Tsura tse tse Раздел: Old`s-Kult Версия для печати

Full time Baha version (2)

Мама уходила «отсюда», в этом «месте» ее уже не было, она шла «туда», куда направляла ее путь природа, — уменьшая наличное бытие ровно на одну «при-сутствующую» и сокращая настоящее ровно на то время, которое было ей подарено для неизмеримого часами созерцания настоящего.. .. Вот она, анаксимандрова великодушная справедливость ухода в небытие. …Вот оно, время, исчисляющееся не циклическим движением планет, вечным повтором и не капельками клепсидры…Твое присутствие — это твое наличное бытие, которое ты видишь и созерцаешь, точно понимая свое «место», свое «здесь», отвечая на призыв тебя по имени – «я – здесь». Неужели, смерть – это забвение своего имени? Или смерть – это когда ты перестаешь слышать нечто, зовущее тебя по имени? И тебе просто некуда идти, потому что никто не призывает тебя? И ты не знаешь, куда тебе идти и где ты сейчас, потому что стоит страшный грохот, и все называется одновременно и все движется по зову, и меняется то, что вокруг тебя, а тебя окружает тишина и безмолвие, потому что не слышишь, чтобы тебя позвали и не понимаешь свое новое имя и нет у тебя ориентира и некому ответить…

Приходящие, уходящие сущности, которые встречает и провожает человек - вот это и есть время, но еще не история, ибо нет связей между событиями, и нет причины и правил вывода, ибо все равнозначно в возможности быть, если именно мы предоставляем настоящему быть, происходить из небытия в бытие для нас – проявляться, как на картине или рисунке на вазе... И вот в величии наступившего момента картины так и отблагодарили маму, да так все и разошлись - по- любовно, и не прощаясь... Клянусь, я все это видела своими глазами, а вернее (еще глоток Мнемозине!) – надежно сохранила в том месте, которое последнее время болит да ноет у меня все чаще да чаще…А болит от того, что время изменилось. Изменилось мое настоящее. . Оно наполнилось местью и злобой от невозможности вернуть то, что уже про-изошло. От того, что мы теряем наличные сущности, заменяя их силиконовым аналогом или восковыми представлениями. Поломалось наше бытие, поломалось и настоящее время, уменьшилось, как шагреневая кожа от наших желаний изменить приходящее к нам, не давая ему просто быть, но изогнув и подогнав под «представление» о том, каким оно быть должно.. Оно уменьшилось, потому что мы научились считать его с точностью до тысячных долей секунд. Оно уменьшилось, потому что мы уже не измеряем — мы тарифицируем его. Оно стало злым от того, что его ценность и стоимость могут падать в цене. От того я скорблю, что уже не могу ничего изменить в своем бытии, в своем настоящем, потому что не могу мыслить по-другому, чем так, как определено поломанной памятью моего сердца.

Парменид, как и все досократики, писал, просто ставя рядом слова, не связывая их синтаксически. Паратаксис вместо синтаксиса. Гомер, который писал до него, тоже писал паратаксически, если конечно мог писать. Но если даже за ним записывали, то записывали именно так, ставя слова рядом: «пара».

Никто толком не может объяснить, когда в философии мышление стали называть логикой. Кажется, после Платона. Аристотель себе такого никогда не позволял. И всегда говорил, что любой закрытый вопрос всегда остается открытым с другой стороны, или там сверху (оттопыривая тунику в районе плеч), или сбоку (для наглядности отшпилив край плаща и демонстрируя мохнатую подмышку)…
Первым в мышление попытался ввести нас Парменид. Вот как выглядит отрывок из его стиха, только не ржать — он был умен и речист, и соблюдал правила на письме. Ну а они, правила, были такие, как я объяснила выше:

«Требуется: сказывание (изложение) -логос и мышление (разумение) -нойя: сущее, быть!!!»
Вообщем у нас с Хайдеггером получилось из этого что-то вроде:
Давать присутствующему располагаться, внимать ему, и вникать в него и ему давать проникать в память - вот настоящее, настоящее!

Посмотрел на предлежащее — вспомнил что-то, глянул опять и увидел что-то другое или вот оно само уже по -другому и расположилось. Все. Вот что такое мышление, и не надо приписывать ему ничего лишнего.

Не надо приписывать ему обязательств создавать любые науки, понятия и представления.
Результатом мышления может быть только мышление. Ну и разве что рукоделие.

Логика не имеет к мышлению никакого отношения. Если бы мы мыслили логически, на опознание лица как знакомого или незнакомого у нас уходило бы 2,5 тысячи лет.

Мышление работает только с самими вещами и памятью. Результатом мышления могут быть вещи — именно поэтому, технэ, поделки. Если бы мышление работало с представлениями о вещах и идеями, моделями, не зная самих вещей, оно не могло бы воспроизводить вещи, прилагая модель к материалу, и оценить степень соответствия вещи оригинальной и воспроизведенной. Наблюдение и обработка в памяти расположений вещей (способность искры высекаться из удара кремня о кремень, колеса — катиться) привело к техническому способу мышления —и создало нашу техническую цивилизацию. Техническое мышление не боится пустыни. Техническое мышление мыслит, что можно воспроизвести все, что есть в нашей памяти посредством правил вывода, применения моделей, научных понятий и представлений, замещающих вещи. Мышление правильное мыслит пустыню как вычищенную память, лишенную способности воспроизводить образы вещей, потому что их в ней нет. Нет, что называется, в помине. Не знает пустая память, как вызвать вещи, как позвать их, не знает потому что их имен. У мышления есть еще другие правильные разновидности — творчество. Мышление и память — способны воспроизводить то, что уже было и создавать то, чего еще не было. Потому что таково свойство памяти — стремление к опознанию абсолютно нового объекта, раскрытию его в ней и предъявлению его вовне -на людей посмотреть и себя показать, да и на суд Божий, а больше никто и не в состоянии увидеть да порадоваться.

Память, разыскивая новизну, прогоняет, все что имеет, через маленькую черную пластинку и получает удовольствие. А пустая память ничего не может прогнать через path of pleasure, потому и страдает депрессией и даже еще страшнее — агедонизмом — неспособностью получать удовольствие. Бррррр, да не будет!

Создает ли мышление ценность? Мышление раскрывает ценность, включая ее в число предъявленного, присутствующего и настоящего, равнозначного всему сущему.

Мышление не определяет ценность. Ценность определяется суждением о ней.

Так человек все же «мыслящее (разумное) животное» или «высказываюшееся (говорящее) животное»?
Человека так стали называть уже после того, когда мышление стали называть логикой (наукой о правилах вывода суждений о вещах через суждения о вещах). А разумным стали называть выводимое с точки зрения причины-следствия и опять же правил вывода. Все, Мнемозина, спать 20 минут, как минимум.

Да, самое главное! Прости, что бужу. Мышление не нуждается в удержании и схватывании того, о чем мыслит. Память не работает с понятиями и системами. Более того, понятия и системы — по сути противоположны мышлению.

Удивительно, но сейчас едва ли любой человек из живущих ныне, выберет кто он: животное говорящее или мыслящее? А может быть и так: ответит «мыслящее!» и пойдет в свою логистическую компанию или финансовую корпорацию создавать путем высказываний, допущений и предположений новые понятия или на основе неких представлений о понятиях определять их ценность и стоимость...
Может, очень даже может быть. Да я и сама так делаю каждое утро.

Вот только в результате такого конформизма я уже едва слышу зов, который раньше заставлял меня уверенно следовать к его источнику или к его «месту», безупречно ориентируясь по великим знакам, воспринимаемым как обычные вещи, вот например как светло оранжевые солнечные блики на коричневой ряби воды, если смотреть на все это сквозь закрытые веки, сплавляясь в хлюпающем сизом баркасе по течению дружелюбной речки.

Full-time


…Вообще, от Анаксимандра осталась на каких-то клочках именно эта фраза вернее, все ее так и переводят: « все вещи, уходя в небытие, возвращают друг другу долг…» А Ил толкует так: «лес рубят – щепки летят». Мне даже чем-то нравится именно такая его поклейка из воска и папируса.
Я изо всех сил стараюсь благодарить жизнь, за мое существование вообще, за события, которые становятся «моими» (еще несколько капель Мнемозине, ведь это ее труды), даже за сильные переживания благодарить, даже если после них полголовы седеет.

Еще тут на день рождения приснилось мне вдруг, что я очень люблю какого-то старенького человечка. А и он ведь умрет…когда-нибудь….и вот я смотрю на свои руки, а у меня вместо пальцев – розы в шипах, и с листьями, и с кончиков моих пальцев-цветов льется невыразимо прекрасный переливчатый какой-то цвет. И вот я смотрю на этот текущий сок и люблю этого старенького человечка все сильней и нестерпимо приятней, прямо сердцем люблю. Это был хороший сон, и он мне очень понравился и тоже запомнился. Вот, наверное в тот день рождения я стала наконец-то Бубновой Дамой. И еще мне запомнилось то, что я во сне испугалась – а ну как этот человечек умрет, и не будет мне кого любить – так ведь и сок из пальцев иссякнет! А он так приятно истекает… Природа человеческая и любовь - самовоспроизводящееся живое, мыслящее и любящее — впервые наделяющее бытие смыслом встречи — ненасыщающимся легким аппетитом и жаждой, предвкушающей радостное утоление, и напряжением устремленности, не высказыванием, но называнием, зовом, призыванием, знанием по Имени, знакомством.. Спасибо Тебе, за то, Что вывернулся наизнанку, и сделал так. И мы способны оказались это воспринять…

Но я всегда отделяла фантазию от вещей, как они есть. Ну и как-то вот так….всяко разно…

И вдруг. И вдруг – развалясь по своему обыкновению на диванных подушках, потянулась к перешедшему в синкопы мерному ритму дождя за окном и, ухватившись за первую попавшуюся страницу, почудилась: газетка была кажется районная, офсетная, а вот список вакансий начинался с такой позиции: «менеджер по новым впечатлениям».

И вот сегодня, нет, вчера настал тот день. В который я поняла, что утратила свой драйв от жизни навсегда. Наверное, мне или пора жизнь с особой горячностью и искренностью благодарить. Или опять же мыслить о ней, как о даре, как на вечной Евхаристии - возвращая ей долг благодарением – ибо она была ко мне всегда очень добра. И вовсе я на этот счет не расстроилась. Просто я ни того ни с сего поняла всю безобразную и бессмысленную и несуразную глупость этого мира. Сего мира. Окончательно сдавшегося. Уставшего от бесконечной цыганщины, обмана, подлога и наглых и пошлых подмигиваний, как подмигивал мне когда-то в красной лазерной щели роман, превративший в себя, в подлог, мою прожитую жизнь, так и не ставшую настоящей. Во всей этой истории жальче всего Мнемозину — она ведь работает по правилам, а угасает от их попрания.

Да, утратила, видимо раз и навсегда.... Но в этот момент нелепое мое высокоумие остановил смех, заменивший щекочущую в носу восхитительную глубину синеватой росы, предваряющую высокий порог готовности очищающих слез, в преддверье неукротимого чихания от застывших сахарными рожками перышек октябрьского Иван-чая. На фоне туманного перелеска паучок, цепко держащийся за свою паутинку, медленно поднимался ввысь, направляясь к казахстанским степям аккурат через стратосферу…зимовать и набираться новых вирусов, чтобы вернуться сюда же по весне, чтобы мы болели этими вирусами, учились уму разуму, выздоравливали и благодарили солнце в мире. За то, что оно все еще терпит нас. За то, что расположившийся ко мне пейзаж до щемления в сердце напомнил ту деревенскую речку, что текла в моем сне, и ту долгую дорожку, которой я пришла к готовности воспринять и вникнуть в то, настоящее, новое чувство, в котором я еще не была...и которое до сих пор не могу понять до конца...Мнемозина, ты творишь чудеса — и я улыбаюсь гораздо шире, чем та Бубновая Дама...

Шопенгауэр поле редукции Декарта уже не сомневался. Он понял, куда нас унесло – из стратосферы паучок возвращается на землю сперва обмороженным, но потом оттаивает и радостно возвращается в самого себя. Но мы радостно сменили волею мир на новые впечатления, наша воля и «субстанция нигра» желают сами создавать представления наших миров и нас самих, наши крыши – маржин коллс и барыши, но уж никак не у нас над головой. наше море – от кафеля голубое, а бассейн – тоже голубой в дурной голове в виде мельтешащих атомов, потому что перекушал-таки чего не надо было, да и наше счастье – жить одним стандартом счастья и двумя – благополучия (про разницу не спрашивайте – не знаю), потому что представление о счастье – самая ходульная конструкция. Потому ну вот годится разве для подпорок афиш, сцен, тротуаров, рекламных щитов, витрин, народных гуляний, и прочих приспособлений, на коих вывешиваем мы свои обнаженные глупости для сокрытия себя от наших потерявших остроту глаз, и для замены себя самого представлениями о себе вечном - красавце и здоровячке, заменяем по прихоти нашей и ради нашего угождения и от страха, конечно же, тоже. Наверное, первым представлением, заменившим реас, действительность — был Адамов фиговый листик. Он ведь его не просто нацепил, как шимпанзе, укрывшись от холода одеяльцем. Он что-то вменил себе, возомнил о себе, подумал как следует, подменил какую-то правильную мысль чуь-чуть неправильною, представление сложил. Ну вот все произошло ровно как в науке. Наш научный инструментарий и модельный ряд состоят из представлений, чуть -чуть нарушающих истину: «допустим...примем....пусть....» И вот уже лексический аппарат современной науки - это уже даже не синонимы вещей и не термины. Мифологемы, заменяющие открытый мир. Измена, господа. кругом одна измена...

Не, я вовсе не собираюсь распускать нюни по клаве – и так она чего-то с утра заедает. Но бля, мир же кругом переменился!

Но и вещи то никуда не девались. Первый к ним вернулся Хайдеггер. И сказал: меня еще 300 лет не поймут, но потом только одного читать и будут. Потому что я не вру – земля под ногами, а цветы – на дереве. Ницше последним человеком называл неустановленного человека – не понявшего, куда в нем девать животное разумное, что с этим разумом делать? Говорить? А потом Ницше понял, что следующее после говорящей собачки – это метачеловек – прошедший над собой по канату – и понявший – что все предельно просто – вот он, послечеловек, метачеловек. Есть высказывания говорящего животного – человека последнего. А есть высказывающееся бытие метачеловека. Отличающееся от тошнотворных суждений говорящей собачки – последнего человека. Вот мир исчез из глаз последнего человека, заменился от извращенной встречи с ним на системную инженерию, праксеологию, процессы и модели и, конечно, на пипец всему.

А ПУСТЫНЯ РАСTET

А Ницше так никто не понял, особенно когда его слова трактовали как слова о «сверхчеловеке» «суперчеловеке». А надо было не сверх – а над, и не «супер» , а «после» - мета. Ну как мета-нойя вот к примеру, блин чему вас только не научишь, хотела высказаться еще более фармацевтически такскать……

Так вот, Хайдеггер Ницше понял и вернул долг понимания, когда тот болел. Вернул его людям (вернул людям правильные его мысли) и cейчас еще возвращает в своих книгах о нем и о том, что такое мышление. О чем и я щас пойду читать у Хайдеггера, ибо задолбалась уже долбать по кнопкам одно и то же, вот уже сутки вторые пошли, как долбаю....

Малькольм Муни тоже понял Ницше. Ну как — не мог не понять — рейнская ментальность все-таки, хотя Can – на Майне, а сам мистер Муни- негр и живет в Нью-Йорке. Но понял и спел про Soul Desert.

И ЕЩЕ ОБ АПОФЕОЗЕ ХОДУЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ

Вот вчера не то в электропошту, не то в стоимостью в поллмильона долларов ( а может рублей?) электронно-посконную систему полуискуственного интеллекта с настолько тормозным и неклиентским интерфейсом, что недоразумение это в виде оцепенелого полуфабриката рук питекантропа и усталого мозга архитектора информационной среды и такого же всего пробитого разноцветными кнопочками мозга, (системой ту залепуху язык называть не поворачивался), шлепнулось ко мне такое послание. Нет -мегавысказывание очередного говорящего животного, явно страдающего от того, что чего-то оно где то и за кем-то недонюхало или недоело.

От наших главных методологов большой, публичной, открытой, торгующейся, на лондонских биржах, нацеленной на бесконечное развитие и неукротимый рост ради роста (вот прямо страшно мне становилось, а вдруг мы как Алиса застрянем на полу, и начнем расти, а за нами не будеть поспевать оставшийся на столе нужный такой и важный флакончик). А мы будучи заняты могущественным совершенствованием нашего хорошо структурированного акционерного капитала станем бестолку корябать раздутыми пальцами по столу, в надежде флакончик-то прихватить с собой (а флакончик-то масенький остался на столе! Да без нас! Да не прибрать его — пальцы сильно раздуло!)
Итак. Текст, мною полученный, гласил:

"Уважаемые коллеги!
В рамках подготовки стратегии организационного развития Корпорации на 2010г предполагается формирование в Корпорации системы оценки качества активов. Напоминаю, что сегодня Корпорация видит себя "Стратегическим архитектором", одной из задач которого является повышение организационной зрелости компаний, формирующих портфель (в логике доклада сделанного на выезной стратсессии.»

Прямо так и хочется увидеть: эту страсть-сессию…Южный берег Крыма, бархатный сезон, глицинии уже отцвели, и мраморные балконы рады бы прикрыться пассифлорой, ибо тяжелые шторы при открытых окнах не в состоянии заглушить хрустальный женский смех и утробный рык пузатых «папиков» от стратегии...

Ури! Может это наш Великий архитектор решил нас проведать? Может наши мозаичные миры – это и есть модель его великого бизнеса, в котором он будет только отдыхать как в раю. Возделывать ничего тож не будет – ну разве там шпаклевочкой разок для удовольствия пройтись И уж точно он не будет ничего контролить!!! В смысле управлять! Ну как в cybernetics or control and communication in the animal αnd in the machine. Он будет только контроллинговать за теми, кто управляет, потому что control для него — это уже давно не управление, а «премия» от владения контролирующим пакетом акций. «Премия» же заключается в том, как недавно пояснил мне мой шеф, которого возит привидевшийся мне в книжном магазине Денис, что можно ради блага общей корпорации, повесить например долг от купленного по стратегической глупости актива на контролируемое предприятие вообще из другой предметной области. Ну а если генеральный директор не справится с тем, как перераспределить финансовые потоки и их отражение во всякого рода внешней (не внутрикорпоративной) отчетности, чтобы долг погасился — снять его тудыть-растудыть с должности и поставить другого, помордастее да посообразительнее.

- Да-а-а, - посочувствовала я. - Тяжело вам приходится, наемным топ-менеджерам. Слетаете по сто раз в год со своих постов — то акционер сменился, то акционер кому-то что-то обещал...то не так перед акционером отчитался...
- Ну а что ж, - ответил шеф. - Не хочешь отчитываться перед акционером — иди сама в акционеры. Будешь отчитываться только перед налоговой...
- Да-а-а, - опять же вздохнула я и отбросила свесившийся с балкона над нашей скамеечкой в виде льва длинный отросток страстоцвета...Ой, что-то не то я говорю, какие львы и вьюны? Нас же не взяли на эту стратсессию, и разговор был не в Крыму на скамеечке, а в заведении во время бизнес-ланча. Мнемозина, ты-то что спишь? Нет-нет, я не наезжаю, я просто волнуюсь за тебя, ты так переутомилась за этот последний месяц...

Я вот кстати в письмах к незнакомым людям всегда пишу «уважаемые господа!» Потому что я не понимаю, что такое коллега.В чем он мне коллега? В каком качестве? В активе зрелости? Какие у меня с ним (вернее, с ней) общие дела и разделяемые ценности? И портфеля, что самое смешное, о котором говорится, у меня– нету!!!!! Вопщем не понимаю и не хочу считать себя коллегой носителю сего интеллекта, с его управленческими решениями, техническими пересмотрами, майлстоунс, моделецентрической системной инженерией. Впрочем, это еще самое малое, что мне предстоит понять…и отвергнуть и стать изгоем на старости лет. Иначе — никак. Иначе — сильнее начинает болеть в тот самом месте, где все пережитое и продуманное превращается в сердечную такнь, но не успевает латать тлеющие в сердце дыры...

Ну да не будем отвлекаться:

"В целях оценки текущей организационной зрелости и дальнейшего мониторинга ее динамики предлагаю Вашему вниманию проект оценочной матрицы и прошу Вас оценить компании, входящие в субпортфель Вашей БЕ (расшифровываю для нормальных людей - бизнес-единицы ) Т.к. первичные результаты оценки (текущий статус) предполагается представить Правлению 24.11 (в рамках утверждения Стратегии оргразвития), прошу Вас по возможности направить мне информацию до 18.11.09.
Предложения и пожелания по методикам оценки, предложенным нами, также с благодарностью приму.»

Так заканчивалось поручение, а вы как думали. Ну, вопщем, На него надо ответить, а то лишат 10 тыщ рублей премии. И вообще, отмалчиваться некрасиво, хотя хочется…

Ну вот. Три интересных мысли вынесла я из этого чудовищного мира системных представлений. первое – это то, что я таки научила благодарить авторов в оконцовке послания. Вторая – это то, что у нас нет ни системы, ни жизни, ни времени, ни тем более покою на переформатирование ошибок. Вместо философии или благолюбия или филокалии или калокагатии у нас – стратегия, непрошибаемая ни с какого боку, неуязвимая, без единой Ахилессовой пяты. (Аристотель рухнул бы в свое технэ, луженное вот этими самими руками, успев бы только быстренько пробормотать – а где же моя мета?) Вместо наличного бытия со всеми его пристутствиями-отсутствиями-пребываниями – сплошные представления, причем дурацкие, мерзкие, счастья не приносяшие никому За месяц работы в конторе не видела ни одного улыбающегося лица и звонкого смеха..
Более того Мы с начальником за месяц даже нигде НЕ НАШЛИ ГЛОССАРИЙ ЭТОГО ПТИЧЬЯГО ЯЗЫКА!!!!!

Ну потому где ж тут до смеха? Когда тебе еще 20-ти нет, а ты уже затянулся в скафандр этой организационной зрелости, ищешь в безвоздушном пространстве мать всех муз Мнемозину, чтобы как-то уболтать ее и прижать к голубому куполу и того…упросить чтобы на пегасе дала покатацо чтоле или хотя б на какую смешную фигню начальство спровоцировать. Или вот хотя бы на то, чтобы думать, размышлять и вспоминать было бы всегда приятно! И смешно! Чтобы от всего пережитого один бы только ржач разбирал. Потому что впечатления, которые у тебя остаются от вещей, которые живут вне твоей головы — всегда приятные. А муляжи и подставления этих вещей в твою голову и придуманные между ними связи — всегда противные и либо вызывают головную боль, либо желание оттянуться как истинный яппи — так, чтобы на следующий день в голове не было ни одного представления, ни одной модели, ни даже ни одного воспоминания о том, что было вчера - пусть лучше боль, чем эта песчаной бурей воющая пустота. А алетейа или место бытия, коли мы про динамику искать надо в динамике, желательно у себя вокруг головы, ощупывая наушники, чтобы убедиться, что мьюзак раздаеца извне. Ибо ты, разумное животное, эту самую динамическую динамику вынужден не мыслить а мониторить. …ну мониторы sony на месте, все терпимо…И это мы еще с вами молодцы, что-то у нас еще сходицо, еще не совсем поток сознания пробился рядом с нефтяной вышкой и в театр абсурда даже тянет зайти (там тоже туалет бесплатный), глядишь – так и до вечера пробарахтаемся, а там….

Ну а в системе преходящих и убывающих качеств, свойств и прочих абстрактных умных сущностей пусть бесчинствует выпущенная на волю из представлений больных системщиков Вера Павловна в своем сто сорок четвертом сне – вот тоже, синий чулок! Ну а зачем я-то здесь????
На мне розовое платье, юбка на китовом усу, чуть накрахмаленная, я раскачиваюсь на канате, в самый неподходяший момент, на глазах так некстати зазвонившего в мобилу шефа, сползая одной ногой в крючконосом золотом бархатном туфельке с веревки, я дожевываю зеленое яблоко, швыряю огрызок и издаю смешные звуки, дуя в ключик: «суок! Суок!»

Ох уж чтоб ей, этой организационной зрелости – это ж из какого мира? Я не видала таких снов! Я хочу к старичку Винеру; полнота качеств - система высказываний, формирующих портфель суждений, – это ящик пандоры – говорит он и гладит меня по голове почти также приятно, как делала Мнемозина. А сейчас она получила от методологов под дых и отлеживается где-то в губчатых складочках среднего мозга, куклой Барби прикорнула среди воланов и оборок моего циркового наряда. И дальше мне все понятно: мир как воля и представление – и эта взрослая говорливость состоявшегося, нет — установленного человека должна расти постоянно, вырасти в огромную шевелюру. Чтобы он закрыла ему обратно всю морду и он бы замолчал в усы и поперхнулся своей бородой и стал Эйнштейном и высунул бы синий от усталости язык. А потом он похудеет и оденет черный свитер и печальное лицо на фоне серебряных стен, и белый лохматый парик, а я буду сидеть в одном исподнем, и ужасаться – «это же Уорхолл!!!». А пока человек с киноаппаратом будет все крутить и крутить свою ручку…пока не превзойдя этого ужасного стратегического архитектора в себе, установив его себе под ноги, я не дострою его до мега архистратига, воина – геометра и каменщика, основателя любомудрия, обитающего не в раю и не возделывающего его (и не управляющего им), а покоящегося в совершенном исполнении метачеловека – мумии, Мумушки.. Ха-ха-ха. Говорящая собачка и тут с нами.

Му-МУ. Му-МУ. Мнемозина, пожалуйста, оживай. Ты можешь разлепить губы и сделать еще один глоточек? Не оставляй меня здесь одну, среди этих гуманоидов, па-жа-луй-ста!. Я тебе приказываю, как начальница, как твоя хозяйка — не уходи! Хочешь, я тебя напугаю канцелярским ножом! Обещай мне, что пробудешь здесь со мной, как минимум год..? Я же не знаю, как завершить последнюю работу, я не знаю когда это нужно сделать— ты никогда не выпускала невидимого графика из своих рук....Я не знаю, кто меня этому научит, ведь никого не осталось рядом со мной в этой пустыне! НИКОГО!!!!!

Вообще-то, я всегда и при любых обстоятельствах очень легко вступаю в контакт с говорящими собачками, говорящими животными и прочими говорящими представителями наличного бытия, принимаю их язык, и, даже, легко вписываюсь в их систему, буде она мне чем-то там близка и симпатична или просто чарующе и убедительна в своей невиданной отмороженности. Когда мне становится совсем тяжко – я опять иду к дедушке Винеру (к нему отсюда ходить ближе, чем к дедушке Мартину) и горько плачу в его галстук.. Если я не могу понять, про что сказано или написано, я и теперь справляюсь у дедушки - и все становится по местам:

- Суок! Или как тебя там? Маша? Катя? Все у нас в голове – это еще Харрисон признавал. Но дедушка Винер имел осторожность его поправить. «Все поправимо, мой юный друг. У тебя есть камертон. У меня — формула здоровой организации твоего тела. Ты настраиваешь свой ситар, ориентируясь на правильные колебания камертона и прислушиваясь к врущим струнам. Ты обладаешь информацией о том, как повернуть колки, чтобы струны звучали правильно. Ты руками сообщаешь колкам правильное положение, передаешь им сообщение о правильном звуке, управляешь ими, так? Так и ты, Суок, сначала исчисли формулу здоровья твоей организации. Возможно, ты не видишь какую-то информацию, и твоя система понятным образом кажется тебе уродцем. Возможно, у тебя просто нет всей необходимой информации о системе, а вовсе не система нуждается сейчас в корректирующем сообщении...Ну, иди с миром, и приходи скоро и опять рассказывай, что ты увидела, каким стало твое настоящее?
Я ухожу от дедушки совершенно умиротворенная и успокоенная, до бесчувствия, до непривычного бесстрастия. Я поворачиваю голову в сторону Кати и кивком даю ей понять, что она может говорить — я пойму ее...

«Обращаю внимание, - повторяет мне Катя, - что критерии оценки кадрового потенциала пока не совсем готовы, поэтому доминантную роль в этом разделе предлагаю отвести Вашей субъективной оценке»
Катя, Маша, как там тебя? Суок!! Я начинаю экономить буквы, бумагу и голосовые связки! Центральная нервная система, снабженная необходимым количеством информации. Которую тебе придется оценивать в качестве единственного, что работает в кадровом потенциале, не нуждается в субъективизме. Но мы доминировать в этом вопросе не хотим. Доминировать нам не с чем – значит будем ждать. Тебя! В розовом платье, символизирующем смоделированную твою вечную молодость и бесконечное количество раз в секунду синхронизирующуюся с ней организационную твою зрелость. С критериями на голубом блюдечке. Зачем нам бешеный перекос? Кроме того, Винеру, если бы когда удалось создать институт, занимающийся проблемами связи между науками то он провел бы большой эксперимент, доказывающий, что техника связи и техника управления неотделимы друг от друга и концентрируются вокруг более фундаментального понятия – сообщения. Я прочитала проект твоих критериев оценки кадрового потенциала — людей, подходящих под эти критерии, не существует в природе. Ты для кого писала их? Для себя? Для унывающих коллег? Для соискателей? Соискатели разбегутся от твоих патетических описаний качеств, людям несвойственных. Твои унывающие коллеги либо окончательно умрут от безысходности, осознав невозможность измениться таким образом, потому что в твоих критериях отсутствует сообщение о том, как им стать соответствующими этим критериям. Либо умрут от смеха, потому что твои «критерии оценки» - шедевр двуличия, с пропущенным списком литературы, в которой должно сообщаться, как стать конформистом и не потерять способности к мышлению. Катя, я вообще не видела здесь у вас ни одного графического сообщения, запускающего процесс из дискретных или непрерывных последовательностей измеримых событий, распределенных во времени. Что за философию вы юзаете? И ты как всегда путаешь миссию с мессагой. Запомни, Катенька, сотрудница моя из сопредельной области знания и другого функционального комплекса: миссия – это твои умения, создающие ценность. А мессадж - это твоими умениями изменение, я бы даже сказала – умерщвление одобренной и без того неживой модели, которую применяют в роли лейкала, для видоизменения (иногда очень болезненного) живого материала, скажем даже: живого говорящего животного, применяемого и для видоизменения его суждений и высказываний…Ценность мессаги - никакая. Не обладает сообщение никакой ценностью. Оно просто связывает способное воспринять и управляет им. Разве что в том его ценность, что оно из всего бесконечного возможного присутствия оставляет ровно одно – именно то, что выбирается и становится нашей жизнью. Так начинается и действует и организует нашу жизнь и опыт и искусства и знания наша память (глоток в память Мнемозины). Память – результат связанных в опыт и понимание управляющих сообщений, а уж она именно благодаря им может как воспроизводить ценность, так и порождать новую ценность, вернее еще одну сущность, которая теряет ценность в момент своего появления ибо ничем не отличается от того, что мы и они и президент корпорации и Маша и Катя уже сделали. Вот, смотри как мы прогнозируем или просто думаем о будущем. Это меня дедушка Винер научил: предсказание будущего отрезка сообщения производится применением некоторого оператора к прошлому отрезку события. Модель настоящего рождается из прошлого, накладывается на отдающееся тебе из будущего присутствие, корректируется сообщениями твоей памяти – так рождается уникальная твоя, Катенька, жизнь, опыт и прочие привычки, твой мир и твое представление. Система все время говорит сама с собой, корректируя себя, управляя собой оптимальным способом, стремясь не потерять ничего из этого оптимума, следя за правильным формированием сообщений, за их сбалансированным количеством., Количество информации, ходящей правильными тропами в системе, Катенька, будь то ты, будь то твой ноутбук, есть мера организованности системы. Ну и как без этого твой Стратегический Архитектор работать будет?

- Молча – зло отвечает мне Катя.

Это ее первая реплика за весь вечер. Конечно молча. Система будет говорить сама с собой и застрянет, не продвинувшись ни вовне ни внутри себя. Мышление за этот месяц добежало уже воооон до той горы, сейчас мы ее будем брать. Как там по-вашему? В китайской вашей опере? Taking Tiger Mountain (by strategy)?

Здесь все реплики начинаются с недружелюбных и нелюбезных и без улыбок. С Валидации. А то вдруг за ней верификация грянет? А ить и грянула же. А у Кати, поди, эта моделька в бонус-плане стоит…
Ну и пусть стоит! Я лично к ее верификации никоим боком. И вот ко мне тоже не надо.

Мы с Орфеем в АДУ?

Катя повторяет как заведенная:
"В целях оценки текущей организационной зрелости и дальнейшего мониторинга ее динамики предлагаю Вашему вниманию проект оценочной матрицы и прошу Вас оценить компании, входящие в субпортфель Вашей БЕ (расшифровываю для нормальных людей - бизнес-единиц. ) Т.к. первичные результаты оценки (текущий статус) предполагается представить Правлению 24.11 (в рамках утверждения Стратегии оргразвития), прошу Вас по возможности направить мне информацию до 18.11.09.

Предложения и пожелания по методикам оценки, предложенным нами, также с благодарностью приму.


Я уже не могу остановиться:

- Катя так ты уже понимаешь, "жизненный цикл" системной инженерии существенно отличается от "жизненного цикла" советской инноватики и прочих "социологических" и "космических" исследовательских (а не инженерных) системных рассмотрений (в акустических системах мониторинг динамики – даже с провалами импеданса, так? Но нам то дальнейшая динамика компании, продолжающая развитие по жизненному циклу, в том числе и с потерей оргзрелости или с сохранением оргзрелости или с поддержанием на том же уровне, то есть контрольная точка нужна не абы как, а чтобы верифицировать переход из стадии в стадию, принять решения даже не менеджеров, а скоординированных инженеров, осуществляющих целенаправленную работу на каждой стадии, и достаточным количеством информации готовых нивелировать энтропию в компании, проживающей: старт, быстрый рост, зрелость, насыщение, финиш или кризис. Ты собираешься мониторить кризис системы? Измерять его динамику?

Так, Катя тебя ежели кадровый потенциал как ресурс интересует, то тебе – в проект. Там такие же как ты объекты с жизненными циклами живут в более менее одно время и даже воодушевлены одной задачей. Сначала они задумываются в штатном-расписании в виде должностей, потом живут в виде ролей и выполняют в срок и бюджет контролируемые работы, проходящие на каком-то участке жизненного цикла конкретной системы.. В Проекте они кайфуют от выполняемых согласно планам и контролируемым работам, производящимся на каком-то участке жизненного цикла конкретной системы. Проекту соответствует особая группа описаний (и вот тут зря ты Катя доминантную роль отдала субъективной оценке в отношении запланированного ресурса!.) Задача –есть, но никогда не делалась, ее объем определен, найдется и потерянный тобой ресурс… (возможно время, которое ты потратила на шопинг). Другая группа описаний, которая меньше приспособлена для планирования ресурсов и потоков материалов и финансов -- это процессная. С другой стороны, в процессной группе описаний хорошо описывается типовая часть множества однотипных проектов, а также сам процесс преобразования материалов (и людей, чтобы все шло ровно, безо всяких «человеческих факторов») путем выполнения над ними отдельных операций). Проектные и процессные описания объединяются в рамках описаний жизненного цикла, в которых признается важность и тех и других. Тем не менее, чтобы подчеркнуть внимание системной инженерии не только к технологической (правильная последовательность операций, каждая из которых заключается в применении определенного метода в правильный момент жизненного цикла системы) группе описаний, но и к управленческой (вопросы планирования ресурсов, контроль хода работ и т.д.) группе описаний, в ISO 15288:2008 говорится: "в настоящем Стандарте в качестве контекста для описания практик, связанных с планированием, исполнением, оценкой и контролем, выбран проект

19.01.2010 18:14:07

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  1   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  0

 
Смотреть также:
 
Tsura tse tse
 
 
  В начало страницы