Владимир Семенов, г. Красноярск Раздел: Kult личности Версия для печати

Зачем вы так, Корней Иванович?

Подходите, дети, поближе и садитесь поудобнее. Сегодня я прочитаю вам сказку знаменитого советского писателя Корнея Ивановича Чуковского. Его книжки вот уже более семидесяти лет чита-ют маленьким ребятишкам, отчего, наверное, они потом такими умными и вырастают. Хотя, честно признаюсь, мне почему-то родители в детстве Чуковского не читали, так что сегодня мы с вами вме-сте познакомимся с самым знаменитым ветеринаром двадцатого века. Итак,

АЙБОЛИТ
Добрый доктор Айболит!
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и червячок,
И медведица!
Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит!
Ну что же, начало неплохое, хотя рифма “Айболит - сидит” - не из лучших, а “излечит” и “исцелит” - одно и то же.
И пришла к Айболиту лиса!
“Ой, меня укусила оса!”
Дети, здесь неправильно написано - осы не кусают, а жалят.
И пришёл к Айболиту барбос:
“Меня курица клюнула в нос!”
И пришёл к нему печальный мотылёк...
Стоп! Мало того, что все они “и пришли”, так ведь Айболит ничем не помог ни лисе, ни барбосу. Хо-тя обещано было, что он “всех излечит, исцелит”.
Подождите, дети, я пока вам не буду читать дальше. Какая-то сказка странная. Я сначала сам по-пробую разобраться, что к чему, а вы пойдите, погуляйте малость... Итак, Айболит пришивает по-страдавшему мотыльку новое крылышко из шёлка. Если бы не безграмотная фраза “ложися на бо-чок”, то этот фрагмент сказки был бы довольно симпатичным. Что интересно, после операции моты-лёк ЗАСМЕЯЛСЯ (здесь и далее выделено мной. В. С.). Потом
...прибежала зайчиха
И закричала...
“Мой зайчик, мой мальчик
Попал под трамвай.
Он бежал по дорожке
И ему перерезало ножки,
И теперь он больной и ХРОМОЙ...
Интересно, правда? Бежал по дорожке, которая сделана специально для пешеходов, а там трамвай гоняет. Жуть! И ещё - хотел бы я посмотреть на хромого с перерезанными ногами. Ну а доктор, само собой, на высоте:
Я пришью ему новые ножки,
Он опять побежит по дорожке.
Одного раза, видимо, мало. Надо бегать по этой дорожке, пока голову не отрежет. А ножки Айболит и в самом деле пришил. Только где взял, непонятно. То ли у другого зайца оттяпал, то ли у него имеет-ся банк искусственных конечностей? А скорее всего, такая секретность связана с контрабандой орга-нов, ведь про шёлковое крылышко мотылька написано совершенно открыто. После операции
...заинька прыгает снова.
А с ним и зайчиха-мать
ТОЖЕ пошла танцевать.
И СМЕЁТСЯ она, и КРИЧИТ!
“Ну, спасибо тебе, Айболит!”
Непонятно, как зайчиха могла ТОЖЕ пойти танцевать, ведь никто больше не пошёл. И чего кричать-то? Прибежала - закричала, уходит - тоже орёт. Про рифмы я уже молчу.
Ну вот и завязка. На кобыле прискакал шакал, привёз телеграмму от Гиппопотама:
“ПРИЕЗЖАЙТЕ, доктор,
В АФРИКУ скорей
И спасите, доктор,
Наших малышей!”
Видимо, телеграмма произвела на Айболита потрясающее воздействие, т. к. он задаёт абсолютно тупой вопрос:
“Что такое? Неужели
ВАШИ дети заболели?”
Ведь раз шакал привёз ТЕЛЕГРАММУ, значит он - почтальон. Это всё равно, что я спрошу у поч-тальона, каково состояние моей бабушки, если он принесёт мне телеграмму о её болезни. Но, оказы-вается, доктор попал в точку - шакал и в самом деле явился из Африки и, выходит, привёз не теле-грамму, а письмо. Тут возникает вопрос уже у читателя - раз шакал упомянул о телеграмме, то подра-зумевается, что телеграф в принципе существует. Так не разумнее ли было бы послать Айболиту на-стоящую телеграмму, а не тащиться чёрт знает сколько времени, рискуя загубить всю африканскую молодежь?..
Итак, на оказавшийся не таким уж тупым вопрос Айболита шакал отвечает:
...У них ангина,
Скарлатина, ХОЛЕРИНА,
Дифтерит...
Ну и так далее. Судя по тому, что из такой дали припёрлись к Айболиту, своих врачей там нет. Кто же тогда, интересно, поставил такие мудрёные диагнозы? Но это мелочь, по сравнению с тем, что от-вечает Айболит:
Ладно, ладно, ПОБЕГУ,
Вашим детям помогу.
Только где же вы живёте?
На горе или в болоте?
Видимо, Айболит считает, что Африка состоит из горы и болота, раз более точный адрес его не ин-тересует. Но шакал не решается дать однозначный ответ:
Мы живём на Занзибаре,
В Калахари и Сахаре,
На горе Фернандо-По,
Где гуляет Гиппо-По
По широкой Лимпопо.
Наверное, в это пятистишие Корней Иванович вложил большую часть своих познаний в географии Африки (не зря его в своё время из гимназии выперли). Но он хотя бы мог проверить по карте, что он такое написал. Ведь Занзибар - это остров, а Калахари и Сахара - пустыни, расположенные на матери-ке и находящиеся друг от друга на расстоянии в несколько тысяч километров. Не знаю, есть ли на острове Фернандо-По гора с аналогичным названием, но река Лимпопо там точно не течёт. К тому же, она вовсе не ЛимпопО, а ЛимпОпо. Непонятно, кто такой Гиппо-По (взрослые, возможно, догадаются, что это изуродованный Чуковским гиппопотам) и как он умудряется гулять по реке. Впрочем, этому он мог научиться у молодого казака, гуляющего по Дону.
И встал Айболит, ПОБЕЖАЛ Айболит.
По полям, по лесам, по лугам он БЕЖИТ.
И одно только слово твердит Айболит:
“Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!”
Невероятно! Не страдающий, наверное, избытком интеллекта шакал, и тот догадался, что на кобыле быстрее будет. А Айболит ПОБЕЖАЛ! В АФРИКУ! Не доктор, а супермарафонец какой-то. Хотя даже в “телеграмме” было написано: “Приезжайте!”. И зачем он твердит “Лимпопо”? Запомнить не может? Или писать не умеет? И почему именно Лимпопо, а не Занзибар или Калахари?

Бежит доктор, судя по действовавшей ранее живности, в разгар лета, из средней полосы России на юг, в Африку. И вдруг
...в лицо ему ветер, и снег, и град:
“Эй, Айболит, ВОРОТИСЯ назад!”
Ну, ветер и град - ещё куда ни шло, но снег-то он где нашёл? Он что, через Северный полюс рванул? Теоретически доктор мог попасть в такую переделку где-нибудь в высокогорьях, но было сказано, что он бежит по полям, лесам и лугам.
Айболиту повезло, его вызвались подвезти волки. Он поскакал...
И одно только слово твердит:
“Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!”
Да ещё как торжественно, с восклицательным знаком в конце. Попробуйте представить себе эту картинку. Похоже, бедняге самому нужна помощь психиатра...
Но вот перед ними море...
А в море высокая ходит волна,
Сейчас Айболита проглотит она.
Как же она его проглотит, если он на берегу? Дальше непонятно, Айболит то ли думает, то ли гово-рит:
О, если я утону...
Что станется с ними, с больными
С моими зверями лесными?
Отрадно, что доктор сменил своё “Лимпопо” на более осмысленные фразы. Но почему он так пе-чётся именно о зверях? Неужели ему не жалко рыбок, птичек и прочих кузнечиков?
На радость Айболита появляется кит и предлагает свои услуги:
...как большой пароход
Тебя повезу я вперёд!
Длина самого крупного кита около тридцати метров, он никак не тянет на большой пароход. И уж с него-то высокая волна Айболита смыла бы запросто.
И сел на кита Айболит,
И одно только слово твердит:
“Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо”.
Опять у бедолаги крыша поехала.
Но не успел Айболит проехать на ките и сантиметра (по крайней мере, так можно понять из текста), как
...горы встают перед ним на пути...
Дальше Айболит опять переживает о зверях лесных в ущерб остальной живности, на этот раз, види-мо, вслух, т. к. сразу к нему слетают орлы и уже традиционно подвозят его. В это время Айболит, по обыкновению, твердит своё “Лимпопо”.
А в Африке, естественно, уже все жданики поели, таинственный Гиппопо сидит печальный и плачет, при этом “без отдыха” глядя на море. Да, тяжёлая работа. И, главное, самая необходимая в то время, когда столько больных детишек нуждаются, как минимум, в уходе и внимании. Он следит,
Не едет ли в кораблике
Доктор Айболит?
Короче, загружен по самые уши.
И рыщут по дороге
Слоны и носороги...
Это, видимо, на случай, если Айболит всё-таки передвигается не по морю, а по суше, по единствен-ной в Африке дороге. Все при деле. “А рядом” (непонятно с кем, но, видимо, со слонами и носорогами, которые рыщут) бегемотики
СХВАТИЛИСЬ ЗА ЖИВОТИКИ,
У них... животики болят.
...тут же страусята
Визжат, как поросята...
У них разные болезни, причём

И голова болит у них,
И горлышко болит.

У бедняжек, ко всем их несчастьям, ещё и всего одна голова и одно горлышко на целую ораву. Ви-димо, Чуковский их так изувечил по примеру Лермонтова, аналогично поступившего с бойцами, рука которых устала колоть. Страусята
...лежат и бредят.
“Ну что же он не едет,
Доктор Айболит?”
Для страусят весьма осмысленный бред.
Рядом с визжащими страусятами (а, почему-то, не со своими детками, у которых сильно болят зуб-ки) под палящим африканским солнцем разлеглась зубастая акула. Загорает, наверное. Тут же, в Аф-рике (чёрт его туда занёс), плачет кузнечик с вывихнутым плечом.
Но вот верхом на орле появляется доктор, и сразу
И рада, и счастлива вся детвора:
“Приехал, приехал! Ура! Ура!”
А ведь только что прямо помирали.
Путешествие доктора закончилось. Он успешно преодолел все преграды, хотя несколько раз чуть не погиб. А как, интересно, добирался из Африки шакал со своей “телеграммой”? У него ведь вряд ли был такой же блат среди зверей и птиц, как у Айболита. А может, он знал более короткую и лёгкую дорогу? Мог бы подсказать бедняге доктору, или даже проводить его. Но, увы...
Удачно приземлившийся доктор кормит мающихся животами бегемотиков шоколадом, подбегает к тигрятам, которые в Африке вообще не водятся, к верблюжатам, вся болезнь которых, похоже, за-ключается в том, что они горбаты.
Десять НОЧЕЙ Айболит
Не ест, не пьёт и не спит.
Десять ночей подряд
Он лечит несчастных ЗВЕРЯТ...
Так и оказалось - Айболит лечит только зверят, а остальные нехай пропадают. (Бедный кузнечик, он так надеялся...) Что характерно, доктор лечит их по ночам (наверное, это новая методика), а днём, видимо, занимается тем, что ест, пьёт и спит. И вот он, хэппи-энд:
...вылечил он их,
Лимпопо!
Вот и вылечил больных,
Лимпопо!
И ПОШЛИ они СМЕЯТЬСЯ,
Лимпопо!
И плясать и баловаться
Лимпопо!
Всё это, конечно же, прекрасно, но при чём тут Лимпопо, и куда они ПОШЛИ СМЕЯТЬСЯ?
И Акула Каракула
Правым глазом подмигнула
И ХОХОЧЕТ, и ХОХОЧЕТ...
Видимо, считается, что Айболит как-то незаметно для Чуковского вылечил и её деток (иначе чего она такая довольная?), хотя в тексте об этом нет ни слова. А может, рыбки притворились зверюшка-ми, а доктор и не врубился? Дело тёмное. И чего это вдруг у акулы прорезалось имя? Этому, на мой взгляд, нет никакого логического обоснования. И какой тайный смысл в том, что она подмигнула пра-вым глазом, а не левым, тем более что подмигивают кому-то, а не чем-то (даже если это - правый глаз).
А малютки бегемотики
УХВАТИЛИСЬ ЗА ЖИВОТИКИ,
И СМЕЮТСЯ, заливаются -
Так что дубы сотрясаются.

Эти бегемотики хватались за животики и во время болезни, и после выздоровления. Может, у них что с руками (пардон, с передними ногами)? И все: и мотылёк, и зайчиха, и акула, и бегемотики поче-му-то после успешного лечения смеются, только с разной интенсивностью (некоторые при этом ещё и пляшут). Какая-то несколько странная и однообразная реакция. Похоже, что у доктора есть баллончик с веселящим газом, которым он зачем-то обрабатывает пациентов. И откуда в Африке дубы, которые, к тому же, совсем не дУбы, а дубЫ?
Слава Богу, уже виден конец. Но и здесь нет облегчения измученным детским мозгам:
Вот и Гиппо, вот и Попо,
Гиппо-Попо, Гиппо-Попо!
(Что за бред?)
Вот идёт Гиппопотам.
Он идёт от Занзибара,
Он идёт к Килиманджаро
(Зачем?)
И кричит он, и поёт он:
“Слава, слава Айболиту!
Слава добрым докторам!”
То покричит, то попоёт, да? Любят герои Чуковского пошуметь, этого у них не отнимешь.
Ну, вот и всё. Я вытираю пот со лба и пытаюсь понять - не свихнулся ли я от всего прочитанного. Вроде нет... А дети? Мне могут возразить, что это всего лишь сказка. Да, в сказке должны быть чу-деса, там разговаривают звери и птицы, там возможны самые невероятные приключения. Но не долж-но быть исковерканного русского языка (иначе он перестаёт быть великим и могучим), бесконечных отупляющих повторений, нескладных рифм, не должно быть диких, бьющих по мозгам противоречий, нелепостей, нелогичностей. Ведь на сказках дети начинают учиться жить, учиться мыслить. Как го-ворил известный писатель, для детей надо писать так же, как для взрослых, только лучше…
Я понимаю, что меня могут обвинить в предвзятости, в кощунстве, в покушении на святыни. Но я лишь высказал своё мнение и, как мне кажется, довольно аргументированно. В конце концов, дело ва-ше и дети тоже ваши. Между прочим (может, кто не знает), у “Айболита” есть ещё одна часть - пер-вая, которую редко публикуют. Видимо, из-за полнейшего отсутствия в ней какой-либо художествен-ной ценности. А “Бармалей” - вообще глупость и садизм. Так что я не буду читать Чуковского детям.

30.12.2009 11:28:47

Всего голосов:  2   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 2   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  0

 
Смотреть также:
 
Владимир Семенов, г. Красноярск
 
 
  В начало страницы