Александр Михайловъ Раздел: Kult прозы Версия для печати

Гнездо

Андрей впервые получил увольнительную в город, хотя прослужил уже немало времени. Город незнакомый, любопытно его осмотреть, но еще больше хотелось женщины. Тискать завлекательное тело, целовать мягкие губы. Но где найдешь телку в чужом городе?! Даже если откопаешь, куда с ней пойдешь. К себе вряд ли пригласит незнакомого парня, к тому же дома наверняка родители… Вспомнились строки:
Я иду по росе, я в ней ноги мочу,
Я такой же как все, я… влюбиться хочу!

Солдат бродил по городу, пока не набрел на городской сад. Пройдя за ворота, Андрей стал осматриваться. В этот утренний час большинство скамеек были пусты. И только вдали сидела девушка. Парень ускорил шаг, и вскоре оказался рядом с прекрасной незнакомкой. Девушка и впрямь была замечательная — брюнетка с выразительным лицом. Единственное, что ее портило — длинный нос. «Как у вороны» — подумал рядовой Сорокин.
— Привет! — обратился он к девушке.
— Здравствуй, коли не шутишь.
— С такой красавицей не до шуток!
— Почему? Боишься в глаз получить?
— Сразу в глаз?! — удивился парень.
— Не сразу, а когда начнешь терять контроль над собой. Мужики все такие, а военные, тем более, они всегда голодные.
— Как бы я ни был увлечен девушкой, контроль не теряю, лапаю только с разрешения.
— Тогда спроси позволения.
— И дашь?
— В каком смысле?
— Лапать. Я только это имел в виду.
— А ты медведь или собака?
— Это еще почему?
— Лапы у животных, у людей — руки.
— Не придирайся к словам. Ты, наверное, филолог?
— Почему не физиолог? Но ты угадал. Было дело, училась…
— Бросила?
— Да.
— Из-за чего?
— Позже расскажу, если будет желание. А ты в увольнении или в бегах?
— Отпустили на день. Впервые за всю недолгую службу.
— Не балуют вас!
— Да. На гражданке я был уверен, что солдат каждое воскресенье отпускают в город.
— Ты такой наивный или вовсе дурак?
— Почему сразу: дурак!
— Я хоть и не служила, но знаю: солдатам крайне редко дают увольнительные, а отпуск — вообще недостижимая вещь.
— Друзья рассказывали мне, как прикольно служить в армии.
— Когда служба заканчивается, всё кажется легким и смешным.
— Я на призывной комиссии сказал, что жажду служить. Члены комиссии очень удивились, ведь многие призывники искали любые способы откосить от армии. Единственное, что меня огорчало: без женского пола я не могу прожить больше недели.
— Сумел же!
— Да, но чего мне это стоило! Каждую ночь голые бабы снятся.
— А мне мужики.
— Отлично! Вот и встретились два одиночества. Тебе нужен мужик, мне женщина. Сам Бог послал нас друг другу!
— Даже гайка с болтом не всегда подходят друг к другу, а люди — тем более!
— Не знаю, как я тебе, а ты мне очень нравишься! Ты — красивая!
— Ты мне тоже не противен.
— Всего лишь?!
— Я не умею сочинять оды.
— Где бы нам с тобой посидеть?
— Садись, на скамейке места много.
— Уединиться бы, полежать рядом.
— Быстро губу раскатал!
— И помечтать нельзя?!
— Мечтать не вредно! К сожалению, мне некуда тебя пригласить.
— Ты не местная?
— Здешняя, но я — бомж!
— Не похожа ты на бродягу.
— Тем не менее, это так, мне негде жить.
— Жаль! — Андрей надеялся, что подружится с красавицей, будет ходить к ней в гости во время увольнений. Глядишь, и не без эротики армейская служба пройдет. — А где же ты ночуешь?
— Где придется. Сейчас лето, можно перекантоваться в саду на скамейке.
— Ночью, наверное, холодно?
— Не жарко! Без одеяла и теплого партнера.
— Я — горячий парень, мог бы тебя согреть.
— Не на скамейке же!
— Здесь сразу повяжут. На гостиницу у меня нет денег.
— Туда я бы и сама не пошла.
— Почему?
— Меня там знают, как облупленную. К тому же бывшие коллеги меня выгнали.
— Ты в гостинице работала?
— Вроде того. Оставим эту тему.
— Что же нам делать? Может, недалеко есть лес?
— Серый волк хочет утащить овечку в лес?
— Разве похож я на хищника?! Да и ты не похожа на бедную жертву!
— Что ж, пошли в лес.
— Только учти: у меня нет денег на автобус или электричку.
— Не беспокойся, пешком доберемся. Это недалеко.
— Тогда пошли.
Молодые люди не спеша пошли вдоль набережной реки. Немного погодя пришлось отойти от берега, так как он стал крутым и обрывистым. Вскоре показался небольшой лес.
— Сядем на бревно, — предложила девушка.
Они сели. Андрей положил руку на плечо девушки. Он опасался, что она возмутится, а то и даст пощечину. Однако девушка восприняла это спокойно. Андрей обнял новую знакомую и прошептал на ухо:
— Я тебя люблю!
— Как-то слишком быстро! — спокойно сказала девушка.
— Любовь с первого взгляда! Я опьянен твоей красотой!
— Смотри, тяжелое будет похмелье!
— Я уверен, что нет! Я же вижу: ты не только красива, но и умна! Можно, я тебя поцелую?!
— Жалко, что ли!
Андрей стал иступленно лобызать девушку.
— У тебя не страсть, а всего лишь эротический голод солдата, запертого в казарме! — попыталась остудить пыл юноши прелестная незнакомка.
— Ну и пускай! Ты слышала афоризм: «Чем выше любовь, тем ниже поцелуи»?
— Намек поняла, разрешаю действовать.
Андрея смутило, что девушка оказалась доступнее, чем он мог предположить. Некоторое разочарование не остудило ласки, которые завершились естественным путем. Затем молодые люди долго сидели, обнявшись. Андрей спохватился:
— Слушай, мы ведь до сих пор не представились! Меня зовут Андрей.
— Совсем как в анекдоте. Мужчина и женщина сделали свое черное дело. Он спрашивает имя любовницы. Женщина в ответ: «Мы не настолько знакомы, чтобы я назвала свое имя!» Не буду ей уподобляться. Меня зовут Жулька.
— Странное имя!
— Отец назвал меня Джульеттой, такой вот заскок. В школе меня звали Юлией, а недавние коллеги прозвали Жулькой.
— Какое-то собачье имя!
— Сам ты кобель! Как и все мужики!
— А все бабы тогда — суки!
— Ты прав! Ненавижу баб!
— За что?
— Они считают меня проблядью.
— А это что? Главная блядь? Нечто вроде протоиерея?
— Не богохульствуй! Это такая женщина, которую сообщество проституток изгнало за дурное поведение.
— Умно ты выражаешься!
— Все-таки у меня университетское образование, правда, незаконченное. А если выражаться по-простому, то это проститутка, которая дает всем: хромым, косым, грязным, вич-инфицированным, то есть ей по хрен с кем спать.
— Ты такие слова знаешь?!
— Я же филолог!
— А кто тебя прозвал этой самой проблядью?
— Коллеги.
— Филологи?
— Нет, проститутки.
— Есть профессия такая — никогда не ждать трамвая. Разве ты из их породы?
— А то не догадался?!
— Ты на них не похожа!
— А что, ты часто ими пользовался?
— Ни разу. Послушай, но ведь ты с меня не взяла денег.
— Вот за это меня и выгнали. Своим бескорыстием я сбивала им расценки.
— Зачем же ты это делала?
— Меня так тянуло к мужикам, что я была готова отдаваться бесплатно. Хотела всё со всеми. Ну как?! Разочаровался во мне?! Скажешь, шлюха?!
Внутренне Андрей почувствовал некоторое охлаждение к Юлии, однако успокоил девушку:
— Да я и сам тот еще шлюхер. На гражданке ни одной девки не пропускал.
— Выходит: мы с тобой — два сапога — пара. А жениться никогда не думал? Ведь у каждого должна быть своя половинка…
— Меня мама родила целого. Но жениться я готов хоть завтра, если найду женщину, которая оценит меня по достоинству…
— Мужскому?
Андрей пропустил мимо ушей пошлую шутку:
— Если девушка примет меня таким, какой я есть. Я ведь не могу без того, чтобы не сходить налево.
— Да, мужики оправдывают измены поговоркой «Хороший левак укрепляет брак».
— А ты стала бы ревновать?
— Если я сама такая, почему должна осуждать других?!
— Люди чаще всего именно так и делают!
— А зачем тебе в таком случае женитьба?
— Я же не вечно буду молодым. Не всегда женщины будут падать к моим ногам как спелые яблоки. Хочется иметь запасной эротический аэродром в образе жены. Да и наследников надо оставить.
— Если жена гулящая, нет уверенности, что дети твои!
— По документам будут мои, а остальное не столь важно. Всё равно у меня будет свое семейное гнездо с любимой супругой и любящими меня детками. — Неожиданно для себя Андрей предложил: — Выходи за меня замуж!
— Не слишком ли быстро?!
— А чего откладывать?!
— Но ведь нам негде жить! Ты из другого города?
— Да, очень далеко отсюда.
— Вот видишь! Служить тебе еще долго. А у меня тоже нет жилья.
— Но ведь раньше ты где-то жила?
— У матери.
— А потом что случилось?
— Она меня выгнала.
— За что? Поссорились?
— Нет, она узнала некоторые вещи.
— Кстати, а зачем ты вообще пошла в проститутки? Учителям мало платят, не хватало на хлеб?
— Педагогом я еще не работала. Я училась на третьем курсе пединститута.
— Не хватало на учебу?
— Я ведь уже говорила: готова была бесплатно отдаваться мужчинам.
— Понятно, бешенство одного места.
— Думай, как хочешь. Но я не виновата. Во мне разбудили женщину.
— Кто?
— Я поздно возвращалась с дня рождения подруги. На темной улице возле меня остановилась машина. Двое мужчин предложили подвезти меня до дома.
— И ты, такая наивная, согласилась поехать с ними?!
— Они были в военной форме. Я понадеялась на офицерскую честь…
— Что-то, служа в армии, этого добра я у них не заметил!
— Я ведь не служила! Села в машину и тут заметила, что они сильно пьяны.
— Даже тот, что сидел за рулем?
— Этот толстяк с усами был в доску пьян, как он только не разбил машину!
— А что было потом?
— Они завезли меня на дачу, а там меня использовали. Особенно измывался этот толстяк. Он был так пьян, что ему было сложно заниматься сексом, поэтому он приговаривал: «Не доебем, так яйцами доколотим».
— Я бы его убил!
— Я бы тоже!
— А что было потом?
— Они меня отпустили.
— В милицию заявила?
— Нет.
— Странная!
— У меня были на то причины!
— Боялась их мести?
— Нет, — девушка замкнулась.
— Ладно, не буду у тебя выпытывать. Ну так как? Выйдешь за меня замуж?
— Нет.
— Почему?
— Не хочу.
— Странно.
Отказ Юлии возобновил интерес Андрея. Ему захотелось непременно жениться на этой красивой девушке.
— И что ты намерена делать без жилья?
— Ума не приложу. Я ведь не могу вечно жить на скамейке, скоро осень, а там и зима.
— А подруги?
— Они прослышали, что я подвизаюсь среди гостиничных шлюх и отвернулись.
— Можно подумать, сами они такие уж нетронутые создания.
— В том-то и дело, что я не больше их грешна.
— Так выходи за меня замуж. Неважно, что нам негде жить. Даже формально ты будешь уже честной замужней женщиной.
— Нет.
— Но почему?
— Я влюблена в одного человека.
— А он?
— Этого я не знаю.
— Спроси.
— Для этого его надо найти.
— Найди.
— Не могу.
— Ты говоришь сплошными загадками.
— Для меня случившееся со мной — тоже загадка.
Узнав, что Юлия влюблена в неведомого мужчину, Андрей почувствовал ревность. Интуитивно парень осознал: лучше всего мук ревности избежать, если твоя женщина принадлежит многим. Ему в голову пришла идея.
— Ты сказала, что обожаешь мужчин.
— Да.
— Коллеги тебя выгнали. Не можешь же ты теперь приставать к мужчинам прямо на улице!
— Разумеется!
— Я в увольнения редко хожу, не смогу тебя часто уестествлять. Но парадокс: ты мучаешься от отсутствия мужчины, а в казарме десятки молодых парней изнывают от отсутствия женской ласки.
— И что ты предлагаешь?
— Жить в казарме.
— Ты с дуба рухнул?! Разве офицеры позволят?
— А кто их будет спрашивать!
— Я же не иголка, а казарма — не стог сена.
— А солдатская смекалка на что?! Что-нибудь придумаем. У тебя будет крыша над головой, да и кран с водой, чтобы умыться и помыться.
— Надо подумать.
— Мне скоро возвращаться в казарму. Пошли назад в город. По дороге ты поразмышляй. Если надумаешь, я найду способ провести тебя на территорию части.
Почти всю обратную дорогу Юлия молчала. Когда наступила пора расставания, объявила Андрею:
— Я согласна.
— Отлично! В заборе нашей части есть лаз. Он замаскирован. Я подведу тебя к этому месту, ты прогуливайся невдалеке. Когда я дам тебе знать, незаметно пройдешь. Только я сначала с дедами посоветуюсь. Не боишься солдат?!
— Если двух пьяных офицеров выдержала, трезвых солдат как-нибудь перенесу. В гостинице всяких людей повидала. Молоденькие служивые всяко лучше пожилых развратников.
— Судя по нашим «дедушкам» своих тараканов и бесов хватает и у молодежи!
— Не испугаюсь!
— Ну, до встречи в армии!
— Пока!
В казарме своей роты Андрей подошел к «дедушке» Степану.
— Хочешь поиметь тёлку?
— В каком смысле?
— Девушку.
— Понял я, что девушку! Она у тебя что, в кармане?!
— Почти!
— Говори яснее!
— В увольнении я познакомился с девушкой. Она не прочь давать солдатам.
— За деньги?
— Откуда у нас деньги?! Бесплатно.
— Давно я баб не трогал! Но что ты предлагаешь? На плацу она будет давать?! Под носом у отцов-командиров части?
— Ее можно провести в нашу казарму…
— Ты спятил!
— Я уже придумал план.
— Говори.
— Из нашей казармы есть ход на крышу.
— Ну и что?
— Сейчас в казарме ремонт, есть доски. Можно построить ей на крыше будку, чтобы могла там спать.
— Заманчиво! Давно я живую бабу не щупал! — и добавил: — Разумеется, мертвых баб я вообще не трогал! А как мы ее проведем в часть?
— Скоро стемнеет, никто и не заметит. Можно будет дать ей надеть солдатскую подменку. В форме никто и не подумает, что это девка. В сумерки все кошки серы.
— Действуй! Если тебе всё это удастся, обещаю похлопотать перед капитаном, чтобы дали внеочередное увольнение.
— А на фига оно мне, если девушка будет под боком.
— И то правда! Дедам она должна давать в первую очередь. А что касается молодых, то мы еще посмотрим на их поведение.
— Уже темно, я пошел.
— Давай, а то уйдет.
— Ей некуда идти.
— Птичка без гнезда?
— Да, мать выбросила ее из гнезда.
— Вот мы и приютим ее! — От предвкушения общения с женским полом обычно злой Степан был настроен благодушно.
Андрей пробрался к дальней части забора. Отодвинув доску, он просунул голову в щель и свистнул. Юлия подошла, Андрей помог девушке пролезть и сунул в руки солдатскую подменку.
— Надень для конспирации. Я тебя проведу в казарму. Там у нас старшина Степан. От этого «деда» многое зависит. Я не могу тебе указывать, кому дать, кому нет. Но со Степкой лучше не ссориться, а то худо будет и тебе, и мне.
На ночь глядя Юлии не хотелось спорить с Андреем. Она надела солдатскую форму прямо на платье. Молодые люди незаметно прошли в казарму. Девушка сходила в туалет, вход в который охранял Андрей, чтобы никто не потревожил Юлию. Оттуда она вышла уже в платье. Молодые люди вошли в каптерку, где собралось человек семь «дедов». Появление девушки было встречено дружным, хотя и тихим, возгласом одобрения. Юлию усадили за стол, на котором стояли стаканы с чаем и печенье. Степан выступал в роли гостеприимного хозяина. Остальные парни норовили под предлогом ухаживания за гостьей, встать со своих стульев и прижаться к женскому телу.
— Все сядьте! — приказал Степан. Он был не только «дедушкой», но и старшиной роты, поэтому никто не смел его ослушаться.
Андрей впервые сидел среди «дедушек» и чувствовал себя ровней. Все-таки он доставил «дедам» «порево». Это не сравнить с какой-нибудь продуктовой посылкой. Не хлебом единым жив человек! На сексе держится вся жизнь на Земле!
— Меня зовут Степан! — представился старшина.
— Юлия! — пожала ему руку девушка.
— Мы очень рады, что ты влилась в наш дружный коллектив! — Казалось, что на радостях Степан готов носить на руках даже «молодых», которым обычно доставалось по первое число от жесткого и жестокого «деда»-старшины.
Девушке назвали свои имена и другие «старички».
— Мне вас сразу и не запомнить!
— В процессе более тесного общения познакомишься! — успокоил девушку Степан. И прочитал стишок:
Зачем любить, зачем страдать?
Ведь все пути ведут в кровать.
Не лучше ли, ядрена мать,
С кровати сразу начинать!?

У Андрея взыграла ревность. Конечно, несколько «дедов» лучше неизвестного возлюбленного, которого не может забыть Юлия. Но все равно неприятно было представить, что эта девушка будет повторять то, что сегодня было у них в лесу, со всеми этими парнями. Однако Андрей успокоил себя: «Зато и мне достанется. А если бы она осталась на воле, бог знает каким бродягам дарила бы свою ласку».
Глядя на девушку, парни чуть не облизывались. А сладострастный Ренат поглядывал на ножки девушки и даже язык высунул. Если бы он был наедине с Юлией, наверняка сразу стал бы приставать.
Степану не терпелось остаться с девушкой наедине, но надо было сохранить лицо благородного джентльмена.
— Вина, к сожалению нет. Так что придется нам чокнуться за знакомство стаканами чая.
— Не отчаивайся! — пошутила Юлия. — Чай безопаснее для мужской силы, чем спиртное.
— И то верно! — поддержал Степан. — Ну, за милых дам.
— Так ведь одна дама! — вмешался Андрей.
— А тебя не спрашивают! Твое дело молодое! Оборзел! — Степан решил остановить зарвавшегося Андрея. Молодец, что девку привел, но особой поблажки не стоит давать, а то молодые на шею «дедушкам» сядут. Но всё же поправился: — За нашу милую гостью!
Парни подняли граненые стаканы с крепким чаем. Отпили, а потом принялись за печенье.
— Жалко, что девчонок в армию не берут! — Степан представил, как в его подчинении находится десяток красивых девиц.
— И как ты себе это представляешь?! — Ренат продолжал облизываться на ножки Юлии. — Чтобы спали в одной казарме?
— Да, в двухспальных кроватях.
— А если бы кто-то не нашел себе пару? Не всегда ведь люди друг другу нравятся.
— Ротный бы приказал: кому с кем спать! Да и вообще в армии не до выбора. На безрыбье и рак — рыба.
— На бесптичье: и жопа — соловей! — добавил Ренат.
— Андрей, сбегай, поставь еще чайник, кипяток уже кончился, — приказал Степан. — Нам бы сюда самовар.
— У какого молодца вечно капает с конца? — Ренату хотелось в присутствии девушки ходить на лезвии эротического ножа.
— Что ты при Юлии такие загадки задаешь?! — возмутился Степан.
— Да это детская загадка про самовар. А ты что подумал?
— О том же, о чем ты. Я всегда о них думаю.
— О самоварах?
— На фига мне самовары?! О девушках! Лучшая и прекрасная часть человечества!
— А я считаю: мужик хуже жабы, а всё лучше бабы. Если женщины — лучшая половина человечества, то что же мужики постоянно ее…
— Можешь не договаривать. Мы поняли! Что ж, таковы законы природы. Женщинам это тоже нравится.
— Какой королевой не будь, а всё тебя ебуть. Да, только отдуваться женщинам приходится. Не позавидуешь бабам, когда им приходится рожать.
— Да еще, если ребенок не спешит выходить на свет Божий, — вмешалась долго молчавшая Юлия. — Меня вот клещами вытаскивали…
Неожиданно эти слова были восприняты с огромным смехом. Парни одновременно представили, что бедную девочку вытаскивали из материнского лона за нос, потому он и получился таким длинным. Однако вслух никто не высказал своих ассоциаций. Степан задумался, как бы замять неловкое ржанье подчиненных. Ничего не придумав, он решил сменить тему:
— Сейчас бы пивка выпить. И закусить вяленой воблой.
Ренату не хотелось отступать от сексуальной темы:
— А знаете как называется помесь стерляди и воблы? Воблядь!
— Не матерись при девушке! — одернул его Степан, хотя сам за крепким словом в карман никогда не лез.
— Я не выражаюсь, это биологический термин. Существует же хонорик…
— Что еще за ханурик? — недовольно спросил Степан.
— Ученые вывели помесь норки и хорька и назвали хонориком.
— Делать им нечего! Еще бы скрестили умных и дураков.
— Уж тогда лучше мудрых и дураков, получился бы чудак на букву м. Так это и без ученых постоянно происходит. Папаша умный, мамаша — дура, или наоборот.
— Вот и рождаются всякие ханурики.
— Да, лучше бы подбирать пары по уму.
— Тебе бы точно пришлось остаться холостым! — Степана уже раздражало, что Ренат постоянно на виду.
— Минус на минус получается плюс. Так что наоборот только дуракам бы поручали рожать детей. Тогда бы новое поколение быстро стало умным.
— И нарожало придурков, вроде тебя.
— Не такой уж я придурок! Все-таки младший сержант.
— Глянь в зеркало, да прикрой при этом свои лычки — дурак дураком, — заметил Степан и обратился ко всем: — Всё вам хиханьки-траханьки. Кончай базар!
— Кончать всегда готов? — Ренат заржал, а затем запел: — И молодая не узнала, какой у парня был конец…
— Обдерни хрен, рубашку видно! — остановил его Степан.
— Где? — беспокойно оглядел Ренат свои брюки.
— В звезде! Шуток не понимаешь?! Это поговорка такая.
— Ребята, у вас все разговоры вокруг фаллоса. Словно вокруг елки кружите, — вмешалась Юлия.
— На елку влезть… Давайте сменим тему, — приказал Степан.
— У меня на гражданке было две любовницы, — начал Ренат. — Всё бы ничего, но они узнали о существовании друг друга и стали требовать от меня определиться.
— И ты устроил им кастинг?
— Нет, я поступил умнее: предложил им подраться. Мол, на победительнице женюсь.
— Женился?
— У них получилась ничья.
— А ты и рад?
— Я не спешу. Молодой еще, надо нагуляться.
— И детей нагулять? — Юлия не удержалась от иронической реплики.
— Дети — это ваша проблема!
— А у меня была похожая история, — вступил в разговор Иван.
— Расскажи. Тоже из двух девушек выбирал?
— Обижаешь! У меня было три девушки. Подруги были абсолютно не ревнивы. Я думаю, они согласились бы спать со мной все разом.
— Попробовал?
— Нет. Как человек консервативный, я решил ограничиться одной девушкой. Но выбрать одну, значит, обидеть двух других. Поэтому я устроил конкурс рисунков?
— Чего? — заржал Степан.
— Я предложил им нарисовать фаллос. Победила та, у которой это получилось лучше всего. У нее, кстати, художественное образование.
— А рисовали с натуры?
— Нет, по памяти.
— Значит, у них было что вспомнить!
— Как вспомнишь, так вздрогнешь, — заметил Иван и добавил: — Вздрогнем напоследок, хоть и чаем.
— За Юлю! — поднялся со стаканом в руке Степан.
Все пригубили стаканы и стали расходиться. Андрей обратился к старшине:
— А где Юлия будет спать?
— Не с тобой — это точно!
— Да я не про это! Беспокоюсь, как бы ротный ее не застукал.
— Не бойся, у дедушки ума хватит. — И обратился к Ивану: — пусть кто-нибудь из молодых сидит на стреме у окна, как увидит ротного, чтобы будил меня в каптерке, а то иначе не успею спрятать концы в воду. Когда он будет в казарме, будет поздно.
— А куда ты девку-то спрячешь? — Ивану самому хотелось ночевать в каптерке.
— В шкаф, а утром что-нибудь придумаем.
— Я же говорил, — вмешался в разговор Андрей, — можно ей на крыше будку построить.
— Собачью? — поинтересовался Иван.
— Да нет, нормальную хижину. Начальство на небо не смотрит, вдруг фуражка свалится. Так что ничего не заметит. На крышу командиры тоже не лазят, они не коты. Вот и будет девушка рядом с нами и в то же время как бы и нет. Девушка-невидимка.
— А из чего будку делать? — спросил Иван.
— Сейчас красный уголок в казарме ремонтируют, там досок много.
— Вот ты и займись этим. Завтра пусть молодые между делом построят ей домик.
— Как у кума Тыквы! — не удержался Андрей.
— Помолчи, слишком много сказок знаешь! — осадил Степан молодого.
— Оставь ты его в покое! — вмешалась Юлия.
— А что? Влюблена в него?
— Нет, просто он мне помог найти крышу над головой, поэтому мне неприятно, что ему же и попадает.
— Я старшина, мне решать. Так что давай не будем… — подумав, Степан добавил: — А если будем, то давай.
Помня наставление Андрея о значимости Степана, Юлия не стала возражать. Утром перед строем Степка выглядел очень довольным и потому спокойным. После построения все разошлись по своим служебным делам, а несколько человек остались ремонтировать бывшую ленинскую комнату. Для них не составило большого труда смастерить небольшую землянку, или, скорее, ветрянку.
Степан остался доволен сооружением. Проводив Юлию в ее новое жилище, старшина пообещал:
— Надеюсь, что тебе здесь будет уютно. Еду тебе будем приносить в солдатских котелках. С туалетом придумаем. Когда в казарме не будет офицеров, можешь умываться.
— А спать со мной только ты будешь?
— А тебе меня мало?!
— Другим будет обидно! Всё-таки они давно девушек не видели.
— А ты хочешь быть им скорой сексуальной помощью?
— Почему бы и нет. Жалко, что ли! Я ведь ничего не теряю!
— Что прикажешь мне делать? График составить?!
— Я тебе не указ! Ты здесь хозяин, тебе и решать! Разумеется, если не ревнуешь меня к другим.
— Меня дома невеста ждет.
— Тем более!
— Я подумаю.
В башке Степана возникла идея, которую он осуществил. Для «дедов» он составил список посещения миниборделя, а остальным надо было добиться расположения Степки каким-нибудь материальным способом: отдать посылку, полученную из дома, деньги или продукты, купленные в солдатском буфете. Иногда он пользовался Юлией и для служебных целей: солдаты успешнее и проворнее выполняли важное задание, если старшина обещал им доступ к телу Вороны. Так за глаза прозвали девушку. А ее убежище называли вороньим гнездом.
Сам Степан поднимался к Юлии всегда, когда ему хотелось девичьей ласки. Того же права Юлия добилась и для Андрея как первопроходца. Иногда у солдат получался облом, когда приезжала «тетка из Иваново». Так иносказательно некоторые женщины говорят о критических днях.
Однажды в будке, рассказывая об армейских буднях, Андрей упомянул лейтенанта Вязникова. Неожиданно для парня девушка отреагировала очень нервно:
— Как ты сказал?! Лейтенант Вязников?!
— Да, а что особенного? Это наш взводный.
— А какой он из себя?
— Обыкновенный, худой, с небольшими усиками. Одет, разумеется, в форму.
— Это он!
— Кто?
— Неважно! А ты можешь устроить нашу встречу?
— Если офицеры узнают, что на крыше живет девушка, не поздоровится никому, в том числе и тебе, и Степану.
— Ты уговори его, чтобы он не поднимал шум.
— А как сослуживцы воспримут, если я выдам нашу общую тайну?! Ты об этом не подумала?!
— Для меня очень важна эта встреча.
— Допустим. Но даже если бы он согласился не поднимать шума, как мне с ним поговорить. Я ведь не офицер, не могу с ним поговорить где-нибудь в курилке или столовой. Ребята подумают, что я стукач. А вдруг он сообщит о твоем существовании выше, тогда точно меня сочтут доносчиком.
— Твои доводы убедительны, но мне жизненно важно с ним поговорить.
— Подумаю, может что-то придумаю.
— Уж будь другом, пошевели мозгами.
Андрей видел, что Юлию очень взволновало упоминание Вязникова. Это вызвало небольшой приступ ревности. Одно дело, когда она дарит свою любовь десяткам его сослуживцам, не испытывая к ним никаких чувств, совсем другое — лейтенант Вязников. Видимо, она с ним уже встречалась. Какую тайну она скрывает?
Однажды Андрей сидел в вороньем гнезде, когда туда поднялся Степан.
— Логово пернатых! — воскликнул он, имея в виду кличку девушки и фамилию Андрея Сорокина. И приказал: — Тебя к Вязникову.
— Зачем?
— Откуда я знаю. Срочно!
Андрей вошел в кабинет.
— Завтра я еду в Белогорск. Надо привезти кое-какие приборы. Поедешь со мной, а то мне одному не дотащить.
Утром Андрей и комвзвода поехали на вокзал, где сели на электричку. Через час они были в Белогорске.
Забрать нужную аппаратуру со склада оказалось недолгим делом. — Электричка обратно еще не скоро, может, искупаемся, ты не против?
— Как я могу возражать товарищу лейтенанту!
— Да ладно, не дури. Мы здесь одни, можешь называть меня Валерием. Я ведь не намного тебя старше.
— Всё равно, как-то неудобно.
— Неудобно козу на возу. Хотя в армии и не такое могут приказать!
— Да, я всё удивляюсь, как вы пошли служить. Ладно нас, срочников, призвали. А идти добровольно на всю жизнь!
— У меня не было другой дороги. Отец у меня — кадровый офицер. Если бы я свернул с этой стези, он бы мне голову свернул как курице.
Они подошли к небольшой речке. Лейтенант разделся и полез в реку, оставив Андрея сторожить приборы, сложенные в две коробки.
— Если пропадут, загремим под трибунал!
Андрей оглядывался по сторонам, весьма живописная природа. Вот бы здесь на волю, да с девчонкой!
Валерий вышел из воды и улегся на песок, чтобы высохнуть под ярким солнцем.
— Товарищ лейтенант, можно вам задать вопрос?
— Вали.
— У вас есть девушка?
— Ну, ты даешь! А что, хочешь мне сосватать какую-нибудь кралю?
— Вообще-то я хотел задать немного другой вопрос. Вы знаете Юлю Иванову?
— Приехали! А ты откуда ее знаешь?!
— Понятно, значит, знаете!
— Допустим, и что дальше?
— Она просила меня передать вам, что хотела бы с вами поговорить.
— И где же ее найти?
— Этого я пока не могу вам сказать.
— Ага, иди туда, не знаю куда…
— Просто место ее обитания не только моя тайна…
— Ты меня заинтриговал. Колись!
— А вы можете обещать, что никому не расскажете?!
— Так! Может, ты еще потребуешь от меня расписки. Ты — мой подчиненный. Я требую рассказать всё, что ты знаешь о ней и о том, где она сейчас.
— Вот этого я вам не скажу. Если ребята узнают, что я выдал, меня убьют!
— Какие еще ребята?
— Сослуживцы.
— Здорово! А они-то откуда знают о ее существовании?!
— Пока я не могу сказать. Но вы согласны с ней встретиться?
— Только об этом и мечтаю!
— Даже так?!
— Ты что, никак ревнуешь?
— Есть немного.
— Давно ты ее знаешь?
— Не очень, а вы?
— Полгода назад.
— Где вы с ней познакомились?
— Ты меня допрашиваешь?
— Ну что вы, товарищ лейтенант! Просто мне тоже небезразлична эта девушка. А она сейчас в очень непростой ситуации…
— Что с ней случилось?
— Мать выгнала ее из дома. Ей негде жить. Насколько я понял, ее изнасиловали, но она не стала заявлять в милицию, потому что влюблена в насильника.
— Да?!
— А вы не знаете, кто ее использовал?
— Ты на что намекаешь?!
— Да что вы, товарищ лейтенант. Как я могу такое позволить.
— Умеешь держать язык за зубами?
— Конечно!
— Так и быть, я расскажу тебе о том, что тогда произошло. В какой-то степени мы с тобой как братья, ведь любим одну девушку.
— Обычно в таких ситуациях люди становятся врагами…
— Думаю: до этого не дойдет. К тому же, я считаю, что выбирать должна сама девушка, а выбывший из игры принять ее решение.
— Согласен с вами. Так что всё-таки произошло?
— В тот день мы с капитаном Брянцевым возвращались из командировки на его машине. Недалеко от нашего города увидели голосующую девушку. Мне она сразу понравилась, только рассмешил ее длинный нос. Я предложил капитану подвезти девушку. Брянцев посадил ее, Юлия назвала адрес. Однако капитан повез ее к своему дому. Он был в дрезину пьян. Велел мне прелюдировать девушку, а сам пошел в магазин за добавкой спиртного. Я думаю, что у него и без того мужские проблемы, а после выпивки он вообще уже ни на что не был способен. Да и девушка тянулась ко мне и отодвигалась от капитана. Он явно был ей неприятен.
— Еще бы! — не удержался Андрей.
— Не дело солдата критиковать командира, но я с тобой согласен.
— И чем дело кончилось?
— У меня было ощущение, что я понравился Юлии.
— Понятно, значит, она в вас влюбилась!
— Почему ты так решил?
— Она в кого-то страшно влюблена. Думаю, что в вас, потому и не стала обращаться в милицию. На Брянцева ей наплевать, а вас не хотела подвести под монастырь.
— Так как же мне с ней встретиться?
— Я подумаю и сообщу вам. Только сделаю это незаметно для сослуживцев.
— Какие-то шпионские игры!
— Просто я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал из-за меня.
— Похвально! Надеюсь, что ты не будешь откладывать в долгий ящик нашу с ней встречу?
— Постараюсь, товарищ лейтенант.
— Ну, добре! Буду одеваться, скоро электричка.
Они вернулись в казарму. Коробки с оборудованием заперли в кладовку. Лейтенант ушел, Андрей же поспешил на чердак.
Пообещав в ближайшее время устроить Юлии встречу с лейтенантом, Андрей получил очередную порцию женской ласки. Настроение после этого у него было паршивое. Он в очередной раз убедился, что девушка выполняет ставшие привычными действия машинально, а душа ее совсем с другим человеком. И еще одно смутило Андрея: Юлия несомненно беременна.
Спустившись из вороньего гнезда, он подошел к Степану:
— Товарищ сержант, вы заметили, что Ворона того?!
— Чего тово, заразная?!
— Нет, надеюсь, что этого нет! Беременная.
— От кого?
— Откуда же я знаю?
— Паршиво. Рано или поздно надо будет ее везти в роддом.
— Отведем, надо не доводить ее до последнего дня.
— Не так просто все. Вдруг преждевременные роды. Да, создал ты проблему.
— Не я же отец!
— Я тебя не в ее беременности виню, а в том, что ты в казарму привел.
— Здравствуйте! Все пользовались с удовольствием, а теперь я виноват.
— Ладно, как-нибудь выкрутимся.
Через несколько дней Андрей с двумя сослуживцами дневалил в казарме. Остальные были на занятиях в поле. Пока два солдата драили умывальную комнату, Андрей стоял рядом с тумбочкой. Он предпочитал этот пост мытью полов. В этот момент пришел лейтенант Вязников. Увидев, что казарма пуста, он обратился к Андрею:
— Ну что, сведешь меня с Юлией?
— Только мне придется покинуть пост.
— Не страшно, не в карауле.
— А вдруг кто придет?
— А ты быстро покажи и возвращайся обратно.
— Хорошо, пойдемте.
Андрей подвел Вязникова к лестнице на чердак. Услышав радостные восклицания лейтенанта и Юлии, Андрей закрыл чердачный люк и поспешил на свой пост.
Юлия сообщила лейтенанту Вязникову, что ждет от него ребенка.
— А ты уверена, что это мой ребенок? Ведь в тот день ты спала с нами обоими?
— Ваши памятники еще встанут или нет, а наши могилки всегда наготове. Твоему командиру впору пистолетом угрожать своему переду: «Встать, стрелять буду!» Он такой злой от мужского бессилия. Так что никакого сомнения быть не может — ребенок не от капитана…

Андрея терзали муки ревности. Но это были цветочки… Неожиданно прибыл капитан Брянцев и сразу обратился к дневальному:
— Воин, где лейтенант?
— Не могу знать!
— Не ври! Я видел, что он поднимался сюда.
Капитан обошел всю казарму. Не найдя Вязникова, опять подошел к Андрею:
— В несознанку будешь играть! А ну говори, где лейтенант.
— Не могу знать, — стоял на своем Андрей.
— Обойди казарму и найди его.
— Есть, товарищ капитан, — отозвался Андрей и долго ходил по казарме, делая вид, что ищет лейтенанта.
— Что ты тянешься, как беременная вошь по вспотевшему хрену! — вспылил капитан.
— Не нашел, — доложил Андрей.
— Ну я тебе припомню! — пригрозил капитан.
И тут, как назло, за дверью, которая была напротив поста дневального, раздался звук открывающегося люка. Капитан, несмотря на грузность, быстро выскочил на лестницу.
— А, вот ты где! — раздался его голос. — Что ты делал на крыше?
— Проверял, в порядке или нет.
— Это не входит в твои служебные обязанности. Пойду, посмотрю, что ты там нашел.
Громоздкий капитан, тяжело вздыхая, полез наверх.
— Вот ты где, сучка! Хорошо устроился твой хахаль. В служебное время развлекается. Ишь ты, даже домик ей построил. Иди-ка сюда! — позвал он лейтенанта.
Покрасневший Вязников поднялся наверх.
— Что мне прикажешь делать, доложить командиру полка? — зло спросил Брянцев.
Но тут вмешалась Юлия.
— А этого я бы вам не советовала делать.
— Не тебе, шлюха, меня учить!
— А кто меня шлюхой сделал?! Хотите, чтобы я написала на вас заявление об изнасиловании?
— Угрожать вздумала! Я тебе покажу заявление. Пиши! Будешь нам передачи носить. Мы ведь вместе с твоим кавалером сядем. Он ведь — мой подельник. Мы вместе тебя насиловали.
— У вас ничего не работает! — не удержалась от колкости Юлия.
— Вот! Сама призналась, что не я насиловал. Тебя использовал твой летеха. Вот он и пойдет под суд.
— Вы меня взяли в заложницы. Насилие ведь бывает не только сексуальное.
— Всякая шваль будет меня еще учить! Я тебя выведу на чистую воду. Ишь, лейтенант, какой умный. Устроил персональный бордель.
— Я не проститутка. У меня скоро ребенок будет. Мне бы создать семью, свить свое гнездо, а вы меня лишили даже материнской семьи.
— Мать права, что выгнала из дома такую шлюху.
— Товарищ капитан, прошу вас не оскорблять мою невесту.
— Не указывай мне! Я тебе устрою хорошую жизнь. Будешь у меня служить по уставу, мало не покажется.
Не удержавшись от злости, он ткнул кулаком лейтенанту в бок.
— Товарищ капитан, что вы себе позволяете?! — Вязников дал сдачи своему начальнику, между ними завязалась небольшая драка.
— Мужчины, перестаньте драться. Войдите в мое положение, я ведь в положении. — Юлия попыталась встать между дерущимися.
Капитан сильно раззадорился, присутствие женщины его не останавливало. Неожиданно он так сильно толкнул подвернушуюся под руку Юлию, что она вскрикнула и полетела с крыши на землю. Вскоре раздался мягкий шлепок. Внизу лежало тело девушки.
Увидев это, лейтенант вспылил и энергичнее замахал кулаками. Во время потасовки капитан так двинул лейтенанта, что тот полетел вслед за своей любимой.
Андрей слышал непонятные звуки, но не смел подняться на крышу. Оттуда спустился растерянный капитан. Подойдя к Андрею, он зло пригрозил:
— Меня здесь не было! Если проговоришься, закатаю в асфальт.
— Понятно, товарищ капитан.
— То-то же! — и стал торопливо спускаться. Видимо, хотел незаметно улизнуть из казармы, чтобы его не заподозрили в двух смертях. Но навстречу ему по лестнице уже бежали его подчиненные.
Войдя в казарму, они сообщили Андрею:
— Рядом с казармой два трупа…
— Да вы что?! Кто?
— Теперь уже не кто, а что — покойники ведь. Летёха и Ворона.

Через неделю вся рота строем пошла лечиться от сифилиса.

29.06.2011 00:09:29

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  1   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  0

 
Смотреть также:
 
Александр Михайловъ
 
 
  В начало страницы