Чёрный Кот Раздел: Kult прозы Версия для печати

Святочная рассказка

Николаю Копейкину с признательностью за "Медвежий цикл"

Для того, что бы жизнь рухнула, совершенно не обязательны глобальные потрясения такие, например как война, революция или иные катаклизмы. Порой достаточно просто влюбиться.
Вот Ольга и влюбилась. Влюбилась, вышла замуж, и через год относительно безмятежного замужества родила. Всё банально. Всё как у всех. А родила она легко, мальчика, который был очень похож на её отца, и назвали мальчика Роман – тоже в честь отца, правда в честь отца Ольгинова мужа. И Ольгин муж – молодой , видный парень поначалу вроде бы обрадовался, во всяком случае, сделал вид, но достаточно быстро утратил энтузиазм по отношению к наследнику, и решительно спихнув все заботы на Ольгу, плотно отгородился от жены с ребёнком телевизором, работой и прочими насущными мужскими вопросами. Всё просто.
И, конечно же, на этом Ольгина жизнь не рухнула, но это был первый свисток. А второй свисток прозвучать не замедлил.

При Очередной Ольгиной жалобе, к слову сказать, весьма обоснованной : бессонные ночи - мальчик плохо спал, стирки, готовки и работа изрядно выматывали Ольгу. Так вот, на очередную Ольгину жалобу, на усталость, муж заявил примерно следующее:
-Решай свои проблемы сама! В конце концов, тебе был нужен этот ребёнок! Вот и нянчись с ним, а меня не грузи. Я и так устаю! Дай мне спокойно отдохнуть от твоего вечного нытья!
Ликуйте феминистки, красивая молодая женщина постепенно превращается в неулыбчивую серую от пыли постоянных бытовых забот мышь. Но Ольга ещё находила в себе силы смеяться и радоваться тому, что её окружает. Силы ещё были , черпала она их в своём маленьком чуде - в Ромке. Мальчик уже делал свои первые шаги. И пытался, что - то лепетать, мило вытягивая первые слоги:
-Ма… Мааа
А рухнуло всё именно с третьим свистком.
Как-то вечером муж по обыкновению хмуро набирался пивом сидя перед телевизором в кресле. Ольга возилась с обедом на завтра. Ромка ползал в комнате, возя по паласу какую - то машинку. Вздрогнула Ольга от окрика мужа:
-Отвали от меня! Достал уже!
и детского плача последовавшего за звуком падения. Ольга бросила ложку и метнулась в комнату, на плач ребёнка. Ромка плача, полз навстречу Ольге. А муж продолжал смотреть телевизор. Ольга подняла Ромку на руки, прижала к груди что- то приговаривала, успокаивая сына. Затем заслонила собой телевизионный экран, встав между ним и возлежащим в кресле мужем:
-Ты что себе позволяешь Денис!? Не смей никогда поднимать руку на ребёнка!
На что Денис неторопливо поднялся с кресла и молча, ударил Ольгу по голове бутылкой с недопитым пивом, затем, отшвырнув в сторону плачущего Ромку несколько, раз с размаху засадил Ольге ногой в живот, в лицо и ещё разок в живот. После чего не торопясь переступил через пытающуюся подняться, тянущуюся к плачущему к ребёнку Ольгу вышел в другую комнату, оделся, покидал в сумку какие-то вещи и ушёл не взглянув на тех, кто совсем недавно считался его семьёй.

Это был третий свисток для Ольги.
С этим третьим свистком поезд Ольгиной жизни тронулся, громыхнув чередой дней-вагонов, и понёсся куда-то вперёд, не делая остановок и не давая Ольге отдышаться от серых станций календарных лет мелькавших где-то там за окнами состава жизненных событий.
И это был первый свисток для Ромки.
После первого свистка Ромку долго лечили. Но синяки прошли, шрам на затылке остался, а вот способность ходить исчезла ещё до того как сошли синяки. Доктора брали деньги, и разводили руками после очередного лечения. Ольга плакала, затем, сцепив зубы, вновь поднимала голову, улыбалась Ромке и искала новых врачей. Новые врачи, в свою очередь разводили руками, после очередной порции Ольгиных денег.

А Ромка рос. Рос смышлёным тихим мальчиком, любящим маму, и нелюбящим врачей и больницы. И ещё не понимая, а лишь чувствуя изо всех своих возможностей, старался, как - то помогать Ольге. Его жизнь ещё не рухнула. Наполненная похожими одна на другую периодически меняющимися больничными стенами, она ещё не давала Ромке почувствовать разницу между ним, и другими детьми.

Обычно Ольга, уходя на работу, сажала Ромку на широкий подоконник. Она сооружала под ним гору из подушек, что бы не больно было падать в случае чего и, выйдя из дома, махала прилипшему к оконному стеклу сыну. И Ромка сидел, ожидая Ольгу с работы, жадно глядя на небогатую событиями жизнь двора. А в тот день вдруг выпал первый снег. Небо щедро осыпало землю крупными пушистыми хлопьями снежинок тихо стелящихся по безветренному воздуху. И во двор вбежали непонятно почему отсутствующие в этот час в школе дети. Дети бегали по двору радуясь слепящему в дневном свете белому ковру укрывшему чёрную слякоть поздней осени. Дети играли и веселились среди ослепительного белого великолепия. Играли в снежки, возились, просто валялись, бегали. И именно в этот момент Ромку захлестнула жгучая волна непонятной тоскливой жалости к самому себе. Он заплакал, слез с подоконника. Вечером Ромка не смог объяснить Ольге, почему он не встретил её. Но с тех пор больше никогда не сидел на подоконнике.
Именно второй свисток заставил его горько заплакать от неожиданного осознания, того, что жизнь его никогда не будет такой же как у сотен миллионов его сверстников. Ромке на тот момент было уже шесть лет. Третий свисток настиг Ромку в четырнадцать.

Ольга на свою голову купила ему компьютер и подключила к интернету. В первое время Ромка был просто шокирован обилием возможностей открывавшихся ему в окне, ведущем в виртуальный мир. Ромка радовался- теперь и он был причастен к тому огромному миру который простирался за границами его комнаты и даже квартиры. Теперь и он, пусть виртуально, но мог участвовать в жизни разворачивающейся извне. Но суррогат остаётся суррогатом и сколько не говори спирт- ни грамма не окосеешь. А за опьянением следует и похмелье.
И в очередной раз, придя за полночь с работы, Ольга застала Ромку сидящим в своём кресле на колёсах мрачнее тучи. За вопросом:
-Что случилось Ромаш?
Последовала продолжительная Ромкина истерика с вопросами сквозь рыдания:
-Зачем ты меня вообще такого родила?!
Вопросов было много и все риторические. Ответов у Ольги не было. И кое-как успокоив сына Ольга стала думать, что ей делать дальше.
Эта самая истерика явилась результатом Ромкинова осознания своего безнадёжного положения. С третьим свистком мир в котором Ромка существовал, рухнул под колёсами поезда жизни и теперь был поезд , был мир, а вот места для Ромки в этом мире не было. Как не было ему места в том мире за окном. Ромкин мир мгновенно сузился до пределов очерченных креслом на колёсах в стенах этой квартиры. Здесь на диване. И это было страшно.
Трудно сказать кто они, те, кто порой появляется вместе с третьим свистком. Зачем приходят в принципе понятно, а вот кто и откуда, неясно совсем. Так вот и этот явился среди ночи или ближе к утру.

После истерики Ромка уснул – провалился без сил в чёрный омут горького сна. А проснулся от клацанья клавиш. Выключал он комп или нет, Ромка не помнил. Вроде выключал. Сейчас же комп работал, клавиши клацали, а в кресле загораживая свет монитора, сидел ОН! Некто необычайно громадный. Может быть не такой уж и громадный, но в первый момент он показался Ромке просто гигантским. Ромка протёр глаза. Видение не исчезало - в кресле спиной к нему сидел медведь. Ромка не дыша, приподнялся на локтях и, опешив, уставился в мохнатую спину необычного юзера. А медведь бодро клацал по клавишам и периодически глухо смеялся- ржал, чуть прикрывая лапой пасть. Получалось примерно так:
-Гыыыгггыыггыыыггы
Ромка вновь ошалело протёр глаза. Медведь продолжал клацать по клавишам, временами отхлёбывая чай из стоящего на столике бокала. Ромка ещё раз протёр глаза и стал, наблюдать за медведем, лихорадочно соображая, как поступить. До кресла он конечно доберётся- вот оно рядом с диваном, но сбежать по-тихому явно не удаться. Пока залезешь в кресло пока что… Между тем медведь поскрёб с настовым хрустом шерсть на заднице и не оборачиваясь произнёс:
-Хаюшки! Я тут почту посмотрел без тя. А то у мя ноут сгорел. Без проблем? Я у тя в настройках не менял ничего и папки не зырил. Так, в нете покопаюсь децл. Можно?
-Можно, -оторопело отозвался Ромка
-И это, я чайку на кухне нахватил. А то чёта пить захотелось. Я чашку помою потом. Правда.
Заверил медведь, и вновь окунувшись в монитор, продолжил, было клацать по клавиатуре. Но, вдруг спохватившись, повернулся, подскочив к Ромке ему мохнатую лапу с кривыми когтями:
-Саня!
-Что?
Не сразу сообразил Ромка.
-Саня мя зовут! Шурик можно!
Ромка автоматически пожал протянутую медведем лапу, оказавшуюся на ощупь достаточно мягкой:
-Рома.
-Ну и ништяк!
Тряханул Ромкину руку медведь и опять вернулся к монитору.
-Кста, а ты чё не встаёшь то? Знаешь как оно: кто рано встаёт, тот на весь день не выспался!
и заржал своей шутке:
-Гыыыыыггыгыгы
-Да времени то ещё полседьмого .
Растерянно пробормотал Ромка.
-Ага. Спать охотаааааааааа.
Медведь зевнул, потянулся с хрустом и, почёсывая меховую задницу, виновато обратился к Ромке:
- Слышь, Ромыч, а можно я у тя децл потусую? А то мя с хаты попёрли, найтать негде. Я тут в уголке – места много не займу? А? Я ненадолго? На время - перекантоваться только.
Окончательно обескураженный Ромка лихорадочно соображал, что сказать матушке, когда она обнаружит необычного гостя, но Шурик уже тряс Ромкину руку , радостно приговаривая:
-Респект браза, знал, что не выпиздишь мя на мороз! Респект! Я тут в уголке.
И боком пробравшись мимо расстеленного дивана медведь сел в угол за дверью между стенной кладовкой забитой как у всех всяким ненужным барахлом и платяным шкафом. Сел, привалившись к стене и скрестив лапы на груди, мгновенно засопел, погрузившись в сон, оставив Ромку наедине с лихорадочно носящимися в голове мыслями.
Времени было без двадцати семь, и сон у Ромки как ветром сдуло. Прислушавшись внимательно к сопению, раздававшемуся из угла Ромка сел на диване и принялся одеваться, Стараясь привести мысли в порядок. Для начала отогнал навязчивую:
-Ну, всё. Крыша, похоже, поехала.
Судя по мерному сопению из угла и не выключенному компу, а так же пустой, вопреки обещанию нового знакомца не вымытой чашке, крыша у Ромки была на месте.
-Что же это тогда? И что матушке сказать?
Вот на эти два вопроса у Ромки ответов не было. Рассеянно одевшись Ромка переполз- на коляску и покатил в ванную чистить зубы. Ольга вставшая в шесть утра готовила на кухне завтрак - для себя и для Ромки, который обычно вставал позднее. Оторвавшись от строгания бутербродов, Ольга с удивлением приветствовала сына:
-Доброе утро Ромаш! Ты чего сегодня жаворонушкой таким?
-Доброе утро мам. Не спиться чего- то…
Деланно бодро ответил Ромка, и насколько это было возможно, скорей скрылся в ванной. Судя по отсутствию других вопросов, матушка явно не знала, о госте, пребывавшем в Ромкиной комнате. Ольга же памятуя о давешней Ромкиной истерике, очень обрадовалась. Было у неё опасение, что сын замкнётся в себе. А дома он целый день, да один, а в таком возрасте и до суицида недалеко. Тем не менее кофе с бутербродами оба поглощали практически молча ,с опаской поглядывая друг на друга и думали каждый о своём- Ольга о Ромкиной истерике, Ромка о сопящем в углу его комнаты Шурике.
-Мам, ты прости меня за вчерашнее…. Просто накатило что -то.
Вдруг произнёс Ромка, глядя в чашку с кофе.
-Что ты Ромаш, всякое бывает.
Встрепенулась Ольга, встала, подошла к сыну и прижала его голову к своему животу, гладя по отросшим волосам.
-Я тебя люблю сынок, у меня больше никого нет. Понимаешь?
-Понимаю мам. У меня ведь тоже больше нет никого. Ты не плач только. Хорошо?
-Не буду, Ромаш.
Улыбнулась Ольга, украдкой вытирая набежавшие слёзы, поцеловала сына в макушку и засобиралась на работу.

Ромка любил матушку. Ведь у него действительно никого больше не было, и ему было очень стыдно за вчерашнее. Не дожидаясь напоминания, Ромка собрал со стола чашки, тарелку из под доеденных бутеров и покатил к раковине. Составил в мойку посуду и, вспомнив ещё об одной чашке, покатил в свою комнату. Прежде чем въехать Ромка с опаской прислушался: сопения в углу слышно не было. Ромка почти с облегчением вкатился в комнату:
-Померещилось что ли?
Куда там! На столике стоял пустой бокал, а на диване накрывшись с головой, лежал Шурик, во сне зябко подергивая мохнатыми ногами, не уместившимися под одеялом.
-Кранты. Не померещилось ни разу…
-Ромаш, я убежала! Пообедай обязательно! Я перезвоню!
-Да мам!
поспешно откликнулся Ромка, напуская в тон беззаботности и выкатившись обратно в коридор, помахал уходящей матушке с придурковатой улыбкой. Ольга на ходу послала Ромке воздушный поцелуй и умчалась, захлопнув дверь.
Вот так с того самого утра Шурик обосновался у Ромки в комнате.
Ромкины опасения в плане матушки были напрасны- Шурика она не видела, замечала правда иной раз следы его пребывания в квартире в виде немытой посуды и быстро улетучивающихся продуктов. Но Ольга списывала необыкновенную прожорливость сына на возраст- организм, растущий и всё такое, а посуду Ромка и раньше мыть, особо не жаловал. Ромка же чтобы не спалиться старался посуду прибирать, но не всегда успевал- Шурик обладал феноменальной способностью засерать пространство вокруг себя:
-Попьём чайку? Те налить? Я потом чашки помою.
- Ты уже в прошлый раз помыл. И блюдце возьми - стол усрал мышь прилипает.
Скептически отзывался Ромка.
-С хуёв ли ей прилипать?
Деланно возмущался Шурик.
-Чай сладкий, а ты его всё время мимо хлебала проносишь.
Улыбался Ромка.
-Короче. Чай делать?
Делал вид, что теряет терпение медведь.
-Ага, и пряники захвати.
-ЭЭЭЭэ ….это… А нет там пряников ни хуя. Я тут задумался децл…
Смущённо разводил лапами Шурик.
-А я то думаю, чё так спать колко? А это Саня все пряники слупил в одну харю. Причём лёжа на диване. Задумался он. И по ходу усрал всю простыню крошками.
-Я нетленку кропал. Вот и задумался. Кровать надо застилать.
Пенял Шурик, стряхивая с простыни мохнатой лапой остатки крошек.
Но это был, пожалуй, единственный его недостаток. В остальном же медведь оказался очень компанейским парнем. Шурик научил Ромку играть в «Контр страйк»:
-Вали его! Гаси, гаси! Ыыыыыыыыы Чайники! Но пасаран!
И сраться в комментах на различных ресурсах отвечая оппонентам примерно так:
-Уважаемый юзер Гипапатам 18, на ваши нелицеприятные отзывы хочу вам возразить следующее: Идитыфхуй, опоссум резинавый! Сосни у лошадки, критик хитровызалупленный. Гыыыыыыыыыыыыыыыыыы!
Медведь так же показал, как делать коллажи в фотошопе:
- Таааакс это стирай, вот здесь выделяем. Вот теперь заливай. Бляяяяя ты чем залил? У неё теперь сиськи синие! Ыыыыыыыыыыыы.
Шурик не ругался, а разговаривал матом, писал он орфоартом:
-Миня завуд Шурег! Заипале вы са сваим переведам! Ходь адна блейать научецо какда небуть граматна песадь па руске?
И благодаря Шурику Ромка стал на многих ресурсах довольно таки известной личностью.
Медведь любил бороться с Ромкой на руках:
-Ёпта, так не честно! Я ещё не начал! Давай на счёт три! Раз. Два. Тр… оппа! Ыыыыыыыыыыыыыы! Под чутким руководством мохнатого тренера Ромка теперь отжимался от пола пятьдесят раз за один подход:
-Двадцать пять, двадцать шесть, двадцать два, двадцать три…
-Какие двадцать два после двадцати шести?
-Ну хуй с ним, двадцать семь. Работай, давай . Ыыыыыыыыыыы
И именно медведь научил Ромку ловко крутить в пальцах столовый нож:
-Поймай равновесие между клинком и рукояткой. Так. И теперь перехватывай. Нет, не роняй, а пусть он соскользнёт вбок, тогда и перехватишь. Вот так. Ууууууууй. Бляяяя! Где у тебя йод!?
Так у Ромки появился друг. Друг, который ничего не требовал от Ромки взамен, и с которым всегда было весело и интересно. Друг, который великодушно позволял Ромке пользоваться всеми своими придумками, которых у Шурика имелось неисчерпаемое количество. Друг, посвящавший Ромке всё своё время и внимание. Друг настоящий. Лишь одного Шурик не мог дать Ромке. Шурик не мог научить Ромку ходить.

Это случилось как раз после нового года - под Рождество. Ольга, придя вечером с работы, заглянула к Ромке в комнату:
-Ромаш, я билеты купила.
Улыбаясь, помахала она двумя глянцевыми прямоугольниками похожими на открытки:
- В Дом Культуры им. Горького. Завтра идём.
Нельзя сказать что бы Ромка не обрадовался, выбирались они с матушкой куда либо крайне редко- в инвалидной коляске не разгуляешься, а ехать в ДК Горького через весь город на метро- вообще привет. Таких переездов ещё не было. Но виду Ромка не подал, лишь поинтересовался осторожно:
-На ёлку что ли?
-Ну, для ёлки ты у меня взрослый уже. Рождественский вечер юмора Ромаш. Пертасьян и Стефаненко с новой программой.
-Ебааааааааааааааааааааааать!!!! Гыыыыыыыгыгыгыыы
Донеслось из угла, где сидел Шурик.
Ромка, очень старательно изобразил на лице искреннюю радость. И в тихаря от Ольги погрозил в угол кулаком. Ольга реплики отпущенной некультурным медведем не услышала и, улыбнувшись сыну, отправилась на кухню греть ужин.
Шурик ржал. А проржавшись стал возмущаться:
-Пертасьян и Стефаненко- ахтунг!
-С хуёв ли ахтунг то?
Не соглашался Ромка.
-А вот ахтунг и ниебёт! Ну, я понимаю, если б матушка твоя билеты на «Пилота» взяла, ну на «КиШ» накрайняк, а это позор неебический! Ты вообще видел этого мудня?!
-Ну, видел и хули?
-Этот гугнивец за полчаса торговлей еблом своим корявым у тя мозг высушит, и шкура его ебанутая все уши продолбит, изображая хуй знает, кого и хуй знает как.
-Хуй на них обоих! Не в этом же дело!
-Ну а в чём?!
-В том, что матушка старается!
Шурик задумчиво поскрёб мохнатую задницу, кивнул согласно и отвернулся к монитору:
-Верно. Это я ступил. Давай в «Контру» зарубимся?
-Давай.

Так весь вечер тупо в «Контр Страйк» и рубились , тему Пертасьяна и Стефаненко больше не поднимали. Шурик был покладистым, а у Ромки были свои резоны. Как достаётся матушке, Ромка прекрасно понимал. И дело было не в том, на что матушка взяла билеты, да хоть бы и на ёлку! Ромка всё равно бы поехал. Просто ради неё. Просто ради того, чтобы показать ей, что ему не до стены все её старания, что он это всё очень ценит. Ромка был уже взрослый. И понимал, каково ей красивой тридцати четырёх летней женщине одной возиться с инвалидом. Да и вообще он просто её любил.

Как добрались до ДК Горького - отдельная история. Кто не ездил в кресле на колёсах в метро, тому бестоляк объяснять, что это за жопа. Нет у нас инвалидов в стране – нет и пиздец. Все здоровые, поэтому для инвалидов ничего и не предусмотрено. Но кое - как добрались. Шурик, не смотря на антагонизм к предстоящему мероприятию, увязался с Ромкой и Ольгой. В дороге не отсвечивал, лишь скучая, развлекался: лихо съехал вниз по поручням эскалатора на своей мохнатой заднице с криком:
-Подберегиииись!
А в вагоне подтянувшись на поручнях, выполнял разные упражнения с видом заправского гимнаста. И ещё помогал, подталкивая коляску на неудобных пандусах. Ольга удивлялась, как легко закатывается коляска, а Ромка лишь улыбался подмигивающему медведю.
В фойе ДК имени Горького отчего-то воняло канализацией. Ольга с Ромкой катались, рассматривая аквариумы с мутной водой, в которых, скучая, плавали рыбки. Шурик тоже скучал болтаясь по фойе с неизвестно откуда взявшейся в его лапах бутылкой пива «Сибирская Корона лайм», и поэтому нашёл себе развлечение –запускал лапу в аквариум и пытался поймать снулую рыбку, управлялся довольно таки споро. Но, не встретив большого сопротивления со стороны рыбки, разочарованно отпускал её обратно. После мелодии изображавшей звонок публика стала заплывать в зал.

Билеты у Ольги с Ромкой были в третий ряд партера: одно крайнее и одно приставное место. Игнорируя приставной стул, Ромка расположился рядом с Ольгой, а Шурик, со своим пивом подмигнув Ромке:
-Я на танцпол.
отправился к самой сцене и, облокотившись на барьер оркестровой ямы, вальяжно помахал Ромке лапой.

В зале плавно погас свет и на сцену выбежал человек который видимо считал своим долгом рассказать тупым зрителям куда они пришли, и кого им будут показывать- судя по всему директор дружного коллектива Пертасьян и Стефаненко. Медведь меж тем видимо уже налакался «Сибирской Короны лайм» и сделав Ромке лапой жест,- «сейчас всё будет» полез на сцену. Конечно, кроме Ромки никто его не видел, но Шурик поклонился в зал, и, встав рядом с директором, стал говорить довольно таки громко, так что для Ромки получалось нечто вроде синхронного перевода. Директор объявил радостно щерясь и потирая ручонки:
-Добрый вечер уважаемые петербуржцы и гости нашего города!
-Перевед, шпана питерская и гопники залётные!
Перевёл медведь и сцепив лапы над головой помахал ими в знак приветствия.
-Мы рады приветствовать вас сегодня на нашем новогоднем вечере!
Радостно продолжал директор.
-Безпезды приятно, что вы оторвали свои ебальнички от питательных масок в виде салата оливье и притащили их сюда. Алкоголики ёбаные! ыыыыыыыыыыыыыы
Задушевно ревел медведь.
-И сегодня мы представляем вашему вниманию нашу новую специальную новогоднюю премьеру программу « С большим приветом»!
По- прежнему улыбаясь фарфоровым ртом, продолжил директор.
-Втыкайте опоссумы резиновые, в студии нетленка «Ебанутые во всю башню»!
Не менее радостно осклабился Шурик.
-Встречайте Народный артист России Евгений Пертосьян и заслуженная артистка России Елена Стефаненко!
Хлопая в ладоши, завершил свою тираду директор.
-Ебануться кто у нас тут есть! Безпезды народный всяко Чорт смишной Ебений Пидрасян, и с пиздой заслуженная ебанашка Говнена Стебаненко!
Мелко затопал ногами по пла6ншету сцены, изображая барабанную дробь:
-Ыгыгыгыыгыгыгыгыгыгыг.
Ржал Шурик по обыкновению. И, помахав скрывшемуся в кулисах директору, в очередной раз присосался к бутылке с пивом .

На сцене тем временем объявился небольшого роста аккуратненький дедок, тот самый народный артист объявленный директором с помощью медведя. Наслушавшись аплодисментов дедок сладко улыбаясь завёл мяукающим голосом какую-то заунывную плесень, состоящую из тупых шуток, подмигиваний и как говорят в Одессе "пересаливаний лицом". Зал, тем не менее, встречал его баянщину радостным смехом и аплодисментами. Ромка же с интересом наблюдал за Шуриком . И медведь отжигал. Не говоря о том, что Шурик на каждую фразу «беспезды народного» давал свой дубляж, в него словно черти вселились. Обычно достаточно ленивый и даже несколько флегматичный Шурик, сейчас просто вылезал из шкуры, то передразнивая горе артиста в его ужимках, то просто танцуя пого трясясь в пароксизмах рубки и плеща во все стороны пивом. Иногда медведь оставлял в покое артиста и подъёбывал особо заходящихся в смехе зрителей. Когда же на сцене появилась Стефаненко, медведь и вовсе съехал с катушек. Заслуженной артистке и в голову не могло прийти, что вытворяет невидимый ею медведь, а тот веселился вовсю. И в процессе веселья не делал скидок не на возраст, ни на пол несчастной супруги пожилого массовика затейника. Глумливый зверь тщательно выкатывал глаза изображая её придурочную мордаху, и мастерски срывался на фальцет вторя её голосу. А так же с величайшим интересом заглядывал под её широкую юбку, притворно пугаясь её нарочито визгливого голоса, делая вид, что валяется в корчах от её примитивных шуток. А самым безобидным из того, что вытворял волосатый хулиган, было мастерски, к слову сказать, изображенное медведем совокупление с заслуженной артисткой. К счастью никто кроме смеющегося Ромки всего этого безобразия не видел. Поэтому вечер шёл своей чередой. Артисты кривлялись отрабатывая свой хлеб с маслом, зрители смеялись, медведь глумился и над первыми и над вторыми, Ромка потешался над медведем, а Ольга радовалась Ромкиному веселью. Иногда, правда, артисты чувствовали некую непонятную неловкость, зябко ежась, словно от чьего-то постороннего присутствия, но зрители веселились. И супруги списывали возникающий дискомфорт на усталость от новогоднего чёса по стране.

Но вскоре медведь спёкся. Он допил пиво, слез со сцены и направился туда, где сидели Ромка с Ольгой. Ромка хлопал в ладоши и показывал Шурику ему навстречу большой палец и, улыбаясь, подмигивал. Ольга, которой, так же как и Ромке было абсолютно не смешно происходящее на сцене, радовалась, глядя на смеющегося сына, и тоже хлопала. Но подошедший Шурик был хмур и даже раздражён:
-Вставай, пошли отсюда! Заебало уже.
Буркнул он Ромке.
-Ты чё ?!
Перекрикивая смеющуюся публику, возмутился Ромка:
-Как я пойду? Совсем берегов не видишь?!
-Так и пойдёшь! Ногами!
Рыкнул медведь.
-Ты попутал долбоёб!?
Зло выкрикнул Ромка:
- Ты в край попутал! Я не могу ходить!
-А это мы сейчас посмотрим,-
оскалился медведь и, не обращая внимания на Ромкину ругань, откатил его коляску, развернув лицом к выходу. Затем как будто что- то прикинув ,слегка подтолкнул:
-Иди!
-Как? Ты совсем пизданулся с бутылки пива??
Почти плакал Ромка, не ожидавший такого расклада от своего друга.
-А может и так! Ыггвыгыыгыг иди сказано!
Смеясь, заявил Шурик и пнул коляску ногой. Пнул так, что Ромка вылетел из коляски и упал на пол. Ольга рванулась к нему, но злокозненный медведь перегородил ей дорогу инвалидным креслом. Ольга пыталась откатить его в сторону, но медведь защёлкнул колёса кресла тормозами и ещё плотней придвинул кресло к проходу. Зрители продолжали смеяться, не замечая разыгрывающейся в проходе драмы. Ромка лежа на полу стиснув зубы от горькой досады пытался ползти к креслу. Шурик, заблокировав Ольгу, подошёл к Ромке, взял его за шиворот и чуть тряхнув, поставил на ноги:
- Встань и иди как человек! Хули, ты тут червяка мне включаешь?!
-Сука- ты!
Ругнулся Ромка в бессильной злобе.
-Сука не наука, а профессия. Иди, нехуй тут мозг сушить. Ещё полчасика и совсем дебилом станешь.
Парировал медведь и подтолкнул Ромку. И тут Ромка почувствовал ноги…
Странное это было ощущение - как будто забытые воспоминания возвращаются к тебе во всех красках и подробностях. Шурик ещё держал Ромку за шиворот. И Ромка скорей подчиняясь этим воспоминаниям: сделал первый неуверенный шаг. Неуверенный и робкий- совсем как, тогда когда он был совсем маленький.
-Давай, Ромыч!
Неожиданно спокойно и тепло проговорил медведь и отпустил Ромку, разжав лапу. Отпустил и легонько хлопнул по спине чуть ниже лопаток.
-Я тут, если чо.
Второй шаг Ромка сделал так же неуверенно, как и первый -покачиваясь, боясь упасть. Но ощущая за спиной присутствие медведя Ромка шагнул ещё ,потом ещё раз, чувствуя как бешено колотящееся сердце наполняется радостью.
-Притормози децл. Матушку прихвати! Ыггыгыгыгыгы
Хохотнул Шурик. Ромка обернулся к уже выбравшейся из-за кресла в проход Ольге. Улыбнулся ей, призывно махнул рукой и, сделав ещё пару шагов к выходу из зала всё - таки упал на синий воняющий псиной палас прохода. Ольга кинулась к сыну, но Ромка остановил её жестом, встал на четвереньки и раскачавшись поднялся на неверно дрожащие ноги. Ольга плакала и смеялась прижав руки к груди, словно боясь спугнуть то, что сейчас происходило. Сделав ещё шаг, Ромка вновь обернулся, приглашая жестом матушку. Ольга подскочила к сыну и, упав перед ним на колени, обняла его ноги, целуя и плача:
-Ромка, Ромочка, Ромаш...Боже мой! Как же так?!
-Мам не плач, не надо. Всё хорошо теперь. Вставай, пойдём.
Пробормотал Ромка, гладя матушку по голове. Потом потянул Ольгу за плечи, поднимая её с пола. И так поддерживая друг друга ,осторожно мать с сыном вышли из зала, не обращая внимания на недовольное шиканье старух билетёрш. Выходя из зала, Ромка в третий раз обернулся, и поискав глазами медведя позвал:
-Шурик!
Медведя нигде не было. И Ромка увлекаемый матерью вышел из зала .
Шурик, проводив взглядом Ольгу с Ромкой , помахал им на прощанье. Глянув на бутылку, допил своё пиво, подошёл к инвалидному креслу и пнул его ногой. Посмотрел, как оно завалилось на бок. Вздохнул и отбросил пустую бутылку жестом усталого человека .Затем пару раз подпрыгнул словно пытаясь дотянуться до люстры под потолком. И подпрыгнув в третий раз, с шумом расправив крылья, взмыл в верх сквозь ставший прозрачным потолок зала. Поднявшись в небо, сделал круг над вечерним городом. И выставив вперёд лапу со сжатыми в кулак когтистыми пальцами хохотнул:
-Ыыыыыыыыыыыыыыыыы.

Отсалютовал «бочкой» огням домов внизу, рухнул в пике над аркой Нарвской заставы, и пролетев под ней, свечой рванул высоко высоко- к загорающимся над городом ясным январским звёздам.

26.03.2009 01:07:44

Всего голосов:  18   
фтопку  1   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  4   
в избранное 12   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  18

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
заебись, завтра еще раз перечитаю. с кайфом.
кста, афтор. у Копейкина жена Ольга. ты знал штоле?
26.03.2009 01:08:59
  • Потёмкин | e-mail  | www  | статус: поэт
Едри-и-ить! Лучше на ресурсе не читал. Включая себя, оболтуса. Без критицызма: всем встать - по стакану с локтя! За автора. И Шурика б.п.
Ыыыыыыыыыыыыыыыыы
26.03.2009 02:39:33
  • Потёмкин | e-mail  | www  | статус: поэт
Да! И спасибо за хэппиэнд. Реально боялся. Наконец-то хоть Пидросянц послужил искусству.
26.03.2009 02:41:33
  • Р.К. | e-mail  | статус: автор
Ежели даже и обращать язвенное внимание на"ржунимагу"-пунктуацию (упрёк ответственному админу, гыыыы...), всё равно ЗАЧОТ, бп!
Котег, пешы истчо, тока таг!
26.03.2009 11:20:01
  • Алекс1 | e-mail  | статус: критик
Хорошо! +
==========

Все ангелы на Руси должны быть токмо в образе медведя. Если уж самый Главный русский в его образе правит.
Правда, мне кажется, что в данном святом деле ангелу Петросян помог. От его шуток все бегать начинают. А от его милой улыбки слепые уж точно прозревают.
26.03.2009 18:08:44
  • Чёрный Кот | статус: автор
*Урюк.Что ты браза!? Йа и Николайа то только по картинкам знаю.
*Потёмкин.Респект братуха. За Шурика канешна па стакану.
*Р.К.респект браза .Насшот пунктуацеи да-грешен хуле.
* Алекс1.Майо пачтение критекам. Вы Алекс не далеки ат истены,ибо одним из фактороф к напесанейу рассказки послужил анекдод:
НА концерте Петросяна парализованый мальчик встал и ушёл из зала(Ц)
Респект бразы ну и уважуха вам разумеиицо! БП.
27.03.2009 09:51:29
  • Tsura tse tse | статус: автор
Если этот текст не появицо в избранном, то я сваиме рукаме взорву ваш гнусный сервак. Я рыдала читаючи, а ишшо прецтавила себе медведя олимпиского тысячу девятьсот восемьдесятаго года образца, как он взмывает в небо, до свиданья наш ласковай мииииишка, вазвращайся в свой сказачный леееес!!!!
СПАСИБО, АФТАР!
27.03.2009 15:15:13
  • Чёрный Кот | статус: автор
Tsura tse tse
Тиххха! Бес фанатизма и шонтожа! Как жи взарву?!?!Вот выпесдят мя с Летпрома к хуйам и мне тада ваще больши некуда пайти буит. Нет Цур,здесь мой угол не дам иво взрвадь. Хоть пизде мя!
А за тёплые слава респект!
27.03.2009 18:03:06
  • Р.К. | e-mail  | статус: автор
В Избранном, нах, бп!
Заслуженно, ё-моё...
В смысле, что Ч.Котяра заслужил, сцуко. Вместе с текстом. Что у нас на ресурсе не всегда.
27.03.2009 20:17:39
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Великолепно
27.03.2009 23:38:39
  • Потёмкин | e-mail  | www  | статус: поэт
При всей приятственности, я чего-то в непонятках. РКе и Урюку - браза, а мне плебейское "братуха"! Чувствую себя сержантиком-срочником на вигилии летёх. У меня, вообще-то, тоже буква "К" присутсвует! Пусть и вдалеке:((
Поздравляю с победой на выборах. Когда инаугурация? :)))
28.03.2009 00:44:29
  • Лукъян | статус: поэт
Медведь как живой))
Прочитал с удовльствием обуяный многими мыслями посему голосовал за избр
28.03.2009 00:58:37
  • Александр Карпенко | статус: автор
Не могу даже слова подобрать... Супер! Кстати, вспомнил что творчество Питросьяна использовано таким же способом в фильме "Пыль" с Мамоновым.
29.03.2009 14:27:33
  • Чёрный Кот | статус: автор
Рыдайу хуле.
респекты фсем и уважухи немеряно!
Пользуйас случаем хачу пеиридать привет...
Ой йопта,куда эт мя панесло?!
Потёмкин* патамушта во флоте не гаварйат "браза",а гаварят "братуха"Полундра!хуле. так што не серчай браза.
Респект всем ещё раз. Больше 7н6ичего сказать не могу. Тронут .бп
30.03.2009 09:34:17
  • Александр Гриценко | e-mail  | www  | статус: автор
хорошо!
30.03.2009 18:25:05
  • ДормидонтЪ СпиридоновичЪ | e-mail  | статус: читатель
да,это здорово получилось.
5.
03.04.2009 15:52:45
  • Имиш | статус: автор
Здорово Котяра. Рад и тут читать твои романтические глупости.
05.05.2009 22:08:56
  • И.Гилие | статус: автор
Да-а.. сильно..
29.07.2009 08:22:41
 
Смотреть также:
 
Чёрный Кот
 
 
  В начало страницы