Ося Бегемот Раздел: Kult прозы Версия для печати

Дневник доярки Мани

Дневник доярки Мани, писаный в 1992-2007 годах, заботливо обработанный литератором Осей Бегемотом. Нецензурные выражения убраны. Несколько сокращен. Местное наречие сохранено.

Заглавие… Гм… Заглавие такое:
Газовая революция. Этапы большого пути.

Эпиграф:
Ободранская губерния. Абалдуевский уезд. Село Фуражкино. Трава. Хлева направо. Патриархат. Хлеба налево. Благодать.
(Ося Бегемот)

Запись первая.
Ох ты, ребяты-то приехали. Из Горького, что ли, болтают. Бядо-о-овые, ай бядовые. На дыре дыру вертЯт.
Трубу привезли, уложили прям на пашню. Газ теперь будет. Станция газовая. ГКС называется. Заживем. Дрова забудем.

Запись вторая.
А магазин-от у их, говорят, не чета сельпУ. Молоко сгущенное, тушенка, дилькатесы разные. Танька, суседка, ходила, нюхала. Дык по талонам, грит, дают. Колхозников велено не пущать.

Запись третья.
А у Таньки-то Федька ейный сторожем на станцию устроился. Али как по ихняму – ссыкьюрыти. Трубу теперь охранЯт. Зарплата поболе, чем председателевая. Телевизер купили. «Самсунь» какая-то. Японскай. И за чо Таньке счастья такая?

Запись четвертая.
А вино, грят, у их пить нельзя. Враз выгоняют. Порядки, вишь, строгие.

Запись пятая.
А мой всё на тракторе. Ванька он и есть Ванька. Весь дом соляркой пропах. Тьфу! Тоже на станцию ходил устраиваться. Дык, местов, сказали, нет. Полколхоза у их, иродов, работает, а моему Ваньке местов нет! За чо такое наказание? А девок там, говорят, по зубам смотрят. Ежели зубы целые, то без анкеты примают. Сам начальник-то у их до девок охоч, ой охоч. Все село трещит про его.

Запись шестая.
Федька куртку кОжану купил. Танька вся расфуфыренная ходит, как гусыня. Конечно, по цветному телевизеру «Дикую Барбару» смотрит. Куда нам. Мой-то с горя где-то «Рояля» напился. И где, паразит, деньги взял, в колхозе уж почитай год, как кассира уволили. Считать-то нечего стало.

Запись седьмая.
Танька сегодня мимо в шубе прошла. Не поздоровкалась даже. Вот мурло-то. Ежели я в телогрейке хожу, это что ж, со мной и здороваться не надо? ХАлда она и есть хАлда.

Запись восьмая.
Мой весь в мазуте пришел, страшней черта. И чо я думала, когда за его шла? Вот так в мазуте и сдохнет, и меня со свету сживет. Несчастная я дура.

Запись девятая.
Федька сёдни утром откель-то машину новую пригнал. На нас и не смотрит. Ваньку увидел, отвернулся. Сволочь. Ссыкьюрыти поганый.

Запись десятая.
В колхозе рожь кака-то странная выросла. Как этот ГКС появился, она вся интересней и интересней, рожь-та. В этом году на подорожник похожая.

Запись одиннадцатая.
Конечно, когда в колхозе агрономом пастух. Сам-то агроном теперь грузчик, баллоны какие-то таскАт на себе, или еще чо.

Запись двенадцатая.
Мой на дикалОн перешел. Денег, грит, у меня на казенную водку не хватАт, я не как Федька – не мильонщик. ДикалОн теперь какой-то не такой. Водой разбавлЯшь – не белеет, а как Ванька его дерябнет – глаза мутные, ровно молоко. И дури как у быка годовалого. На стенку аж кИдатся, сердешный.

Запись тринадцатая.
Танька сегодня в сапожках импортных прошла. И ходит, и ходит мимо окошков, хАлда такая. Специально это она. Сама все толще и толще. Со мной скрозь зуб начала каляЯкать. Мильоншыца, чо ей скажешь.

Запись четырнадцатая.
Угол в доме обваливаться начал. Мой-то пьяный вусмерть, пошла сама к председателю. Дай, говорю, хоть лесу, а то насовсем вымерзнем. А он на меня дико так посмотрел, а потом заплакал. Ровно первый раз увидАл. Нет, грит, Маня, леса у меня. Ни денег, грит, нет, ни дров, ничего нет. Печать, грит, я тоже потерял, а потому пойду-ка я сейчас в сельповском чепке напьюсь, а затем в ельник уйду и повешусь. Завхоз мне мыло с веревкой достал. Ушла я от его ни с чем…

Запись пятнадцатая.
Танька с Федькой вчерась в квартЕру переехали. Городская квартЕра-то, с ванной, балконом, нужником теплым. Обои в цветочек. А Федька мебель покупать поехал. Дом-то свой они продали, зачем он имЯм? Мимо меня на машине визгнул, я и отпрыгнуть не успела, вся в грязЕ домой пришла. А моему чо, возле печи уже лежит, сытай-пресытай. Хотела я его сковородником огреть, да пожалела. Пущай уж. Хоть пьяный, да свой.

Запись шестнадцатая.
Пьянка сегодня на станции. Говеют. Федька с Танькой, разодетые в прах и пух, под ручки пировать пошли. День какой-то у их там. День трубы вроде, празднек, значит, Ихняй. Я маненько постояла, посмотрела на их, да и пошла навоз на хлевЕ чистить. Ванька баньку стопил, четушку принес. Выпили мы с ним, песни попели. Телевизер все равно третий год как сдох.

Запись семнадцатая.
А сёдни, грят, Федьку-то с Танькой из квартЕры выгоняют. Напился там Федька-то, бают, на празднике трубы этой, да и подрался с начальником. Ну, тот его и выхлестнул с работы. Заодно из квартЕры тоже.
Так имЯм и надо. Наконец-то и мне радость.

03.08.2008 13:51:00

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  4

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
да...Регина Дубовицкая сосйот."Хы хы,дорогие мои!"(с)
03.08.2008 14:22:15
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Урюк
Абсолютно правдивая вещь.
Полностью колхоз пошел в развал в этом селе.
Агроном колхозный получал ползарплаты грузчика газостанции в самом начале деятельности (где-то год 1992 наверное).
В итоге там остались одни алкоголики.
03.08.2008 16:20:02
  • 158advocate | статус: президент
такое же говно как и стихи
04.08.2008 00:05:40
  • SoL | статус: читатель
такие стихи как и говно.
09.09.2008 11:27:47
 
Смотреть также:
 
Ося Бегемот
 
 
  В начало страницы