Gustow Раздел: Kult-массовый сектор Версия для печати

Тургенев

В понедельник, выпускникам, возможно даже некоторым из ВАС предстоит школьный экзамен по литературе.

Проще всего писать эссе на тему, этот пункт всегда есть. Одну из тем, которую мало кто рассматривал, я как раз хочу предложить ВАМ, чтобы списать свежее сочинение прямо из интернета.

Звучит она как: Образ рукоблуда в русской классической литературе 19-го века.

Наиболее точно, детально и последовательно этот образ воспроизведен в Федоре Лаврецком, главном в герое произведения И.С. Тургенева "Дворянское гнездо".

В первой части автор описывает предков героя, позволяя читателю проанализировать генетическую предрасположенность героя к онанизму. Прародители героя были людьми разными, но, в то же время, делается акцент на том, что у каждого из них были особенности поведения и психики. Автор ставит вопрос перед читателем - проанализировать, к чему такие родовые дела могли привести нашего героя.

Затем, же упоминание о воспитании героя дает ключ к безапелляцинным выводам о предрасположенности героя будущему подростковому греху:

Никто бы не назвал Федю интересным дитятей: он был довольно бледен, но толст, нескладно сложен и неловок, - настоящий мужик, по выражению Глафиры Петровны; бледность скоро бы исчезла с его лица, если б его почаще выпускали на воздух. Учился он порядочно, хотя часто ленился; он никогда не плакал; зато по временам находило на него дикое упрямство; тогда уже никто не мог с ним сладить. Федя не любил никого из окружавших его... Горе сердцу, не любившему смолоду!

Таким-то нашел его Иван Петрович и, не теряя времени, принялся
применять к нему свою систему. "Я из него хочу сделать человека прежде
всего, un homme, - сказал он Глафире Петровне, - и не только человека, но
спартанца".


Безусловно, такие факторы как отсутствие отца, мать под каблуком, заточение, контраст в воспитании, оказали сильное негативное влияние на характер мальчика.

Дальше запоздалая учеба в университете, опять-таки изоляция от друзей, студенческих пирушек, которые могли бы помочь узнать противоположный пол. Герой, как и в детстве, воспринимает все очень серьезно, чувственно. Чтобы какой-то предмет или человек попал в его круг, он должен проверить его на соответствие своей системе ценностей. Разумеется, пройти такую проверку не так-то просто.

Наконец, встреча с будущей женой, практически явное описание того, во что вылилось детское и юношеское воспитание.

Однажды, в театре (Мочалов находился тогда на высоте своей славы, и Лаврецкий не пропускал ни одного представления), увидел он в ложе бельэтажа девушку, - и хотя ни одна женщина не проходила мимо его угрюмой фигуры, не заставив дрогнуть его сердце, никогда еще оно так сильно не забилось.
...
В одном очень патетическом месте Лаврецкий невольно взглянул на свою красавицу: она вся наклонилась вперед, щеки ее пылали; под влиянием его упорного взора глаза ее, устремленные на сцену, медленно обратились и остановились на нем...

Всю ночь мерещились ему эти глаза. Прорвалась, наконец, искусственно возведенная плотина;...


Как только на его пути возникает новая жизненная трудность, герой не пытается найти реальное решение, а направляет свои мысли к риторике, додумывает догадки вместо выяснения обстоятельств, и все это, проводя время лежа. Поставив в, в самом начале отношений, недоуменную ситуацию Лизу Калитину…

Лаврецкий опять не спал всю ночь. Ему не было грустно, он не волновался, он затих весь; но он не мог спать. Он даже не вспоминал прошедшего времени; он просто глядел в свою жизнь; сердце его билось тяжело и ровно, часы летели, он и не думал о сне. По временам только всплывала у него в голове мысль: "Да это неправда, это все вздор", - и он останавливался, поникал головою и снова принимался глядеть в свою жизнь.


Немного нарушив хронологический анализ романа, нельзя не привести сцену подглядывания в саду.


Все было тихо кругом; со стороны дома не приносилось никакого звука. Он осторожно пошел вперед. Вот, на повороте аллеи, весь дом вдруг глянул на него своим темным фасом; в двух только окнах наверху мерцал свет: у Лизы горела свеча за белым занавесом, да у Марфы Тимофеевны в спальне перед образом теплилась красным огоньком лампадка, отражаясь ровным сиянием на золоте оклада; внизу дверь на балкон широко зевала, раскрытая настежь. Лаврецкий сел на деревянную скамейку, подперся рукою и стал глядеть на эту
дверь да на окно Лизы.

Ох Федор, Федор, посему же ты так нерешителен?

Если обратиться к ретроспективе литературы, то типичный канон описывается в русских народных сказках: Рукоблудил, сразился со змеем (или кощеем), победил, женился, что отражало совершение взросления.

На протяжении романа Дворянское гнездо, герою предоставляется несколько шансов взяться за оружие.

Перво-наперво, в момент открывшейся измены жены, Лаврецкий находится на пути сильного решения, но выходит все не так-то гладко. Негативное отношение к дочери, которое может быть объяснимо разве что простым женоненавистничеством, достаточно типичным для замкнутых людей.
Однако, в последний момент он "жалеет" жену и выписывает хороший пенсион. Хотя по законам того времени, он бы, хоть и не без труда, мог бы отсудить дочь, а жену с глаз долой из сердца вон. Но натруженные под одеялом руки опускаются, ведь очевидно, что с женой они были уже давно на расстоянии.

Затем он должен победить своего конкурента, светского пошляка Паншина. В похожей ситуации, герой произведения Льва Николаевича Толстого "Анна Каренина", Константин Левин, просто высылает толстяка Васечку со двора. Наш герой, Лаврецкий, не может взять в свои руки, волосатые руки, оружие... И все сводится к фразе «Он только говорит».

Последний - прием и примирение его (бывшей) жены и (будущей) тещи Марии Дмитриевны в доме его невесты. Описание этого момента - одно из самых сильных мест романа. И эти поддельные ужимки "несчастной" и лживое "великодушие" хозяйки дома, сплетающийся змениный клубок... Любой нормальный человек, читая эти строки, трясясь от ярости хочет разрубить одним ударом, выжечь каленым железом, растоптать это осиное гнездо!
Но опять мы не слышим четкой позиции, Лаврецкий уходит, и делает это не лучшим образом. "Я лучше передерну дома".

Печален и финал произведения. Никто из положительных героев не достиг какой-либо важной цели, если конечно не считать что у Лизы произошла подмена понятий и она приняла обед смирения. Хотя у людей обычных, не обладающих тонким чувством прекрасного, все как раз шло нормальным чередом. В этом трагедия героя, трагедия отечества, оголившая суть пагубной привычки.

Образ Федора Лаврецкого в романе Тургенева - образ трагичный, вызыващий сожаление. Герой не только не смог победить привычку, но и заметно навредил ей другим. А ведь все могло сложиться иначе! Можно ли положить всю вину на воспитание и обстановку в обществе того времени, или же у героя просто не хватило собственных сил, этот вопрос является центральным в романе великого русского писателя.

Домашнее задание: Ф.М. Достоевский "преступление и наказание" тема: "Путь взросления Раскольникова" - описание наиболее эксцентричного и агрессивного поведения героя, однако в конце сюжет приходит к наиболее равновесному состоянию.

Грибоедов. Горе от ума. "Подлость и пошлость Фамусова как результат спермотоксикоза". Последняя тема достаточно проста и затрагивает проекцию подросткового греха на мещанский, лакейский род.

01.06.2008 01:48:26

Всего голосов:  3   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  1   
зачёт  2   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  1

  • Алекс1 | e-mail  | статус: критик
Это довольно прелесно. Я сам, иногда балуюсь и использую сей метод в выбросе читательского мнения. Одно время таким образом методировал народные сказки и классическую поэзию. Потом понял, что истинную правду дано видеть избранным. Массы избранность не балуют. Перестроился в "свой кореш со странностями."
Удачи.Буду читать.
01.06.2008 15:34:52
 
Смотреть также:
 
Gustow
 
 
  В начало страницы