Tsura tse tse Раздел: Наука и религия Версия для печати

Ремикс на нас с Урюком (продолжение)

Ремикс на нас с Урюком (продолжение)

4.

«Говорить об очевидном с недавних пор мне стало трудно, несмотря на то, что я – гуманитарий, и обучена непринужденно превращать любую попавшуюся под руки безделицу в не вызывающие сомнения и, якобы не поддающиеся декартовой редукции, так называемые «общечеловеческие ценности». Твое разленившееся от вынужденного безделья внимание не так давно подарило моей совести иллюзию обладания убаюкивающей колыбелькой для твоего же сонного послеобеденного забвения, легкой, но ненадежной, подобной зыбкой болотной зяби. Прикрыв глаза, разморенное пока еще летним, августовским солнышком, припекающим сквозь огромные стеклянные окна нашей конторы, Твое Внимание приветливо кивает коснувшимся моего чела теням, отброшенным невесть откуда набежавшими облачками. Щупленький ясень, потерявшийся в кирпичных стенах, машет худощавыми ветвями, навевает предчувствие скорой прохлады да предвкушение трогательного обаяния семейных забот грядущего вечера. Теплые, золотистые обои дня в разгаре бабьего лета; в контражуре тополя отбрасывают на асфальт ли, песок — неважно - ультрамариновые тени: начало сезона недолгого, но праздного... А я вспоминаю дни на изломе июля, так и не нашедшие подходящих обстоятельств и повода к тому, чтобы хотя бы в твоей памяти, придающей иное значение сохраняемому, превратиться из пасмурных в дождливые, более выразительные и зовущие к безмятежному отдохновению на удобной лежанке … Рядом - чашка остывшего зеленого чаю, да в изголовье - стопка книг из заботливо собранной вчерашними друзьями библиотеки нобелевских лауреатов…
В тиши и столь редко выпадавшем тебе раньше одиночестве проводишь ты вынужденные свои выходные. В одиночестве, ставшим в августе невыносимым до тошноты, липким, словно отрава простирающейся за горизонт безысходности бесконечно одинаковых дней, просочившаяся в память и нарезавшая в ней саднящие борозды. Ровный, обиходный, неразвлекающий дискурс тех серых недель - не лучший фон для обычно умиротворяющего созерцания близких — родное сливается со скучным, опыт путается с набившим оскомину. Теплый, неяркий свет жизни в кругу родных, любимых и верных уставший глаз не различает, притупленный преувеличенными линзой вечернего тумана мутными ореолами вокруг мертвенных фонарей, словно створы на изгибе реки обозначивших долгожданный исход дня…
Послеобеденный сон пытается смежить твои веки, зацепив край сознания целлулоидным видением: колючие молочно-бледные жесткие лучи режут под прямым углом холодный металл чешуи, разоблачая замысел подделки, терпеливо дожидающейся парада планет в сумеречном и слезливом знаке, чтобы обмануть тебя, обратившись лицом, тебе доверенным и верным… Свернувшись, подобно мурене, в клубок на илистом дне, укрывшись среди черепков разбитого благоденствия, дожидается удобного часа, чтобы, дернувшись, выплеснуть себя на поверхность.…Оказавшись в стихиях чуждых, оскверняет и небо и земную твердь, оставляя за собой следы мерзости, выжженные мышьяком улыбки жестокого клоуна детских предрассветных кошмаров.. .

… Впереди - печальное завтра ждет нас, как и станет, в свое время, позади всех, будучи недостойным глядеть на наши лица. А сегодня, все также согреваемый и подкрепляемый ласками близких, доселе верных и неразлучных хранителей оживляющих тебя переживаний, ты являешь нам алмазную твердость чистых устремлений твоего ума . Твоя неиссякаемая сила вновь и вновь обращается к распаду и хаосу, царящим снаружи, превращая их в облагороженное печатью привносимого тобой смысла возделанное и плодоносящее поле.
…Но вот серебристая безвредность легких облачков стремительно превращается еще не в грозу, но уже в набрякший лиловой тяжестью символ неизбежно приближающегося ненастья...

Ты высвобождаешь из-под под левой щеки затекшую руку и переваливаешься на правый бок, на секунду отпустив мышь и теребя прядку волос, отводишь глаза от экрана, где я обретаю жизнь в рожденных тобой словах, вскидываешь на часы глаза - чуть вправо и вверх по стене. Можно выключаться, сбрасывать офисные черные лодочки, вытянуть под столом ноги, хрустнув суставами, с наслаждением провести кончиками пальцев правой ноги, слегка вспотевшими в плотных колготах, по подъему левой. В течение четверти минуты ты совестливо поглядываешь на застилающие меня напоминания о несделанном, отвлекающие тебя от переобувания в лодочки тоже черные, но уличные… а теперь - мотать, мотать отсюда...и так каждый вечер, в одно и то же время, покуда солнце замирает над горизонтом, примеряясь к десценденту, а середина неба примеряется с твоими желаниями, но снова и снова, на протяжении вот уже девяти лет мы безнадежно опаздываем на встречу друг с другом.

Признаться, в тот год и позднее бабье лето радовало нас восхитительной погодой. Веселый бархат ясных деньков в конце октября приглушился охристой пылью изношенных листьев, медленно опадающей с коченеющего неба. Не дождавшись напоследок хотя бы косенько моросящего скудного дождичка, ноябрь так и не успел очистить нас от трухи, тлена и пепла - щедрого наследства сентября, в три дня сгоревшего алыми листьями клена. Вот уже и тоска морозцем прихваченной ноябрьской грязи попустила — снежок, едва присыпавший бледной пудрой асфальтовую дорожку вдоль невнятной сиреневой речки, сменился в памяти пушистыми двухметровыми сугробами, с купеческим размахом отпущенными декабрем разгулявшейся в канун Нового года Москве. Три праздничных дня я запойно, не отрываясь от клавиатуры, писала и писала свою Full Time Baha Version, будучи не в силах избавиться от непереносимой сладости нечаянных переживаний, в день моего рождения упавших мне прямо в руки с фиолетового вечернего октябрьского неба. Мне оставалось лишь с запоздавшей на долгих десять дней благодарностью принять от тебя этот чудесный подарок и кое-как научиться обращаться с ним не слишком грубо, чтобы не сломать сразу. Я была слишком опрометчива, заботясь о сохранности твоего дара, устроив ему надежные ясли в недостижимой и защищенной глубине моего естества,...разместив их в опасной близости от "пути наслаждения"...Настал срок, и надо было отпускать их в жизнь... Отторгнуть их от себя — не хватало духу, вырвать из сердца вместе с ошметками плоти — больно. Оставалось лишь оцифровать в текст, да и выбросить на попрание в сетку, чтобы с удовлетворением, чуть менее сладким, чем вызываемое аутентичным источником, наблюдать за избиением твоего младенца, рожденного плоть от плоти моего склизкого от неисполненных желаний ума. Пристально смотреть на мучения дитяти, выношенного мной и извергнутого точно в срок, для того чтобы, как ошарашено обнаружу я в свое время, сложить мою настоящую жизнь удивительным образом. Свести ее, подобно паззлу, собранному молниеносным магараджей (ходящим по доске из разноцветных шестиугольников одновременно ферзем и конем) в одну из разыгранных партий расширенных шахмат... Внимательно следить за чудесным становлением моего самого самого-самого прекрасного плода, квинтэссенции моей любви, ровно и мощно пульсирующей синусовым узлом бесконечных превращений моей жизни, задающим ей чарующий, закольцованный, гипнотический ритм. У меня подводит живот - я вижу, как спеленатый в куколку младенец выбирается из заботливо созданных оков, и вот уже совершенный, бесконечный, закольцованный сам на себя музыкальный паук все плетет и плетет атональную, искаженную паутину из моих слов, черпающих в источнике, сокрытом в глубинах моей бессмертной души, неслабеющую силу. Силу для того, чтобы из знака стать событием, в нужное время подводящим меня к месту встречи со струящимся сквозь тысячелетия холодным светом твоих безжалостных глаз, прикованных ко мне до поры неощутимо, но навечно...остающихся и на исходе времен безнадежно чужими.. . пробивших во мне незаживающую брешь, будучи однажды узнанными мною в зажатом детскими пальцами хрустальном осколке, и с тех пор бесконечно и безошибочно отыскиваемых мной всякий раз в самых неожиданных схронах универсума лишь для того, чтобы, уставившись друг на друга, мы могли молча настрадаться всласть целых 30 секунд отпущенного нам времени...А потом уже лишь мне одной дается ровно столько, сколь нужно для того, чтобы я успела, чуть приподняв юбку, скользнуть взглядом с колен до лодыжек и опять вверх, вспоминая наш ежеутренний ритуал (вместо «здрасьте»), и еще 5 секунд созерцать, как колени покрываются подобием стигматов, а чарующе пунцовая, маслянистая, словно турмалиновая, капля крови на узкой коленной чашечке (или ртути из разбитого термометра на останках оконной рамы?) еще секунду зависает в размышлении, после чего захмелевшей гусеницей сползает вниз по ноге...и только после этого я ощущаю ожог от лезвия твоего жесткого взгляда, проходящего по диагонали моей души, вспарывающего ее спазмами узнавания, понуждающими породить жизнеспособный оттиск самой себя, который теперь выбрался из пеленок и валяется в грязи вооон там...лишается на моих глазах имени «нет ничего дороже», вырабатывает во мне иммунитет к симпатии и сопереживанию, сам познает любовно и досконально воспроизведенные в себе исходники боли...а вот и в шелесте осенних листьев я начинаю разбирать нечто, похожее на : «...- Если в зеркале моих глаз ты так не и признал себя, устремленного ко мне, - оправдай свои желания хотя бы в своем ребенке! ...- У тебя никогда не было детей от меня, да и я никогда не желал ничего от тебя...- Ты прекрасен, как греческий бог, созданный для любования и благосклонного принятия жертв, моя жертва - позволить тебе оправдать свои желания ...- Если твоя жертва - это мои желания -то я сам себе мерзок..не принимается..- -Я не объект, но символ твоих желаний, я не ....- Я себе тем более ненавистен...Ты прекрасен, как греческий бог... »
Наушники — бархатные, как те октябрьские листья, голове в них тепло и комфортно. Надо снять, иначе протокольный диалог благодарения за бесконечно воспроизводимое бесценное сокровище памяти после терпеливо ожидаемого веками, но всегда непредсказуемого и захватывающего врасплох полуминутного кусочка нестерпимого счастья не состоится...а неблагодарным нечего ждать от судьбы и менее дорогих подарков ....

Я задираю голову и ору в черную ледяную бездну:

-АААААААААА!!!!! Больнааааааааа!!!! Сцуки!!!!

Сама дура, - очень быстро реагируют небеса.
- Да я, собственно, не имею ничего против..., спасибо, спасибо ...- я быстренько сворачиваюсь, страдальчески отвожу глаза, и мы с небесами моментально примиряемся, скрепив этот факт глотком из фляги, совершенным в одно, конечно же, мое лицо..

Обстановка в те полноприводные новогодние дни вокруг меня сложилась очень нарядной. Над головой мерцала гирлянда, на столе замерла бутылка бушмиллса в непреходящем, едва початом состоянии, рядом на коричневой полированной столешнице дерзко растрепалась связка желтых веселых бананов, на которую я изредка бросала взгляд, если мысль застревала на кончиках пальцев, и надо было каким-то образом вытрясти ее на кнопки. Время от времени я отрывалась от ноутбука и отключалась, чтобы поспать пару часиков — ступни в тапочках остаются преданными полу, спина припадает к кухонной скамеечке. Эдакая преданность по принадлежности…

Результат написания полноприводной бахи, начавшей воплощаться в моей настоящей жизни, настолько меня потряс, я бы даже сказала — добил, что вот уже четвертый месяц, как меня воротит не только от собственной писанины, но и от чужой тоже. И гораздо более того — к весне я окончательно разболелась - сперва косноязычием на письме, теперь вот и в разговоре плохо подбираю нужные слова, а некоторая холодность в общении, присущая мне с детства, сверх того осложняет верную передачу смысла, толкающего меня к разговору.

Некоторое облегчение наступило недели две назад, после того, как священник на исповеди, которому я пыталась промычать о том, что за последние полгода я просто изнемогаю от непрекращающейся череды совпадений, зеркальных событий с одноврменным их разворотом в нескольких плоскостях, понял меня с одной единственной фразы. Я набрала воздуху в грудь и уже открыла рот, чтобы говорить об этих измотавших меня совпадениях - в совершающихся действиях, обусловленных не только вполне очевидными причинами, но также и неким подсознательным подтекстом, который все участники перформанса, в который превратилась жизнь ограниченного круга людей, внезапно ставших мне очень близкими, кажется, понимают так же как я, боясь выносить его на уровень высказанного. В самом подтексте, воспринимаемом и как уже существующий где-то сценарий самих событий, и как открытую книгу, в которую совершаемые нами действия и поступки и сами размышления дописывают необходимые главы, в результате чего сюжет, которому мы принадлежим и который принадлежит нам, и в который помимо наших крошечных жизней вплетены еще и случайности из жизни макромонстров навроде политики (в виде террористических актов) с экономикой (в виде рыночных метаний стоимости компаний), в каждый момент времени пересчитывается и раскладывается по-новой, не изменяя ощущения целостности общей, уже давно нами самими сплетенной из подручных средств, картинки...Да и сам сюжет интригует уже тем, что всякий раз одни и те же события, произошедшие, происходящие и, видимо, грядущие, представляет то захватывающим детективом, то мистической сагой, то мелодрамой или вот даже молодежной кибер-фантастикой...

- С недавних пор я как-то совсем перестала понимать происходящее ...- только-то и удалось мне выдохнуть резюме, однако батюшка все понял и тут же сообщил мне о необходимости отправиться в такой-то монастырь к такому-то старцу.

- У нас на приходе принято, если что-нибудь не понимаем, ехать к отцу N.

Обрадовалась я несказанно, причем не самой идее вынырнуть из навязчивого контекста и отправиться в путешествие (вот уже полгода, как я и так не могу выскочить из этого трипа), сколько возможности превратить этот контекст в то, чем он, по сути, и является - слова, связанные в осмысленные предложения. Не поеду же я к отцу N, чтобы точно также мычать, подобно бессловесной скотине, о своих смутных переживаниях, - нет, надобно заранее все обдумать, подготовиться, попытаться как-то структурировать опыт, набросать хотя бы планчик изложения темы, да и саму тему уже как-то назвать, выделить из числа знакомых собственно тех, кто вошел в этот загадочный "кружок"...Да и само произошедшее как-то (пусть ошибочно или неполно) понять, прежде чем пересказывать разворот событий старцу N., и не только понять, но и сделать кое-какие, доступные моему ослабевшему умишку выводы, и кроме того, предпринять необходимые действия для исправления того, что было в моих силах - ведь отец N. обязательно спросит меня об этом...

Возможно, именно поэтому первым делом я подумала о Вас и о моем долге перед Вами, который я должна всенепременно отдать перед поездкой. И все же я не решилась говорить с Вами, но писать, ясно осознавая, что рискую легко преступить грань приличий, которую установила себе сама в соответствии с внутренней склонностью, ибо никогда раньше не позволяла себе вторгаться в чужую жизнь, тем более - Вашу, прекрасно понимая, что истинные ее содержание и смысл не станут мне доступны и понятны в полной мере. При всем, они легко уязвимы, и могут сломаться от неосторожных и неаккуратных жестов моей размашисто и грубо пишущей руки. И то правда, что я очень боюсь оскорбить своим необузданным вниманием драгоценную и уязвимую человеческую душу, тем более так деликатно устроенную, как Ваша, не умея к ней толком обратиться.
И еще справедливо, что мои действия могут показаться совершаемыми вне разума. И мне они кажутся совершаемыми вне разума, но зато в чувстве, вернее, в итоге разных чувств, которые совершенно естественно проявлялись в моей душе по отношению к Вам в продолжении нашего каждодневного общения столь долгое время. Итогом их работы с моей душой, или по крайней мере, самыми внятноощутимыми из них явились бесконечные к Вам уважение и благодарность. И действия мои сейчас подчиняются уже несдерживаемой потребности сделать хотя бы что-то, что находится пока еще в моих силах, тем более, что Вы сами предоставили мне некое основание для того, чтобы обращаться к Вам по праву родственника.

Если я не скажу Вам сегодня то, что уже не могу в себе носить - испытываемое чувство измучает меня окончательно, хотя зовется этот мучитель прекрасным именем – Совесть. Меня терзает ясная убежденность в том, что всех нас (а «мы» - это те самые несколько человек, которые окружают Вас здесь, и каждый день смотрят на Вас, как на некую точку схода, придающую осмысленность и значение всем нашим действиям здесь и не только, в том числе и по отношению к последнее время все быстрее распадающейся на осколки действительности), ждет беда. Так вот, это ноющее, тоскливое предчувствие ждущей нас всех, вверивших Вам себя, беды, в последнее время превратилось уже в физическую боль. И если все то, что длится вот уже полгода, не изменится, не прекратится, не превратится во что-то качественно иное, не поднимется с того уровня, на котором держит Вас сегодня…могу сказать с убежденностью: мы все пожнем плоды некой совершаемой сейчас ошибки...

Возможно, то что длится вот уже полгода, Вы, с присущим Вам благородством, готовы назвать, а возможно уже и назвали Любовью. Но и то верно, что Любовь лишь тогда Любовь, когда не приносит никому вреда. Даже в случае жертвенной любви, заставляющей отказаться от собственного счастья (насколько, конечно, человек вообще может безошибочно определить, что есть "его личное счастье") ради счастья близких и сохранения самого ценного и важного в их жизни, человек, жертвующий пристрастием, привычкой к объекту своего приятного переживания, и самому себе не приносит вреда, поднимаясь на качественно иной уровень, на котором потери открываются как приобретения большего (иного понимания сути происходящего, иных замечательных качеств своей личности, которые раньше не имели предпосылок для раскрытия, доброго отношения и взаимопонимания и поддержки тех, кто пережил подобное, знает муки выбора такого же решения или сочувствует по симпатии и одобрению). Да Вы и сами гораздо больше меня можете сказать об этих приобретениях...

Так вот, если хотя бы один человек, верно стоявший рядом с Вами все эти годы, испытывает боль утраты, сомнение в осмысленности того, что вместе Вы совершали все это время, в Вашей искренности все эти десятилетия, за которые Вы успели передать и привить Вашим детям некие принципы, в истинности коих Вы сейчас даете им шанс усомниться - это не любовь.

Если даже этот человек, верно стоявший рядом с Вами и подаривший Вам детей, чем-то провинился перед Вами, как раз сейчас у Вас есть прекрасный шанс проявить великодушие и пример прощения и напомнить о всегда открытой возможности изменения к лучшему, и сама обоюдная направленность к восстановлению целого, подвергающегося опасности, исцеляет любые болячки и восстанавливает целое быстрее и лучше, чем может залепить пластырем раны Время - всего лишь анестезиолог. Так вот, если Вы не предоставите возможности себе и Вашей второй половине заживить раны на теле Вашей семьи, более того, если Вы позволяете кому-то другому, даже тому, кто Вам бесконечно симпатичен и приятен, пробивать бреши в драгоценном сегодняшнем итоге Вашей жизни - это не любовь.
Если в результате Вашего выбора хотя бы один конкретный ребенок (а не абстрактные "дети"), тем более Ваши плоть от плоти дочери потеряют самое ценное, что только существует для них - папину Любовь к себе и к маме и папино стопроцентное внимание, обращенное на Любовь и Елизавету, некомпенсируемое никакими материальными благами, - это не любовь, и человек, который допускает и даже толкает Вас к этому - Вас не любит.

Если в результате того, что хотя бы малая толика Вашего внимания, которую Вы всегда уделяли делам, будет отвлечена в сторону, в результате чего пострадает Ваше здоровье и сами дела, если что-то будет увеличивать Вашу усталость и утомлять ум, погружать его в дополнительные хлопоты и лишние заботы, не позволяя ему проявляться на Вашем поприще в той превосходной степени, которая всегда поражала и Ваших друзей и Ваших противников, а с известного времени дает основания и повод Вашим партнерам и сотрудникам усомниться в том, что Вашими действиями руководит Ваша внутренняя дисциплина, проявляющаяся вовне как организующее и совершенствующее начало - это не любовь.
Возможно, это влюбленность, но ведь два раза войти в одну реку невозможно, да и неполезно и не нужно, а влюбленность по законам нашей природы должна переродиться в нечто другое или исчезнуть со временем без следа...Стоит ли оно того?

Возможно Вы, с присущим Вам благородством и навыком порождать в итоге размышлений лучший и позитивный результат всего происходящего с нами и с Вами, равно как и Вашего с нами и не с нами общения, сознательно закрываете глаза на некоторые стороны личности человека, который говорит Вам приятные слова, к которым расположено Ваше сердце - это я могу понять, так как не видела еще ни одного человека, которому не было бы приятно слышать то, что ему слышать приятно и желанно - неважно, ложь это или истина , неважно и как относится к фразам, слетающим с его языка. говорящий. Я понимаю, что мы все наделяем желаемое признаками со-вершенного, и доказательством этого совершенства полагаем со-вершаемость и совершенность желаемого в нашей жизни, и для этого за-вершаем в своем восприятии образы людей, с которыми нам довелось общаться, доводя их до соответствующих нашим идеалам, оживляя синтезированного таким образом гомункула силой присущей нам живой фантазии.

И я также понимаю, что привязанность, которую мы сами в себе создаем к вымышленным таким образом персонажам, лучшие качества которых мы дописали в своем восприятии и памяти сами, вложив им в уста слова, которых они не говорили, и чувства, которых они не переносили, сильна ничуть не меньше, чем к совсем уж с чистого лица придуманным героям. Более того, лишить нас объекта, которому мы приписали любовь к себе и, благодаря этому полюбили сами - жестоко, немилосердно и, главное, бездейственно! А ведь помысел отвратить Вас от объекта Вашей привязанности не один раз зарождался в моем сердце...

Но я, по благоприятствующему сложившейся ситуации малодушию, никогда и ни при каких обстоятельствах не посмею поворачивать реки вспять, и дуновение ветра обращать вопреки естественному и природному устремлению...Ибо вознамерясь обратить вектор Вашей симпатии и привязанности — не понимаю, где юг, а где север..и, .решившись на обмен, не имею в себе ничего лучшего, что могло бы перевесить чашу весов Вашей благосклонности...


Ну а если все это - не любовь - тогда не наваждение ли это, не минутная ли слабость, затянувшася по недоразумению, не досадная ли ошибка, которую как раз сейчас самое время поправить? Тем более, я не сомневаюсь, что Вы, со свойственными Вам деликатностью, великодушием и умением привносить смысл в то, где его нет, и объяснять и показывать и проявлять значение происхордящего там, где оно соответствует Вашем пониманию о правильном, истинном - все сделаете наилучшим образом...»

Федор Аполлинарьевич, хрустнув суставами, с удовольствием пихнул мышь в угол стола, глянул на часы в углу экрана и скорбно замотал из стороны в сторону аккуратно подстриженной треугольной бороденкой. Занятие, которому он посвятил часа полтора своего бесценного времени, - задачка для третьекурсника любого гуманитарного вуза – раз пятьдесят клацнуть «копи-пасте», надрав наиболее удачные куски из графоманских словоизлияний своих подопечных на заданную тему: «ну очень бОльная и жестокая камасутра» и придать этим лохмотьям более менее сносный вид, единым редакторским стилем создав иллюзию богатого душевного мира некоей влюбленной женщины. А что поделать? Антон – да, практически без многословных установок, сделал бы то же самое, да может быть и удачнее, лаконичнее и быстрее. Но железная дисциплина стажера, системный подход к любой информации, исходящей от наставника, опознание и встраивание ее в нужное место непрерывной практики светила от психиатрии, моментальное структурирование драгоценных знаний, получаемых в мельчайших жестах, обрывках фраз и даже движении глаз Федора Аполлинарьевича, не оставляли последнему ни малейших сомнений в догадливости сына упрямого подполковника. Яблоко от яблони? Да вот, извольте, талант, в процессе взращивания которого Федор рубит сук, на котором сидят как минимум два персонажа – он сам, да Грушин, «Хозяин» Теслы. Да только сметливого практиканта не отстранишь от дел, не грузанешь ерундой – протеже префекта, помешанного на тайм-менеджменте и величине прибавленной профессиональной стоимости своих «птенцов», исправно отчитывается спонсору о результатах выполнения командой Федора Аполлинарьевича городских образовательных программ… А где префект – Юрий Анатольевич – там же и подполковник Иван Сидорович. Известно где. На полке бани, разомлев от жара примостившихся рядом с трудом идентифицируемых в пару частей девичьих тел: «Ну, что, Юрий Анатолич, как там с возвращением Мнемозины к герою нашему»? «Да вот, Антонов отчет читал, годи…нет…не то, де-то флэшка…там, в предбаннике…сам посмототришь – фармакопеей пока не замучен, но и вниманием профессорским вроде как не до конца охвачен…недорабатывает наш «отец Федул…» …или темнит? Да вроде Антон от него ни на шаг…

Федор поморщился, представляя разговор, и ожесточенно затыкал мышью, пытаясь закончить послание «давней поклонницы гения Грушина», смысл которого состоял в полном разжижении мозга «Теслы» под воздействием необоримой силы вожделения даже не к силиконовой, а бумажной кукле, вожделения, источником которого должна стать не грубая похоть, а утонченная лесть, залезающая в мозг Грушина не через «нижние» органы, но стремительно вживляющаяся короткими синаптическими передачами прямо в «самое-самое» Теслы - в "путь наслаждения", субстанцию нигра…

(продолжение следует)


14.09.2010 12:22:02

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  1   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  8

  • Tsura tse tse | статус: автор
Вот балды, никто ниасилил штоле? :)))

Урюк! Это ж тема с ноутбуковой крысой...ща погодь, вылезу из бумажек (из депресняка я уже вылезла, шкурка только отшлушилась малость, чешуя местами попортилась,шерстка поистерлась, головка побилась, туловище вроде цело). Хвоста и так отродясь у меня не было, а был б - еще б до сего дня выдирала его из "сняка". Из "депре" б я его выдернула одновременно с порчей чешуи, как щас помню...тьфу ты...память тоже отказывает местами, я ж грю: откуда у меня хвост? отродясь его не бывало....:))))
09.12.2010 20:52:10
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
Tsura tse tse есть другая тема. Помнишь Шум и ярость Фолкнера ? Предлагаю написать адаптированную версию от офисных-ноутбуковых крыс.ггг
10.12.2010 01:27:05
  • Tsura tse tse | статус: автор
Да-да, состояние, в которое пришел мой потрепанный мозг, вполне напоминает состояние тово дебильного братца, от имени которого написана одна из частей. Вот адаптированную версию от братца олигофрена я теперь нопешу лехко! гыгыгыгыгыгы:)))))
10.12.2010 19:10:41
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
Tsura tse tse
у меня есть персонаж. один из манагеров, которого я хочу уволить перед новым годом. это пипец. помнишь я в жожо писал про =ложную недоковокершу? это круче.
1.отпрашивается с работы в обед, чтобы сходить в церковь при кладбище поставить свечку.=неважно кому просто поставить=
2. не работает на белой клаве. она =режет глаз=
3. чтобы вычислить объем обращается к википедии
4. обедает печеньем и считает, что это ахуенно полезно
5. может подойти и рассказать =смешную историю=
"вчера видел, как на автобусной остановке кто-то насрал" причем, видно, что пиздит.
6.мечтает поступить в академию мвд. (ростом метр с кепкой,соплёй перешибешь, заморыш. больше похож на подростка)
7.постоянно все забывает и путает. недавно его послали поискать чувака, который сидит напротив него. чувак на днях уехал в египет в отпуск. причем мы это отмечали отделом.(ну там юмор про акул и все такое)не нашел. представляешь? два дня искал.
8. я послал его к врачу.чтобы справку принес от невропатолога и психиатра.притащил флюорографию. я такой =это твой моск?=
короче. я думаю.надо сделать описание одних и тех же событий двумя-тремя разными людьми. описания придурка,-будут хитом. у него, кста, высшее техническое образование, английский разговорный итп.
10.12.2010 22:17:25
  • Tsura tse tse | статус: автор
Уря.

Меня прям-таки пробрало номером пять! Про смешную историю, причем видно же тебя меня? ну што пизжу?

Хорошо, верю. ..:))

Вот-вот-вот!

из всего перечисленнога именно посредцтвом этагоковогой риски нумер пять и следует нам с тобой и впредь производить замеры суперхьюмора

и тонкий тюнинг ею же.

Кароче.

Я все думаю, што ж меня останавливает-то

и не дает нам с тобой литературствовать? И вот тока сщас

поняла, именно сщас,

вот зашла сюда первый раз за скока знает времени, как тока сщас

и поняла, с удовольствием дочитамши при этом твой камент и силясь ответить

адекватно десятипальцовым слепым методом без подглядки в экран клавиатуры.

Вопщем.

Живописать нашего с тобой хволкнера про шум и йарость я знаю как. В смысле, прости, гигимон и просто старший брат по разуму -

прально будет выразится - бонусом к твоему бонусу,

про кем я тоже знаю как, а именно бонусом 2Plus я тоже знаю про што!

Причом вот как ты

перед

этим изволил,

причом,

выразится: штоб видно было шта пездят оба.

Мы.

Кароче.

Помниш ту историю, которая к моменту рождения нашего первога

разговора об просто манагеров

и еще

до твоей идеи про одноразовый мир,

но уже между ими двумя (а именно, промеж тупых манагеров, ходящих к проктолагу, и просто манагеров), я тебе

раззсказывала про драматический

суперэкшн с офертой? Ну типа, про

как роман с Кокаином, такбэ и про суперэкшн с офэртой?

Ну хорошо, пизжу што

про ро

ман с Кокаином я тебе говорила.

Не говорила.

И што теперь, уже и не

смешная вышла у тебя история? !?!?!?! Которая нумер пять? Тока

при всем том, кроме шуток,

должен таки выйтить у нас роман с офэртой таким

же

экшновым, как и с Кокаином,

и таким же депрессивным, как одно

разовый хфолкнер и таким же

детективным до захватывающей жути, как

и история с моей офэртой.

Вот.

Которую я уже тогда, между тупыми

манагерами

и однора

раразовым хволкнером пыталась изложить

тебе я, идучи до дому и трындя

с тобой в тилипон. Ну где-то на полдоро

ророге точна (измеряла риской собственноручно).

Вот.

Помнишь? Я думаю, ты уже давно киваешь головой, подтверждая тем самым согласие со мной, чтоб вовремя вспомнил ты про то, чтобы уже поскорее заткнулась я и переходила к по-сущест-ву:)))) Я просто заметала следы, маниакально уходя от преследования и путая явки с логинами...

По существу же еще тогда, майско-апрельским заасфальтированным до ультрамариново-оранжевой синевы в фиолетовую духоту угоревшим и брошенным в пыль и прочий окурковый тротуарный хлам и тлен вечером, отдающим в едва различимые с высоты обращенных внутрь себя глаз замшевые тапочки на ногах накопленную за день жару, по существу же именно тогда я в первый раз озвучила самой себе в тилипоновую трубу, с другой стороны которой болтался где-то там ты, причем барометры с обеих сторон показывали "на между сушь и великая сушь" ,

причину,

заставляющую меня до тех пор (впрочем, как выяснилось, и до сих тоже) медлить с нашим литературствованием:

Как ты лехко мог понять из приводимой мною аргументации, "срок, вишь ли, окончания действия объявленной оферты по акциям одной из явно неодооцененных рынком компаний еще не вышел!"

А, сталбыть,

я дескать, не могу свести весь этот разваливающийся на вонючие пластиком разнородные грязноватые кусочки одноразовый сюжет,

вернее,

запачканную грязными от карандаша руками канву,

или даже,

скорее,

будущую колею,

оставленную прогромыхавшим со скоростью "сапсана", давящего прохожих, не успевших увернуться от бабахнувшего по кумполу шлакбаума и так и не удосужившихся последний раз в этой жизни похвалиться почетным званием "пассажира открытого акционероного общества российских железных дорог",

будущую колею от сводящегося судорогой благородного детерминистического хаоса

элементов

нашего с тобой,

Уричка,

дочитавший до этого места:)))) ,

нашего с тобой,


угадай, чего?

сознаааааания!
18.12.2010 04:45:51
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
тцура, бляяяя. вынос мосзга.
короч, я понял, как ни странно, что ты хотела сказать.
молодец, что месадж фор ю то ми, зашыфровала. чтобы соглядатаи не спиздили сюжетик. гран,мерси. звони/пейшы тогда.жду
22.12.2010 13:39:45
  • Tsura tse tse | статус: автор
да, Уря, вообщем, как только закончится (простите за туфталогию) этот безумный конец года, завершится нопесание всяческих отчетов - так сразу возьмусь за вечное и напишу тебе, что же в результате получилось. История с офертой, кстати, закончилась не в пользу манагеров одной из компаний, проспавших, сравших и @бавших все и вся, потому что мало времени уделяли работе и много - любовным своим переживаниям...:))) И закончилась она (по крайней мере, "часть адын") 24 декабря во время собрания акционеров этой самой компании...гы гы, дальше не буду, все опишу в песьме, песьмо нопешу завтра-послезавтра...
28.12.2010 15:36:36
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
давай. а то я всё поперезабываю
29.12.2010 01:07:15
 
Смотреть также:
 
Tsura tse tse
 
 
  В начало страницы