Александр Махнёв Раздел: Kult прозы Версия для печати

живодёры

- Алло! Это редакция? Здравствуйте! Будьте любезны Елену Шеповалову. Алло! Шеповалова? Привет Лен… Да… Серёга. Ничё, что поздно? … Круглосуточно?! Молодец! Я чё беспокою, ты просила, помнишь, если будет подходящий случай, позвонить тебе? Ну, вот, есть подходящий. Давай приезжай. Да некогда мне сейчас рассказывать, приедешь -увидишь. Давай, жду.

Дежурный по 27 отделению милиции, младший лейтенант Петрушко положил трубку телефона и вздохнул:
- Сёмченко! Ну чего там эти орлы? Документы у них имеются?
- Никак нет! – несколько иронически отозвался немедленно объявившийся на зов сержант Сёмченко.
- Ну, давай их сюда, что ли.
- Так сей момент.
Через минуту Сёмченко на пару с ещё одним милиционером втолкнули в дежурку двух мужчин азиатской наружности. После чего сержант сел на стул рядом с лейтенантом, другой милиционер – рядовой, опершись на косяк, остался в дверях, а азиаты очутились по центру небольшой комнаты, где и стояли, переминаясь с ноги на ногу и тупя глаза в пол.
- По-русски понимаем?
- Понымаем… нимножькя.- ответил тот, что постарше.
- Ну слава аллаху, хоть так. Валяй Сёмченко, составляй протокол. Фамилия, имя, место жительства?
- Ноувгородский улиса, сорок третий дом.
- А чего без документов?
- Начальнику документы давали.
- Ясно. Фамилии?
- Исфаханов Мамарасул, мой фамилия, а он, - ткнул пальцем в товарища старший, -Туронкулов Бобомурод.
- А Бабаймарат твой, язык что ли проглотил? - весело поинтересовался летёха.
- Нэт, язык не глятал, русским плёхо понимает.
- Вот ведь суки, понаехали - так хоть бы язык выучили! – театрально воскликнул Петрушко, поднимаясь со стула и воздевая руки к потолку.
- Во, во нянчитесь с черножопыми, они вам скоро покажут! – неожиданно раздался из-за решётки «обезъянника» не вполне трезвый голос.
- О! Смирнов Андрей Владимирович проснулся! – охотно оторвавшись от протокола, радостно отозвался Сёмченко.
- Ты там сильно не веселись, Смирнов, с твоим патриотическими чувствами мы позже разберёмся – строго оборвал завязывающийся легкомысленный диалог Петрушко. - Щас вот с твоими оппонентами проясним и до ваших подвигов доберёмся.
- Доразбираетесь, задушат вас черномазые! – огрызнулся Смирнов.
- Заткнись, я сказал! – строго отрезал лейтенант, после чего приблизившись вплотную к задержанным, добавил: – И вы заглохните, разболтались, понимаешь! Здесь вам не «Чуркистан» – не хуй по-своему пиздеть!
Азиаты, забытые, как будто, на минуту, шёпотом, оживлённо переговаривались, пытаясь видимо определиться с дальнейшими действиями.
Между тем из-под мышки стоявшего в дверях милиционера вынырнуло симпатичное девичье личико.
- Ле-е-ена! Акуле пера наш пламенный привет! – преувеличено-оживлённо, смущённый своей последней тирадой, наверняка ею услышанной, приветствовал гостью Петрушко.
- Так! – рисуясь, скомандовал лейтенант – Сёмченко, давай дописывай протокол, а я щас буду. Пойдём Лен в мой кабинетик, переговорим.
Сержант лукаво подмигнул рядовому, тот, пропуская начальникову подругу, окинул её оценивающим взглядом.

Ленка Шеповалова, бывшая одноклассница, Серёги Петрушко, а ныне молодая, но уже известная в их небольшом городе, журналистка Серёге всегда нравилась. И когда она попросила того о помощи Сергей охотно согласился.
- Мне темы нужны, сюжеты. Понимаешь?
- Понимаю, чё ж тут не понять. Я ж не с Луны свалился.

-Ну как ты Ленок? Растёшь смотрю, уже и в области я слышал публикуешься?
- С божьей помощью и милиции, и до столицы нашей родины дорастём! – белозубо улыбнулась Лена, потрепав покрасневшего Петрушко по голове, и тут же сменив тон на сухо-деловой:
- Ну а у тебя чего?
- У меня… Ты имеешь в виду в личной жизни? – хитро ухмыльнулся Петрушко.
- Ну кончай Серёжа, не валяй дурака!
- Эх, Шеповалова, Шеповалова! Не ценишь ты меня.
- Ценю, Серёжа, ценю… и время своё ценю.
Ну ладно… Тех двух архаровцев у меня в дежурке видала?
- Ну?
- Вот тебе и «ну»! Зарезали!
- Кого?!!!
- Да ты глазки не выкатывай, всё не так трагически. Хотя…Патруль их зацепил, то ли киргизы, то ли казахи. Прикинь - собаку зарезали!
- Ф-фу… а я прямо…
- Обрадовалась, поди? Вам же журналюгам: убийство пострашнее, да кровищи пожирнее!
- Хамить, между прочим, не надо. Ну а с чего всё-таки зарезали? Как?
- Да вот так, ножичком: чик и в дамках… Свежевали как раз, когда их Пэ-Пэ - эСники накрыли.
- Ужас…
- Нехристи, хрен ли с них.
- А зачем?
- Ну дак - вот щас как раз и выясняем. Протокол Семченко, наверное, уже соорудил, можешь теперь взять у героев интервью.
- Только давай помягче, - задержала, перед входом в дежурку, своего проводника Лена, - Я сама с ними поговорю, а вы пока в сторонке побудете. Ты ж понимаешь, я не протокол буду писать, мне их разговорить надо.
- Ну ты уж вообще меня Шеповалова за «держиморду» считаешь. Я, между прочим, книжки читаю. – обиделся Сергей.

Потенциальных жертв прессы усадили на диванчик в углу дежурной комнаты. Журналистка, перекинув блокнотную обложку, устроилась на стуле напротив.

- Ну вот, хочешь, для начала протокол глянь. Из Узбекистана братки. Работают на стройке. Бизнес центр на проспекте Мира - знаешь?
- Да, конечно.
- Вот там и пашут. Говорят в России месяц. Врут как пить.
Узбеки присев на самый краешек дивана, нервно мяли руки и смотрели на окружающую суету исподлобья, напоминая маленьких затравленных зверьков.
- Меня зовут Елена Владимировна, я журналист местной газеты. Газеты читаете?
- Читаем – напряжённо ответил старший.
- А как Вас зовут?
- Мамарасул, по-русским Боря будит.
Елена невольно улыбнулась, обернувшись к милиционерам.
- Откуда вы приехали?
- Узбекистан, я говориль начальнику.
- Ну а город какой?
- Байсун, Сурхандарьё эта. – ответил старший.
Лене, правду сказать, эти названия ни о чём не говорили. Однако заученным движением она доброжелательно кивнула.
Младший, мучительно вслушиваясь в плохо понятный ему язык, услышав, наконец, знакомые, родные слова, оживился и заискивающе глядя прямо в глаза молодой русской в гражданском, торопливо подтвердил:
- Тохры, тохры, Байсунда яшаймиз.
- Правильно, говорит, мы там живём. – пояснил его товарищ.
Ободрённый реакцией собеседницы младший вдруг быстро и горячо залопотал что-то своему земляку. Тот как будто воспринимал его речь скептически.
- А ну заткнуться! – вдруг прогремел из-за спины Шеповаловой голос сержанта Сёмченко, Ишь расщебетался! Тут тебе не Сурхандарьё, бля, по-русски давай!
Лена недовольно поморщилась:
- Серёжь, ну я же просила!
- Сёмченко, не ори, вишь журналист работает. – добродушно отозвался Петрушко.
Ожившие было узбеки, вздрогнув от окрика, опять насупились.
- А у нас вы где живёте? – мягко продолжила наступление Елена, - положив свою нежную ручку на заскорузлые, сжатые в кулаки, руки младшего.
- Квартире живём, Ноувгородский сорак три, я начальник говориль. – мрачно ответил старший.
- Да врут они всё, на объекте и живут, в вагончиках. Чуть не по двадцать человек – вповалку почти – равнодушно пояснил Петрушко.
- Ну а собачку-то зачем убили? – бросив недовольный взгляд на одноклассника, продолжила Елена. – Животных что ли не любите?
- Для здоровьем полезный. Бульон пить – мрачнее прежнего ответил Мамарасул.
- Есть? Ну как же можно собаку есть?! Она же друг человека. У неё же такие добрые глаза.
- У нас кушают. От кашель хорошо. На улице холядно, вагончик тоже не тёплий, ми непривычный. Простываим часто.
- А хули припёрся, раз непривычный! Тебя кто звал! Уёбывай нахуй! – громыхнуло из «обезъянника». Совсем неожиданно, для Елены в первую очередь. Она вздрогнула и вопросительно посмотрела на Сергея.
- Ну, Лен извини, это ментовка. Мы тут лауреатов и дипломантов не держим. А тебе Смирнов, - досадливо добавил в сторону «обезъянника» - ежели ещё раз хлебало разинешь, я про твои национальные настроения статью прочитаю. Из Уголовного кодекса! Патриот тоже мне выискался…
- Плёхо ни деляль ми. – вдруг выдал по-русски младший узбек, записанный как Бобомурод.
- Ну как же не делали? – вкрадчиво начала объяснения Елена – Ведь вы собачку, живое существо убили. А она может быть чья-то? Неужели не жалко?
- Нэт, брадяжьний бил.
- Да всё равно нельзя, это же живодёрство! Как же вы не понимаете? Дикари!
Узбеки молчали.
- А русский вы откуда знаете Боря? – продолжила журналистка, не столько даже из любопытства, сколько в целях смягчения предыдущей возмущённой тирады.
Боря, урождённый Мамарасул впрочем с готовностью сообщил:
- Армия служиль, При Союзе ищё. Уссурийск, Комсомольск, Хабаровск на Амуре.
- А друг ваш почему не знает?
- Он малядой, - улыбнулся «Боря», с заметным удовольствием сменив тему разговора, - облястях теперь русский не знают почти. Эсли Россия поработает немножкя, изучится.
Раньше хорошо бил – Сэ-Сэ-Сэр.
Впрочем, последняя ностальгическая фраза Шаповалову совсем не тронула. Она родилась, на излёте Советского Союза (вот этот молодой узбек, пожалуй, был её ровесником) и Союз этот многонациональный помнила разве по вырезке из газеты «Комсомольская правда» в семейном фотоальбоме. Папа её, большой затейник, наклеил фото голенькой годовалой дочки на фоне газетной статьи под заголовком: «Я проснулся, здрассте! Нет советской власти».

Теперь она думала о другом. В прелестной леночкиной головке покрытой замечательными русыми волосами статья уже практически сложилась. «Нелегальные мигранты… жестокое обращение с животными… злоупотребления на строй площадках города…куда смотрят власти… коррупция…»

- А кстати где это произошло? – спросила на прощание Елена у провожавшего её лейтенанта.
- Симонова, 25. Школа пятьдесят третья, помнишь где?
- Школа? Так это ещё и рядом с детским учебным учреждением? Отлично!
- Ну не так что бы рядом, да и вечер. Там кроме сторожа нет давно никого.
- Да какая разница. И что теперь с этими будет?
- Ну что… Если под суд за жестокое обращение с животными не попадут, просто вышлют.
Сергей помолчал немного и вдруг добавил: - А знаешь, мне их немного жаль. Даже как-то неловко. Вот не вызвал бы тебя, срубили бы с них бабла да и отпустили. А теперь загремят соколики.
- Не ной Петрушко! Гонорар пополам. – звонко рассмеялась Елена.
- Да я не про это Лен… Они ж по большей части безобидные ребята. Да и вкалывают там куда наши один хрен не пойдут. Как лошади вкалывают и живут как собаки…А собака… друг человека, говоришь? А корова чего? Враг что ли? Вьетнамцы, например, тараканов жрут, французы лягушек, китайцы вроде бы даже кошек молотят… Они ж не виноваты. Традиции такие. Что до «добрых глаз», так самые добрые глаза, которые я знаю - у селёдки. Ты ж ее, небось, не откажешься с лучком да под водочку?
- Вот получу гонорар, тогда и попробуем!
- Нет, ну я серьёзно! Гришковец, скажем, мало того что собаку съел, так ещё и спектакль про это сочинил. Ты ж не возмущаешься?
- Ну всё – Петрушко рассупонился! – в голос расхохоталась Елена, - Вот ты всегда такой был – впечатлительный. И как тебя в менты угараздило? Ладно Серж, давай, мне пора. Надо сегодня хоть план набросать, что бы завтра у главного пробить, на воскресную третью полосу,
А это… то, что вышесказано… это Серёжа сантименты. Пускай они со своими традициями дома сидят.


Тем временем в «обезъяннике» двадцать седьмого отделения милиции, на самом кончике скамейки, в ожидании утра и миграционной полиции притулились Мамарасул и Бобомурод. На остальной части сиденья возлежал мучающийся тяжёлым похмельем гражданин Смирнов. Время от времени, выкрикивающий однообразные фразы типа: -
Ну чё чурки! Припухли? Нехуй было русского пса валить!
Узбеки тихо, перекидывались короткими, тревожными фразами и прикорнули сильно за полночь.
Снились им родные места, раскалённая летняя сурхандарьинская степь, жёлтые холмы, красные срезы каменистых предгорий. А ещё снилась дорога в Россию, багажные полки поездов, таможенники, километры заборов на подъезде к Москве изрисованные свастикой и надписями «чурки убирайтесь домой!». Многочисленные родственники, живущие непросто, безденежно, с нетерпением ожидающие их приезда с заработков. Много у узбеков традиций и все надо соблюдать и все немалых денег требуют. А отказаться нельзя – не поймут сородичи. Бобомуроду снилась черноглазая красавица Мухлиё. «Вернусь вот и свадьбу сыграем». Снились им милицейские облавы, двенадцатичасовые рабочие будни, почти без выходных. Лапша быстрого приготовления «Роллтон», прозываемая «бич-пакет». .. Много чего им успело присниться, до того самого момента пока не пробудил их зычный голос весёлого сержанта Сёмченко:
-Подъём живодёры! Выходи, стройся – на родину будем собираться!

29.04.2009 09:53:12

Всего голосов:  3   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  3   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  10

  • Александр Гриценко | e-mail  | www  | статус: автор
плакал
29.04.2009 12:55:41
  • Максим Бланк | статус: автор
Жизненно. И узбеков жалко... люди же, не менты там всякие
29.04.2009 15:48:10
  • Александр Махнёв | статус: прозаик
на самом деле автор отнюдь не хотел писать нечто жалостливое)) я не про то, что узбеков пожалеть, скорей про то, что и на себя бы не худо посмотреть) ну вышло как вышло)
это в некотором роде литературная антитеза эР.К.ашному солдату))
29.04.2009 16:09:25
  • Максим Бланк | статус: автор
Что ты хотел этим сказать, А. Махнёв, это токма тебе ведомо, но мне лично биспизды понравился рассказ твой, за что и отправил его в Зачёт, потому что по сравнению с некоторыми словоблудиями всяческих там банальных административноневминяемых Ши, это достойная работа. по есту!

Писши есчо. афтар!
29.04.2009 21:43:02
  • Потёмкин | e-mail  | www  | статус: поэт
Смирнов да Семченко - братаны по жизни. Да узбеки-инопланетяне. А в остальных жизни маловато, как в той собаке. Одна гальваника. Но камент пишу с подлинным уважением к автору и любовью к тексту.
01.05.2009 01:14:37
  • Александр Махнёв | статус: прозаик
потёмкину: в смысле: "саша, как бы тебе сказать помягче... в общем... короче в целом... человек ты всё же хороший!")))))))
бей смелей потёмкин, ты ж броненосец!
01.05.2009 06:51:40
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Как=то слил в конце
08.05.2009 23:23:23
  • Вильгельмина Ардолионовна Бздынь | статус: сочувствующий
Вы, Александр, более чем хороши (впечатление по прочтении 3х последних Ваших текстов) :) будет время - почитаю еще...
09.05.2009 21:34:53
  • Александр Махнёв | статус: прозаик
спасибо хлоя. я прямо стал в цвет рубашки на бланковской картинке))
10.05.2009 06:35:31
  • Вильгельмина Ардолионовна Бздынь | статус: сочувствующий
Хорошо, что не в цвет брюк, Александр :)
10.05.2009 09:36:02
 
Смотреть также:
 
Александр Махнёв
 
 
  В начало страницы