь мысленно поделиться всплывшими приятными воспоминаниями с теми, с кем вам особенно принято ими делиться. Если вам не приходит на ум компания, способная разделить ваши ощущения, отличная от вас самих в единственном числе, – вы готовы к рисованию и находитесь на правильном пути. Итак, начинайте живописать ваш белый прямоугольничек любыми доступными программными и инструментальными средствами…


Белой ночью себе позволяю уместное магу.
Эквалайзер души не показан гостям. Предпочту
Разговоры с трутайп. Ни к чему мне тревожить бумагу.
Моя масть - это память. А в блонд вытравляю мечту.

Бесконечность белесых, растущих как волосы суток.
Победит рудимент института упертых часов.
Снова тянет на реку - кормить белым хлебушком уток,
Протокол соблюдающих цветом голов и носов.

Растр различья полов. Для художников и размышленья.
Для дальтоников цвет - оскорбленье. Печально взгрустнуть…
О пигментах и землях, красивых, но до отравленья.
Растереть киноварь на стекле. И, вдохнувши, с румянцем заснуть…

Easy - Listening и Pen. Благодать! Свыше ждем разрешенья
На пипетку, на фильтры, на скрипты, на мощь рычагов.
Бесполезность аналога жизни - ступеней ее искаженья
Оставляет холст белым кричащим беззвучьем слогов.

Черён квадрат! Он прёт, он энергичен и опасен!
А мой прямоугольник в цвете …ах! не воплощен.
Квадрат покрашен ровно. Смысл - ясен.
Мерцаньем белого листок мой снова поглощен.

Не хиппи я. Отнюдь не феминистка.
И не сопротивляюсь вовсе. Дон' т резист.
Но Черное. Мужское. Текст. Записка.
Прямоугольник белый. Чистый лист.


Ну, в общем, к сказанному мне добавить особенно и нечего. Я ж не какая-нибудь академия художеств, заставляющая вас четыре года кряду, усевшись в кружок, штриховать гипсовую ушастую и ужасно знаменитую голову. Берите в руки карандаши, планшеты, мыши и прочие приспособления для использования в изобразительном искусстве – и вперед, на Берлин!

08.05.2008 18:01:35

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  1   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  2

  • Чёрный Кот | статус: автор
чёта каката йа дашь заблагагавел. Надейусь не спиздел с арфаграфией...Очень текст глубокей. И ваще прийатна тронут. иле тронутый?*задумалсо
08.05.2008 18:35:38
  • Tsura tse tse | статус: автор
Знаешь, я все думала, кто там в твоем рассказе главный садист-то? гыгыгыгы Потом поняла, что не главный меня интересует, а верхний. Кто верхний-то? Так вот, потом еще поняла: верхний - это, конешно же, тот самый, ага, который поумнее. Который мальчишка. Который больше не есть клубнику немытыми руками. Ма-ла-дец. Ты - маладец)))))))))))))))))))))))) Продолжение ты знаешь.
06.06.2011 12:13:11
 
Смотреть также:
 
Tsura tse tse
 
 
  В начало страницы