DeeМитрий Раздел: Kult кино Версия для печати

The Good, The Bad, The Weird (2008, реж. Ким Чи Ун)-капуста по-корейски




Вначале немного истории. В 1929 г. бывший сотрудник детективного агентства Ната Пинкертона Дэшил Хэммет (Dashiell Hammett) публикует в США свой роман "Кровавая жатва" (Red Harvest). Книга производит сильное впечатление на японского режиссера Акиру Куросаву (Akira Kurosawa), который в 1961 г. снимает по ее мотивам свой киношедевр - "Телохранитель" (Yojimbo). Фильм пользуется огромным успехом во всем мире, и практически одновременно в Италии выходят два римейка японской картины: Серджио Леоне (Sergio Leonе) в 1964 г. представляет вниманию зрителей никому тогда не известного Клинта Иствуда (Clint Eastwood) в фильме "За пригоршню долларов" (Per un pugno di dollari, 1964), а два года спустя выходит "Джанго" (Django, 1966), снятый "другим Серджио", Корбуччи (Sergio Corbucci). Обе картины становятся сенсацией, а их режиссеры отныне считаются родоначальниками целого поджанра кино - "спагетти-вестерн". Но, в то время как фильм Леоне провозглашается символом возрождения вестерна как такового, бумерангом возвращаясь в Голливуд, где Иствуд на десятилетия становится лицом жанра, второй фильм порождает трэшевое ответвление итало-вестернов с шаблонными сюжетами, исполненных секса и насилия.

К моменту выходы на экраны "Джанго" Леоне снимает, возможно, один из самых великих вестернов всех времен - "Хороший, плохой и злой" (The Good, The Bad and The Ugly, 1966). В то же время прокатчики, пользуясь необычайной популярностью этой темы у зрителей, наводняют сети третьесортных американских кинотеатров дешевыми вольными сиквелами "Джанго" и тому подобными трэш-поделками. Несмотря на ужасное качество и повсеместно торчащие в кадре микрофоны и прочее съемочное оборудование, этот продукт оказывает определенное влияние на творчество великого множества американских режиссеров, а индивидуумы вроде Квентина Тарантино (Quentin Tarantino) вообще считают эти фильмы одним из основных источников своего вдохновения.

К концу XX века вестерн в Америке снова угасает. Но история совершает еще один виток, и в 2007 г. один из "учителей" Тарантино, японец Такаси Миике (Takashi Miike) являет миру квинтэссенцию трэша - фильм "Сукияки-вестерн Джанго" (Sukiyaki Western Django), тепло принятый как любителями трэш-кино во всем мире, так и почитателями арт-хауса. Даже название этой картины одновременно отсылает как к жанру "спагетти-вестерн" в целом (разумеется, с поправкой на японскую кухню), так и к фильму Корбуччи в частности. Сюжет же практически полностью копирует "Телохранителя" Куросавы, возращаясь на японскую землю и эксплуатируя самурайскую тематику. Круг замкнулся? Как бы не так!


Мало кто знает, но еще до того, как появились первые слухи о "сукияки-вестерне" Миике, по соседству, в Южной Корее, молодой, талантливый и перспективный режиссер Ким Чи Ун (Kim Ji-woon) приступил к проекту, жанр которого он определил в полном соответствии со сложившейся "кулинарной" традицией как "кимчи-вестерн".


В виде лирического отступления.
Определенные попытки снять вестерны делались и в Китае – навскидку припоминаю "Мастер меча в Городе Двух Флагов" (Swordsman in Double-Flag Town, 1991, реж. Хе Пин) и "Отель мира" (Peace Hotel, 1995, реж. Вай Ка-фай). Отдельного названия, как поджанр, эти фильмы не удостоились. Может быть, "утка-по-пекински – вестерн"? ;-)


Ли Бён Хон (Lee Byung-hun) вместо Ли Ван Клифа (Lee Van Cleef) в роли «Плохого».


Эпических пропорций действие (а иначе у азиатов никогда не получается) разворачивается «на сопках Манчжурии» в 30-е годы XX века. Бизнесмен-коллаборационист нанимает безжалостного бандита Чан И (Ли Бён Хон, "Терпкий привкус жизни"), чтобы похитить у японского военного атташе карту, которая укажет путь к бесценным сокровищам династии Цинь. Поскольку обладание этими сокровищами может кардинально изменить баланс сил в Азии накануне очередной мировой войны, за картой охотятся и корейско-манчжурские патриоты, и японская армия, и китайские бандиты.


Чон У Сон (Jung Woo-sung) вместо Клинта Иствуда в роли «Хорошего».


Непревзойденному стрелку и рыцарю без страха и упрека До Вону (Чон У Сон, "Воин") сокровища не нужны. Его единственная цель – уничтожить «плохого» Чан И, его единственная мечта – Корея, свободная от японского владычества. Если нанявшим его патриотам кроме головы палача Чан И для продолжения борьбы с японцами необходимы сокровища китайских правителей, он готов предоставить им и означенную карту.


«Странный» Сон Ган Хо (Song Kang-ho) вместо «злого» Илая Уоллаха (Eli Wallach).


Но оба они не подозревают, что в их дела вмешается «странный» персонаж - грабитель Тхэ Гу (Сон Ган Хо, "Воспоминания об убийстве"), который по случайному совпадению также решил ограбить поезд, на котором путешествует японский посланник. Тхэ Гу нет никакого дела до большой политики. Не подозревая о существовании сокровищ, грабежом проходящих поездов он хочет лишь обеспечить безбедную жизнь в эти тяжелые и неспокойные времена себе… и своей бабушке. Разумеется, карта попадает в руки именно к нему.


Китайские бандиты вышли на тропу войны вместо индейцев.

«Хороший, плохой и странный» - самый дорогой корейский фильм всех времен. Работа над картиной продолжалась более двух лет, и официально затраты на ее производство составили свыше USD 17.000.000, в несколько раз превысив первоначальную смету. Из-за нехватки средств съемки периодически приостанавливались, правке подвергались сценарий и монтажные решения. Первоначально все три главных героя были задуманы как равнозначные элементы истории, однако в процессе съемок приоритет был отдан герою Сон Ган Хо – безусловно, наиболее одаренного актера во всей съемочной группе и прирожденного комика-импровизатора. Своей юмористической составляющей фильм обязан именно ему.


Подводная лодка в степях Украины? Нет, просто корейский водолаз посреди пустыни.


При этом сильнее всех пострадал «Хороший».  По ходу фильма он раскрывается менее всех, и, по сути, заметен лишь в экшн-сценах. Постоянные переделки сценария спровоцировали и возникновение сюжетных «дыр» в финальной версии фильма. Ближе к концовке сюжет ускоряется все больше, мотивация героев становится малопонятной, а открывающаяся в самом финале «страшная тайна» кажется откровенно притянутой за уши.


Японская кавалерия приходит, как и положено в вестерне, вовремя. Почти.


При этом фильм поразительно красиво, стильно и профессионально снят. Безукоризненные погони и перестрелки (Ким Чи Ун известный мастер жанра экшн!), колоритные трущобы и бандитские притоны, завораживающие виды пустыни, в которой происходит действие (съемки производились в северо-западном Китае, недалеко от пустыни Гоби) – заслуженные аплодисменты режиссер делит с оператором-постановщиком картины Ли Мо Гэ. Вследствие этого даже в моменты самых нелепых сюжетных витков фильм не отпускает зрителя от экрана. И даже «сырая», не прошедшая стадию post-production, версия картины, демонстрировавшаяся на последнем Каннском фестивале, снискала положительные отзывы как кинокритиков, так и обычных зрителей.


Какой вестерн без разборок «по-мексикански»?


Resume: Несмотря на ощутимые сценарные огрехи и провисания сюжета фильм удался. Режиссеру не изменило чувство стиля, поэтому стоит хотя бы насладиться eye-candy. Всем поклонникам качественного азиатского кино, а в особенности, фанатам Ким Чи Уна и Сон Ган Хо следует смотреть в обязательном порядке!

15.03.2009 16:32:19

Всего голосов:  5   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  5   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  2

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
рецка-классная. вот хорошо тебе Димыч, ты английский пиздато знаешь, а я вот неуч не могу такие фильмы смотреть.не переводят их у нас.
кста, ты -сабака-ирланцкая:), давно обещал перевести Straight to Hell. и што?
15.03.2009 16:44:50
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Информативно.
16.03.2009 19:05:26
 
Смотреть также:
 
DeeМитрий
 
 
  В начало страницы