Rips Laovai Раздел: Kult прозы Версия для печати

ИмпираторЪ покоряет Европу (часть 2)

Ну, собственно, вернемся к нашем баранам, т.е. к самой фстрече и её участникам. Седьмова мне надо было делать презентацию. Конечно, никакой презентации у меня не было готово, поэтому все делалось в последний момент на глашином ноутбуке. Еще были распечатаны переводы и переплетены на работе в красивыйе книжыцы. В опщем, йа посадил Глашу за комп, чтобы она мне слайды меняла, а сам начал песдеть. Ну там кто мы и что мы, когда образовались, что делаем, какийе у нас планы на эту и последующие жизни и все такойе. Буржуйские люди долго не врубались, что мы фсе делаем бесплатно. Что администрация зарплаты за ресурс не получает, что камрады фсе тусуюцца на ресурсе без корыстных целей, отвечают на вопросы всяких исследований, таскаюцца на тренинги — и в этом процессе не присуцтвует бабло. Для них это как бы дико и странно. Но в итоге фсе решили, что в целом это заибись. Типа нас так много и мы делаем такие песдатые вещи. Короче, перед лицом балованных европиоидов были сорваны аплодисменты.

Потом мне задавали какийе-то вопросы и фсе такойе. Чота не помню, как меня занесло в такуйу сферу, но йа стал говорить, что вся проблема человечества в целом и нашего ресурса в частнос ти заключаецца в идиотах. Что умному человеку можно и торчать, и стрелять из пистолетов и рогатки, и вообще делать разные вещи. Идиоту же нельзя даже спички доверять. Йа говорил горячо и убежденно, как Ленин. Снижатели вреда смиялись. Йа не понял, что их так развеселило — видимо, им не пишут письма типа: «братан, как
сварить винт из терпинкода, да хранит тебя Джа?». Так что презентацыя прошла успешно. Глаша сказала: «Довольно яркая была презентацыя», — но йа не понял: это она похвалила или типа решила больше не связываца.

В последний день конференцыи приперлись выступать ещще более колоритныйе личности, чем йа с торчащщей из куртки ватой и тенью безумия на табле. На конференцию приперлись два пейзана из Боливии. Один йакобы историк, второй вообще мутный — представился антропологом, но выглядел как апустившыйся бандит. Два дона хуана в потертых шляпах, при взгляде на которых нивольно вспоминаецца слово «наркокартель». Они тока по-испански, зато выразительно толкали речь про кокаин. Опщий смысл был таков: кока — это песдатойе растение, и их народная привычка — жрать листья коки. Типа там у них больше ничиво не растет, и даже ихние овцы и всякие другийе домашные верблюды пасуцца на боливийских перелесках, жрут листья коки и не загибаюцца, а бледнолицые объявляют коке войну, и это напрасно.

Аудитория явно волновалась, фсе спрашивали друг друга: а не привезли ли случайно эти пейзаны чево-нибудь такова, из ихней народной культуры и искусства. Типа чтобы не тока познать прелесть коки в теории, но и практически. Йа рубился и, чтобы не йобнуцца со стула, ходил иногда курить с одним американским камрадом. Потом конференцыя закончилась, йа пошол в нумера, поставился и мы решыли пойти поколбасицца децыл. На ресепшен неожыданно мы наткнулись на донов хуанов. Они сидели, улыбались, и стеснялись фсей этой вражеской богатой обстановки. Мы не сдержались и решыли подвергнуть боливийцев допросу с пристрастием. Задан был классический интернациональный вопрос: «Есть чо?» На что доны заулыбались и сказали, что есть тока листья. Ну, конечно, листья были быстро отобраны у растерявшыхся крестьян, и вместе с листьями мы слились.

Листья оказались полной беспонтофкой. То ли доны оказались не так просты и развели нас, то ли действительно любайа овца может питацца кокой без вреда для здоровья. Больше всего, по-моему, Глашу и американскова камрада проперло от моего вида: с севшым зраком, слегка зарубайась, йа сидел на диване и поедал листья, а надо мной нависало впившееся в потолок колесо. Потом йа сидел один и смотрел телевизор на голландском йазыке. Ничего не понял, но много смиялся. Потом отрубился аканчательно. В опщем, беспонт ети стимуляторы — хоть в порошке, хоть в листьях. На следующщий день мы с Глашей пошли на вокзал и купили билеты в Амстердам.
Два часа в электричке курили и пялились в окно. За окном были маленькие города типа Антверпена и поля. На полях стояли, лежали и какали коровы. Больше там ничиво не происходило. Цынтральный вокзал Амстердама на меня сразу произвел тяжолое впечатленийе. Там очень много людей и сомнительныйе указатели: в одной части вокзала они, например, есть, а в другой — болт, разбирайся сам. Там можно и по трезвости плутать довольно долго. Мы нашли камеру храненийа и сдали туда вещщи. Потом гуляли по приславутому кварталу красных фонарей. Там ничиво интереснова нету: кофешопы, туристы и бляди в окнах. Ещще много каналов с водой и велосипеды. Если убрать негроф, ихнюю архитектуру и виласипеды, то похожэ на канал Грибоедова в Питере
. Вечером нас забрал к себе ночевать местный снижатель вреда. Он живет за городом, в голландской деревне.

Там очень тихо, чисто, кругом действительно мельницы, вода и камыши. Йа поставился от душы и запомнил в основном тока что йа курил на мостках и плевал в тихую ночную воду ихних каналов. Потом наступил наш последний день за бугром. Тут-то, сопственно, фсе и началось. Мы вирнулись в Амстердам, посетили тамошнюю клинику для торчей, там ничиво интереснова не было: та жэ самая атмосфера, что и в Антверпене. Несколько, конечно, задел тот факт, что ночлежка там выглядит более призентабельно, чем мойа московскайа квартира за 400 баксоф в месяц. Йа даже нимного расстроился, погрыз нокти и выковырял из куртки нехилый кусок ваты. Это меня успокоило, и мы пошли гулять.

Вечером нам предстойала труднайа задача: вернуцца на вокзал, купить билет до Брюсселя, из Брюсселя добрацца в международный аеропорт и сесть в самолет. И вот тут случилась основнайа подляна. Мы случайно забурились в магазин с ненавязчивым названием Баба. Баб там не продавали, зато продавали ганджу и грибы. Йа было приценился к семенам — камрады просили привезти, но, узнав цены (50–70 еврорублей за пять сморщенных семечек), выковырял из куртки ещще один большой клок ваты и тут случилось страшнойе. Мой взгляд упал на холодильник типа таких, в которых продают кокаколу. Но там была нихуйа не кокакола, а грибы.

Грибы были в пластиковых коробках и выглядели сытно и питательно. Более фсиго они походили на небольшые подберезовики, произрастающщие на скудной почве средней полосы России. Цена грибам была 14 еврорублей за коробку, а в коробке было грибоф десять. То есть их можно было дажэ жарить с картохой — получился бы нехилый ужын. На самом деле мне вовсе не хотелось грибоф. Йа их вообще не люблю и до етова жрал один раз в жизни. И йа не знайу почиму йа стал жадно блеять и дергать Глашу за рукаф, тыча пальцем в грибы и убеждайа ее, что мы обязательно должны их купить и сожрать.

Может, давила обстанофка: Европа была слишком тихой и мирной, а Глаша слишком трезвой и рассудительной. Может, мне не хватало ощущенийа, что этот мир должен умереть, или это залежы амстердамских велосипедов так плохо подействовали на кору головнова мозга. Глаша, безусловно, женщина умнайа. Она миня увещщевала и дажэ увела из этого магазина проч. Она говорила, что нам надо скоро ехать в Брюссель, а оттуда в аеропорт, а там проходить регистрацыю и искать наш самолет, и лететь в Москву. Ищо она уже поняла к тому времени, что метадон йа потащщу с собой, а вофсе не выпью его, йа не сдамся ейо мольбам не везти палево черес границу. Глаша говорила, что фсе это гиморно и по трезвости, не то, что под грибами. Глаша говорила, что у нейо под грибами может оторвать башню и она за себя не в ответе. А если она за себя и за миня не в ответе, то тогда никто не в ответе, и йа и так-то дурак, а если еще и не в ответе, то…

Так мы отошли метров на двести. Но вы ведь с самово начала не сомневались, что Импиратор не ударит в грязь иблом. В схватке со здравым смыслом Импиратор одержал увереннуйу победу. По идее, даже не сказав ни слова. Йа внимательно слушал и молча шол рядом. Однако Глаша позырила на миня, тяжело вздохнула и покорилась сутьбе. Вот до таких высот можно развить силу духа за годы торча и долбойобства. Как вы уже таки поняли, мы вернулись в «Бабу».

Сразу оговорюсь: если кто будет в Амстердаме, зайдите в магазин «Баба» (хотя, может, их там несколько? или это меня так глючило?) и дайте пажалуста песды тому чуваку, который сказал, что надо хавать по коробке грибоф на рыло. И что если сожреш меньше, то не вопрет. Вперло бы, даже если бы треть коробки сожрали — но тогда йа по наивности этого не знал.

Короче, выдано нам было по коробке грибоф. Йа даже растерялся у прилавка с этими грибасами в руках. Mиня как-то слегонца замкнуло: стою в магазине с лукошком галюцыногенных грибоф и как-то не врубайусь, как, а главное где сожрать такое количество етой отравы. Тогда йа вежливо спросил продавца: «Слыш, дятло, а где ети грибы у вас можно сожрать?». Подлый продавец-психонафт поправил очочки и сказал, что в принцыпе где угодно можно жрать. На улице можно вот так встать и сожрать. В кафешопе можно сожрать. Ну может не стоит там в супермаркете или каком бутике жрать — вдруг кто-нибудь обидицца, опщество-то нервное, демократическое. Йа чота никак не мог себе представить, что щас выйду на улицу, откройу коробку и буду так вот стоять и жрать эти сырые подберезовики. Учитывайа то, как йа в целом выгляжу, при виде меня могут и так обидицца, даже если йа без грибоф и не в супермаркете. Тогда йа сказал продавцу, что буду есть грибы прямо здесь и сичас, не отходя от кассы. Типа йа так люблю грибы, что прямо кумарит без них и трубы горят, не могу ждать больше ни минуты.

[Продолжение следует]

10.06.2004 15:18:38

Всего голосов:  2   
фтопку  1   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 1   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  3

  • 12z
KLass!
10.06.2004 22:34:01
  • Федя Белкин
не теряю надежды увидеть фото автора.
11.06.2004 17:50:27
  • Erovey | www
Всебы ничего, и даже можно скозать классно, но вот имя «Анимаша» как то не то. А так рульно.
31.08.2004 11:53:34
 
Смотреть также:
 
Rips Laovai
 
 
  В начало страницы