Рондарёв Артём Раздел: Kult музыки Версия для печати

Академическая религия

Покопавшись там и сям, почитав то и се, сложив вместе впечатления, приходишь к выводу, что самые свирепые религиозные фанатики от музыки окопались не среди поклонников «Битлз», не между любителей Баха, вагнерианцев или брамсовиков. И уж тем более в жопе Моцарт с Гайдном: один слишком быстро писал, другой вообще деревня и злоупотреблял диатоникой.

Самые страшные идолопоклонники ошиваются около Бетховена. Но если вы, как и всякий лох, думаете, что Бетховен воопще велик, то сильно ошибаетесь. Его сонатки и симфонийки тоже – так себе музыка.
Зато он написал Поздние Квартеты.
И вот это настоящий пиздец.

Среди рецензентов, ебанувшихся умом на поздних квартетах Бетховена, умеренность не ночевала – за умеренность из Позднеквартетников справляют сразу на кладбище со смычком в глазу. Или в заднице. Но тогда – раскаленным. В горне праведного религиозного гнева, само собой.
Порядочный Позднеквартетник оперирует понятиями «Небесный», «божественный» и «немыслимый» примерно с тою же легкостью и с тем же упорством, с которыми Юрий Михайлович Лужков вот уже второе десятилетие обещает из Москвы сделать город-сад.

В лучшем случае Поздние Квартеты признаются величайшими квартетами все времен и народов (для особливо любопытных сообщаем, что наиболее наибольшим среди них почти всегда называется квартет до-диез-минор, опус 131, под звуки которого помер Шуберт. Шуберт, правда, успел сказать, что ничего круче он не слышал, однако ж – помер. Это так, для сведения). В худшем случае они объявлены величайшим изо всего, написанного Бетховеном, а то, что Бетховен написал Все Самое Охуительное, не обсуждается. В наиболее клиническом случае Поздние Квартеты названы просто и без обиняков – Самой Величайшей из музык в природе.

Больше всего достается исполнителям. Фраза «играют почти безупречно, но в случае с Поздними Квартетами «почти» makes all the difference» - самый традиционный кастет, которым приголублены все известные в природе лабухи, имевшие глупость собраться на четверых и достать партитуры Гения. Есть группа рецензентов, уверенно заявляющая, что удовлетворительного исполнения сей великой музыки еще не было сделано в принципе. Словом, слюни летят как у самих Позднеквартетников, так и у тех, кто сдуру полез на их территорию. Правда, есть разница: если у первых они пенные, то у вторых – веселого розового цвета.

Парадоксальным образом вся эта праведная свистопляска охоту слушать Поздние Квартеты отбивает напрочь. На хуя я буду втыкать в седьмую часть квартета cis-moll, ежели доподлинно известно и всюду распубликовано, что вот на этой самой записи, на двадцать пятой ее минуте, один из четырех кретинов полсекунды ведет смычок с недостаточным трепетом? я уж лучше тогда Хендрикса – тот половину нот мазал, и никого это не ебало. И меня не будет.

Чтобы противостоять напору Позднеквартетников и все-таки заставить слушать себя эту ебаную Величайшую Музыку, надобно иметь немало мужества и здравого смысла. Потому что нездравый смысл сразу подсказывает послать всю академическую критику туда же, куда она посылает остальных. Однако сие есть перекос и перегиб. Эта блядская академическая критика потому и академическая, что академии заканчивала и кое-что таки о предмете знает и рассказать сможет. Нужно только держать под рукой салфетки, чтобы стирать с себя налетевшую слюну, и все ОК.

Однако ж это обидно: я, допустим, не имею привычки читать, держа под рукой салфетки. Я обычно читаю с сигаретой в зубах, а ведь сигарета от слюней потухнет как пить дать. А мне сигарета думать помогает.
Хохма в том, что музыкально-религиозное сознание очень не любит именно глагол «думать». Потому что если бы оно хоть раз подумало, что за хуйню оно несет, ему бы стыдно стало. Ну, я на это надеюсь, во всяком случае. Стало бы стыдно хотя б за то, что оно себе ведет как те самые девочки-поклонницы Майкла Джексона, что обещались лично меня приезжать и пиздить столько же раз, сколько я писал про Майкла Джексона. Потому что он – Бог и Гений.

С другой стороны, академическую критику понять можно: ныне, когда всякий академизм упразднен на хуй, и на повестке дня Дэн Браун, интеграция всех стилей и жанров в одно большое помойное ведро и Эстетизм, очень хочется урвать где-нибудь для себя угол, где можно не слышать расспросов про то, правда ли, что Христос был женщиной. Соответственно, угол этот надо защищать, потому что Эстетизм и Дэн Браун имеют проникающую силу рентгеновского излучения. А как упасешься от рентгеновского излучения? только одним способом – ебошить камнями в любую приближающуюся личность, на лице которой нет явственных признаков остервенелого академического обскурантизма. В роли камней, соответственно, и выступают Поздние Квартеты. Типа – не изучавший геометрию да не входи в эту дверь.
Проблема в том, что так проблему не решить. Дэн Браун, Интеграция и Эстетизм, вне всяких сомнений, заебали, но попытки составить им альтернативу с помощью религиозных конвульсий и заламывания рук заведомо обречены на провал, так как предлагают постороннему вольномысленному человеку банальным образом влиться в секту, а уж потом вякать; а на поле создания сект и посильнее игроки есть. Кроме того, посторонний вольномысленный человек, во-первых, как правило, не видит, что за польза ему будет от надевания вериг и еженедельных собраний партийного кружка с повесткой типа «Какое сакральное значение имеет знак диеза в двести пятом такте»; во-вторых, этот же человек такоже не видит разницы между подобными собраниями и дискотеками имени Modern Talking, что в соседнем клубе, где за перевирание слов песни «ё-май-харт» тоже можно в репу получить вполне по-взрослому. Именно этих двух банальных вещей не понимает публика, что с придыханием рассказывает, как на рихтеровские вечера попадали «только избранные». И еще эта публика не понимает, что более всех для процветания Дэна Брауна сделало не повсеместное образование и реклама пива «Сокол», а непосредственно она. Каким образом? а вы проведите эксперимент – попробуйте перед каждым вашим словом ставить прилагательное «гениальный» и засеките, через сколько минут вас уебенят табуретом по голове.

Словом, ситуация страсть как печальная. Описанная схема – тупик, а ответственный за этот тупик народ сего факта в упор не видит. И никогда не увидит.
Потому что как увидеть, когда глядеть надо не перед собой, а За Облака, откуда некогда на землю слетела Невероятная, Исключительная, Божественная и так далее?

Да, и чтоб не было недоразумений: писано под Поздние Квартеты. Непосредственно вот под это блядское «Der schwer gefaßte Entschluß», в котором лабухи лажают не по-детски. То есть, я-то этого не слышу, и мне, стыдно признаться, даже нравится, как они играют, но я читал у рецензентов-Позднеквартетников, что вот эти самые лабухи лажают просто в каждой ноте. Что они, собственно, играют не Поздний Квартет, не эту Небесно-Божественную Музыку Из Музык, а какую-то польку-бабочку на ее месте.

06.06.2008 10:54:50

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  5

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
эмоционально-познавательно.
06.06.2008 15:11:01
  • Максим Бланк | статус: автор
лажАть - слово несколько неправельное, ибо в \"лажАнии\" \"лабАнии\" (подчас СПЕЦИАЛЬНО СОЗДАННОМ) возникает новое вИдение класики. Так создался и Панк-рок и даже Рэп, прости Господи
06.06.2008 21:01:02
  • Алекс1 | e-mail  | статус: критик
Позволю себе заметить, что академизм в таком деле как музыкальная критика, - вполне возможно и заёбывает . Я ,даже склонен утверждать, что академическая критическая статья уже со второго или третьего предложения вызовет у освободившегося пролетариата желания не тратить время на разрушение, а по-живому начать строить новое искусство, новую критику. Собственно не важно что новое строить. Главное до основания разрушить. И это желание, совершенно справедливое, господа. Каждому свое.Вольномыслие подразумевает иметь свой взгляд, свое прочтение, прослышание. Вы, даже можете иметь и свое, сугубо противоположное мнение. Но в Настоящей, рецензии вы обязаны оперировать настоящей терминологией. Можете даже писать на албанском диалекте, но привязав его к определенным понятным академическим понятиям. Потому, что может быть в вашем настоящем вас уже рвет от академизма музыкальных рецензий. То здесь, в моем "будущем" , меня поносит от демократизма рецензионной терминологии. Диез в двести пятом такте никого не волнует. Это понятие за рамками профессионализма рецензентов и публики. Всеобщая любовь и понимание. Ебанутые академические табуретки отдыхают. Академизм задушен накорню. Терминология рецензий в народно-застольном меню. И вы знаете, что самое потрясающее? Одни продолжают сочинять, другие играют а третьи описывают впечатление, которое публика может прожевать. Все довольны. Все при деле. В процессе случки рецензентов с народом, - академизм нахуй не нужен. Камерная музыка, под которую нельзя поебаться - даже бабочкам не нужна. А уж это блядское «Der schwer gefaßte Entschluß», вообще академический религиозный опиум.
07.06.2008 12:39:42
  • Максим Бланк | статус: автор
Алекс пЭрвый. затронул суть, тэк сказать фабулу низверг свои корявым, с чем придётся согласиться; ибо прав он:

"Одни продолжают сочинять, другие играют а третьи описывают впечатление, которое публика может прожевать."

И с этим ничего сделать низя. йоптя. пфилософиа
08.06.2008 16:19:44
  • Р.К. | e-mail  | статус: автор
АКАДЕМИЧНО:)
08.06.2008 19:01:29
 
Смотреть также:
 
Рондарёв Артём
 
 
  В начало страницы