Максим Бланк Раздел: Половой вопрос Версия для печати

Трава для Аннушки.


Сия история изволила со мною приключиться в тот период времени, когда некогда моложавым юнцом я поломал себе пару рёбер и отправлен был строгой маменькой, и статским советником папенькою в санаторий губернской больницы для поправки пошатнувшегося моего драгоценного здоровия.
Осенняя листва бывшей усадьбы Тарпищевых, в которой находилося больница со множеством садов и близлежащих троп ведущих то к озеру, то в сквер; расстилала своим позолоченным погостом весь вид. И даже местный, приблудный дворник, Никодим, не в состоянии был бороться своей метлою с красотой осени, приютившеюся в этом зачарованном усладою месте. Сложно было представить, насколько прекрасно было бы оставить листопад в покое и профессор доктор медицинских наук главврач больницы Авдотия Ардолионовна Шток неуклонно укоряла Никодима за нетрудоспособие в выполнении поставленной ему задачи по уничтожению листвы.

- Неужели нельзя собрать всё вот так вот? И в костёр. Нахуя мы тебя тут держим, бля, Никодим; чтоб ты спиртягу пиздил из лаборантской? Давай, давай, собирай! Мне тут нахуй не нужен перегной.
- Не волнуйтесь, Авдотия Ардолионовна, я ж собираю. Вот.
- Во. Вот так! Да там у статуй собери, а то гнилью смердит по округе, гнилью. Мне стыдно уж перед коллегами практикантами из пристольной. Ишь, развёл тут листопад, бля.

Статуи, кои, как и колонны, украсили бы своею нагою благопристойностью любую б знатною усадьбу или какой-нибудь дврец; и в самом деле были чисты и невинны. И листья, окутавшие нежные творения забытых итальянских мастеров скульптуры, смотрелись волшебно и нарядно, вдохновляя прогулявшихся осенней аллеей вечно молчаливых и грустных пациентов графского имения и гармонируя с окружающей красочной идилией. Солнечные лучи редко в этот период посещали своим вниманием больницу, но даже если бы неугомонный луч и соизволил посетить сие место своим вниманием, то неуклонно оный бы изволил застрять и потеряться в вечных дубах да местных величавых клёнах.
Жёлтые стены, некогда усадьбы Тарпищевых, смотрелись гармонично, украшенные белыми величественного вида колоннами, возвышавшимися до высшего третьего этажа в своём позднем романическом стиле. Окна были узки, но достаточно высоки, чтобы узреть своим видом позолоченные графские люстры и всевозможную изящною лепнину, окрашенную по распоряжению главврача Шток в простой и неприхотливый белый цвет, но местами настолько грубо и неряшливо, что желтизна тарпищевского сусальное золота нескрываемо зияла в высоких потолках больничного убранства на фоне штоковского самоуправства. Герб над колоннами ещё напоминал гостям больницы о принадлежности к знаменитому графскому роду, но красный грубый крест перечёркивал своим сущем всю историческую ценность некогда видной графской усадьбы. На заборах остатки, недоварованного местными прощелыгами, герба по распоряжению вечной Авдотии Ардолионовны конечно закрасили в поначалу в чёрный цвет, но родной позолоченный неуклонно побеждал в эволюционном процессе и в некоторых местах кованного забора даже выигрывал, красуясь инициалами бывшего графа Тарпищева.

От уколов, как и кислых таблеток, которые я конечно же не пропускал; в этот раз, поддавшись на уговоры моложавой практикантки Аннушки, я решил воздержаться. Аннушка была настолько чиста и наивна в своей неуёмной похоти, что всегда краснела от моих безобидных поцелуев в щёчку, и намекая на отсутствие главврача в ночное времие дежурства, звала меня к себе на посиделки; упиваться чайком со баранками, присланными ей из её родного Кондопоки милой маман.

- Советую вам, мой трепетный друг, не кушать сегодня обеднею таблетки. Да и укол я вам не смогу сделать. Да.
- Ах, Аннушка, вы так, голубушка сегодня милы, что я, право же…
- Таблетки моей настоятельнице Шток, несут в себе то, что нам сегодня с вами не нужно будет, - поправляя свой беленький накрахмаленный сарафанчик и смотря вниз клокотала сестричка и добавив; «Сегодня я в ночную», - скрылась в дверях ординаторской.

- Ну ты её выебишь, походу, брателло! – не унимался крупного вида лысый пациент лежавший на каталке в коридоре, внештатный корреспондент черносотенной «Бомжовщины», с огнестрельною раною на правой ягодице, получившей её за отказ оплачивать барменше Людке пол-литра анисовой в придорожном байкерском центре "Секстон" на Нижних Мневниках.
- Не смешно.
- Не ссы ты. Главное к стене её припри, а там под халат лезь култяпами и в дамки.
- Я разберусь сам.
- Ежели хочешь отвлечься у меня заначка имеется, правда не чистоган; но крутит неподецки так.
И достав свёрнутую в несколько раз газету, оглядевшись, развернул кулёк, шёпотом протянул: «Во!». На коряво напечатанной полиграфии черносотенной «Бомжовщины» за 19 сентября лежали несколько листов тёмно-бурого, местами зелёного, цвета. Вонь испрожняемая от запаха чудо культуры поначалу была, право, противна и едка, но после непродолжительного принюхивания оказалась вполне чудным букетом не несущем в своей стезе ничего жеманного и мерзкого, а даже наоборот гнетущая ум культура сподвигала на многое то, что при приёме таблеток и всяких врачебных процедур становилося сокрытым за семью печатями, как какое-то запрещённое действо.

- Дунем?
Я от неловкости что-то промямлил, но после с нескрываемым чувством радости посетившим меня, крикнул:
- Замете; ни я, милостивый государь, сие изволил предложить!
- В подсобку, таинственный незнакомец! И немедля! – увлёк меня лысый здоровяк с огнестрельною на ржавой каталке.

Накурившись неведомой культуры до основания и хохоча от прочтения ереси, струящий из черносотенной «Бомжовщины», я находил ответы на многие вопросы бытия: «Почему мой лысый товарищ работал именно в черносотенной газете и всегда её носил с собою в карманах, цитируя по возможности всем и гогоча от неуместного, теперь уже мне ведомого, хохота? Что прятал дворник Никодим в ординаторской, посещая оную в ночное времие, когда обход сопел во все щели ото сна. И думал, много думал про Аннушку, милую Аннушку; юною такую, нежною, трепетною, как тонкая свечка на ветру или как хрупкий фужер для шампанского. И мне почему-то захотелось испить с ней игристого винца и в грубой форме, швырнув хрусталь об стену, порвать на ней халатик, да забрать всю её невинность, взращённою на далёкой кондопокской земле. И это чувство порочного растления во мне усилилось тысячекратно, подняв моё неистовство на высокий пьедестал бытия.

- Всем в палаты! Готовимся ко сну! – донёсся голос, уже подзаправившегося в ординаторской чистой медицинскою спиртягою, Никодима.
- О, где ты, Аннушка?
- Хуяннушка… Спать пиздуй, больной, бля! – отрезал дворник.

Падали листья тенью на стене. Время шло. Часы пробили полночь. Свет луны освещал палату, люстру со хрустальными завитушками, лепнину на потолке со гербами графа Тарпищева, резьбу на дверях и оконцах из определённо благородных пород древесины, головы больных соседей, видевших уже не первый сон. Все спали. Лишь я не смог заснуть, витая где-то там; среди образа моложавой пепиньерке третьего курса медицинского университета имени князя Бехтерева, юной девицы Аннушки.
Дверь в палату с противным ночным визгом скрипнула и в дверях возникла она. Я от счастия, хотел было претвориться спящим, но то, что отличало нас биологически от женского организма, вдруг неожиданно встрепенулось, устремившись в сторону вошедшей Аннушке своим сущим нетерпением.
- Ого! Что там у вас? Я должна вас осмотреть! – строго сказала Аннушка, - Следуйте за мной!
Я послушно поспешил по длинным коридорам усадьбы какими-то окольными путями в ту часть здания, где мне ещё не доводилось прибывать. Подсвечники освещали сей тайный маршрут, озаряя своим светом халатик и тонкие упругие юные черты тела Аннушки под ним. Точёные ножки, поднимаясь по лестнице игрались своими жилками и задняя часть, улыбаясь переваливалась то вправо, то влево, то вправо, то влево… Не оставляя мне ни малейшего шанса на спасение от её мягких и ласковых чар.
Мы зашли в кабинет с заполненными пробирками и огромной резной скамейке посреди, покрытой тёмно-бордовым щёлком и глупым рисунком дракона в каких-то псевдояпонских мотивах. На стене висел в тёмной резной рамке портрет в карандаше бородатого мужчины средних лет с надписью под рамкою «Миклухо-Маклай». Окно было зашторено плотной английской гардиною в сложном рисунке с алыми мелкими маками. Из приоткрытой форточке доносился шум ночного осеннего ветерка, да пьяное причитание дворника про осенние листья и смердный запах жнивья. Из коридора слышались крики припадочного поэта, всё пытающегося покончить со своею болезной творческой жизнию в очередной раз.

- Что у вас?! – строго, но с нескрываемой дрожью в голосе произнесла Анна.
- У меня? У меня многое, а точнее; вот сие. – Я быстрым движением соизволил снять штаны своего больничного халата, зацепив вдогонку и трусы, тем самым показав юной сестричке свою истинную зрелость и всеготовность к дальнейшему лечению.
Подойдя вперёд, чуть спотыкаясь о шпильку правой туфельки и сняв очки, вынув помаду и беспорядочно водя ею по губам, не на секунду не отрываясь своими милыми глазками от объекта её лечения, она приспустилась на коленки. Измазав помадою мой созревший уж инструмент, она нежно взяла его губами, тут же опешила и встала, освободив мой член от такой благодати.
- Что же я делаю, боже?
- Вы знаете, милостивая голубушка, что я давеча изволил прочесть полностью издания черносотенной «Бомжовшины». И как вы думаете, что же они хотят-с?
- Интер..р..ресно, - поправляя причёску и наблюдая в окно за Никодимом, изрекла сестричка.
- Они хотят...
- Так что же они хотят? – повернувшись снова ко мне, негодовала Аннушка.
- Они хотят…
- Они хотят, - шептала она, настигая меня свои юным страсным взглядом.
- Хотят-с.
- Хотят-с
- Хо…
- Тс-с-с…
Бешеная культура внештатного корреспондента «Бомжовщины» с огнестрельною раной на правой ягодице, напомнила своей неугомонной травяною сущностью высушенной листвы о себе с такою необычайною силою неистовства, что скамейка, явившееся пристанищем двух безобразно кувыркавшихся в пороке нагих тел, не выдержав натиска, изволила треснуть в том самом месте, где моя нога располагалась на ножке Аннушки, стонавшей про «что хотят-с они». Кровь, хлынувшая из моей теперь травмированной ноги так испугала Анну, что покинув меня и нацепив разорванные остатки своего некогда халатика, она бросилась исполнять свой служебный долг. И так сталося мне, милостивые государи, прекрасно и вольно, что даже слащавая ухмылка Миклухо-Маклая и крик матершинника Никодима, не смогли испортить моего опьянённого расположения духа.
И я уже не обращал внимание на оказанную мне наскоро медицинскою помощь полуголой страстной Аннушки и её последующие клокотания «Я кончаю!»

А я всё лежал и думал о том, что неплохо бы замутить ещё сей волшебной упоительной культуры определённо благороднейших изысканных кровей, как и эта знатная усадьба расстрелянного чекистами графа Тарпищева, погрязжая в осеннией паутине листвы.

10.10.2008 13:02:57

Всего голосов:  3   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  1   
зачёт  2   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  41

  • Р.К. | e-mail  | статус: автор
Вот такой вот неожЫданный М.Бланк, ПРОзаический...
10.10.2008 13:04:05
  • Максим Бланк | статус: автор
Урюкмию и Хлое - категорически не понравилось сие под 5Лейблом Скотландского высера, кста
10.10.2008 15:06:49
  • Максим Бланк | статус: автор
Хлоюшка, я ж не ставил состовляющей образность персонажей, тут были совершенно иные приоритеты связанные со травкою и листочками/пусть даже осенними, пох\
10.10.2008 15:34:22
  • Максим Бланк | статус: автор
Голубушка, ну мочему же "не так категорически-то"? Сжальтесь и над Нобелевскими нелауреатами и усмирите своё блаженство
В слезах, с отчаяньем в груди
О, сжалься над своей тоской,
Своё блаженство пощади!
Не стоит куцать, ангел мой.
10.10.2008 16:37:08
  • Максим Бланк | статус: автор
Тютчев мой сосед в прямом слысле этого слово, и как родственнику, по-соседски; ему бы, увиряю вас, понравилось и ещё как и потомкам его дев, с чьими кровушками поперемешивался и я сам в мурановский летний день под пьяными яблоками верандою
11.10.2008 20:50:45
  • Максим Бланк | статус: автор
Он давеча восстонавливается опосля жестокго пожара каких-то уиопков и в скором времени распростит свои дверюшки вновь усадьбовка за достаточно недорогое втыкало с экскурсводом.

Кстати, требуются финансы для восстановления сгоревшей усдьбы Фёдора Михайловича. Существует даже свой расчётный счёт если что. Я напрямки пару лет назад даровал сви кровные, о чём вам неуклонно констатирую любезная вы моя Хлоюшка
11.10.2008 21:30:00
  • Максим Бланк | статус: автор
пьян-с
11.10.2008 21:41:29
  • Максим Бланк | статус: автор
во-во! Я гтов ваще. Перечислять литраж укланюсь. И ещё кое-кого укланю
11.10.2008 21:56:44
  • Максим Бланк | статус: автор
во-во! Я гтов ваще
11.10.2008 22:21:23
  • Максим Бланк | статус: автор
меня окружают ноты, что буки

Бросайте ститут и айда бухать в контру к великим киношникам!!!
11.10.2008 22:30:11
  • Максим Бланк | статус: автор
Дафниса йобнули!!! Повод нажраться неплохой. Советую опуститься на дно; там лавешки вокруг! Лаве - весщщщ
11.10.2008 22:34:19
  • Максим Бланк | статус: автор
Горячий...Совсем белый он
11.10.2008 22:35:38
  • Максим Бланк | статус: автор
Я ПЬЮ ЗА ТРЕЗВОСТЬ!
11.10.2008 22:41:04
  • Максим Бланк | статус: автор
футбол!!!
11.10.2008 22:47:56
  • Максим Бланк | статус: автор
Жирков ДенисовАршавин!!! Вперёд блять!!!
11.10.2008 22:49:59
  • Максим Бланк | статус: автор
шумно!!!
11.10.2008 22:50:52
  • Максим Бланк | статус: автор
БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ, СУКИИИИИИ
11.10.2008 22:56:33
  • Максим Бланк | статус: автор
нужно пробивать оборону, как в великую отечественную
11.10.2008 23:07:00
  • Максим Бланк | статус: автор
Вы думаете он спал...футболисты никогда НЕ: спят, дрочат, пьют, ибут и ваще павельные такие ребята, просто иногда нихотят. Потому, что "комуэто надо-то\"

жаль швайнштайнера; он бы нам ещё пригодился
12.10.2008 09:06:24
  • Максим Бланк | статус: автор
немцы прост нас не любят - а сие важно!
мы то их - любим. вон, полстраны на немецких тачках рассекают, гниды
12.10.2008 12:49:55
  • Максим Бланк | статус: автор
не при Немце будет сказано, мы их скоро сделам. да поможет нам Хидингъ. он - гусь ниипать
12.10.2008 13:07:28
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
ну уж, бланк, извини,как обычно,- пропустил. надо было поместить в =культ прозы=, а не =ебли=. (это похвала,типа)
вобщем,чо тебе насоветовать,дружище?
многословность-авторский стиль,понимаю.ненужные выебоны-тоже.про зопятые через жопу- молчу.
но вот я бы тогда усилил некоторые моменты,для пущего,так скаать =куртауза=
"расстилала "-растлила
"уничтожению " -низвержению или изничтожению
"пристольной" - первопрестольной. или у тебя сталица при столе?
тогда так: явста-обильной
"красочной идилией" -ласкающей глаз любвеобильной идилией.идилия-не может быть активна=> красочна
"перечёркивал своим сущем"-перечёркивал своим кричащим естеством
"всяких"-всяческих
"далёкой кондопокской земле"-добавить "холодной" или "мерзлой" а можно оба
там где про "ножки" добавить конктретики,а то выходит,что в =прожилках нежных= -жопа, а не икры.
"клокотания "-клёкотания орлицы(ударение на "о"),тогда появицо жывотная страсть или как там у вас?
ну кактотакЪ.дерзайте вьюнош и покои средь левкоев нам только сняцо.
13.10.2008 14:40:15
  • Максим Бланк | статус: автор
даю добро на правку.
мне культ "эбли" - нравится. можно оставить
бланкъ
13.10.2008 14:47:35
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
ебанись,макс.сам доработай и вышли по новой.тут,в принципе,ничего сложного.всё тож самое,но в навязчиво-превосходнейшей степени.
а то еслиж я поправлю в избранное попадёт:)
13.10.2008 15:03:16
  • Максим Бланк | статус: автор
Урюк. Временем Бланк не обладает, ибо сваливает на неделю иль две в дальние моря-дороги для порабащения непокорных зулусоф...
приеду - разбирусь с "травой"
13.10.2008 15:15:36
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
не забудь тогда наслать штук пейсят творений.чтоб РК не скучал.ага
13.10.2008 15:28:01
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Хы. Хуясе.
13.10.2008 15:29:31
  • Максим Бланк | статус: автор
Урюк!
я уж давно как ничо ни пишу, тока бухаю, спортсменю, да работаю как ибанат

ОСЬ! иоптя, рад тебе!
13.10.2008 15:37:57
  • Максим Бланк | статус: автор
Урюк!
...вот нажрусь как нить и вышлю стотыщ гр..гыыыыыыыыыыы
13.10.2008 15:39:12
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Поконкретнее нащот ста тыщ пжалста
13.10.2008 15:40:45
  • Максим Бланк | статус: автор
Ось.
в состоянии близком к белки, можно вытащить и не такое... но чтоб трясти им во все стороны, да ещё и напевя "хаву нагилу" ... бугага просто
13.10.2008 15:50:46
  • Максим Бланк | статус: автор
Бланку лучше не пить, а то он историю государства росйского срамит своим поведением
13.10.2008 15:52:23
  • Максим Бланк | статус: автор
Ось. выкини чо-нить на культ в ходе новых изъёбств сша!!!
13.10.2008 15:55:10
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Подождите чуток занят что есть весь пиздец
13.10.2008 16:11:06
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
спорт- вреден(с)НОМ
http://video.mail.ru/mail/chivasreagal/931/1270.html
13.10.2008 16:15:54
  • Максим Бланк | статус: автор
Урюк. Видел, видел и даже имею отчасти к сему кое-какое отношение!!!
13.10.2008 23:15:50
  • Vyach | статус: читатель
Как упаражнение - может и сойти. Как стилизация - не покатит. Поскольку романтизм - он чистый, а реализм - извините... И мешать их - моветон...
14.10.2008 12:23:43
  • ДормидонтЪ СпиридоновичЪ | e-mail  | статус: читатель
да..это было здорово мне мало поживщему на данном ресурсе, это милое произведение, пока кажется лучшим..

а эти чудесные фразы..
- - В подсобку, таинственный незнакомец! И немедля!


ах как бы сейчас это было в тему господа..)
21.10.2008 14:30:08
  • Вильгельмина Ардолионовна Бздынь | статус: сочувствующий
Перечитала комменты... любите ж Вы, однако, сам с собой разговаривать :))))
20.04.2009 23:45:34
  • Максим Бланк | статус: автор
Проиблисо ваши каменты. голубушка... Проиблисо :((( А в них был СМАК-с
21.04.2009 00:10:02
  • Вильгельмина Ардолионовна Бздынь | статус: сочувствующий
А я и рассказец перечитала. Мне по-прежнем некоторые моменты не по нраву, но я Вам зачет поставила... ностальгически-приязненный
21.04.2009 00:11:53
 
Смотреть также:
 
Максим Бланк
 
 
  В начало страницы