Упырь Лихой Раздел: Kult публицистики Версия для печати

Падонки в Мировой Истории или ЖЗП (Часть II)

Иван Грозный
(1530 — 1584)

Об этом падонке написано немало исторических книг, из которых ясно, что он постоянно устраивал какие-то мочилова, рубил головы идейным противникам и сколотил целую шайку отморозков, которых одни называли опричниками, а другие — кромешниками. Но в историю падончества он вошел благодаря своим неподражаемым эпистолярным срачам с князем Андреем Курбским, которого сначала считал лучшим другом, а потом псом смердящим и вообще врагом народа. Это был длинный, обстоятельный срач, отрывки из которого мы покажем вам в переводе с древнерусского.
Отрывок из первого каммента Ивана Грозного под криативом Андрея Курбского: «А ты все это забыл, собачьей изменой нарушив крестное целование, присоединился к врагу христианства; и к тому же еще, не сознавая собственного злодейства, нелепости говоришь этими неумными словами, словно в небо швыряя камни, не стыдясь благочестия своего раба и не желая поступить, подобно ему, перед своим господином.
Писание твое принято и прочитано внимательно. А так как змеиный яд ты спрятал под языком своим, поэтому хотя письмо твое по замыслу твоему и наполнено медом и сотами, но на вкус оно горше полыни; как сказал пророк: «Слова их мягче елея, но подобны они стрелам». Так ли привык ты, будучи христианином, служить христианскому государю? Так ли следует воздавать честь владыке, от бога данному, как делаешь ты, изрыгая яд, подобно бесу?.. Что ты, собака, совершив такое злодейство, пишешь и жалуешься! Чему подобен твой совет, смердящий гнуснее кала?»
Каммент Андрея Курбского: «Широковещательное и многошумное послание твое получил, и понял, и уразумел, что оно от неукротимого гнева с ядовитыми словами изрыгнуто, таковое бы не только царю, столь великому и во вселенной прославленному, но и простому бедному воину не подобает, а особенно потому, что из многих священных книг нахватано, как видно, со многой яростью и злобой, не строчками и не стихами, как это в обычае людей искусных и ученых, когда случается им кому-либо писать, в кратких словах излагая важные мысли, а сверх меры многословно и пустозвонно, целыми книгами, паремиями, целыми посланиями! Тут же и о постелях, и о телогрейках, и иное многое — поистине слово вздорных баб россказни, и так все невежественно, что не только ученым и знающим мужам, но и простым и детям на удивление и на осмеяние, а тем более посылать в чужую землю, где встречаются и люди, знающие не только грамматику и риторику, но и диалектику и философию».
Как мы видим, эти два древнерусских падонка отнюдь не стеснялись в выражениях и были весьма продвинутыми контркультурными аффтарами.


Запорожские казаки

Личности отдельных запорожских казаков выделить в наше время уже трудно, все они были хороши — бухали, пиздились и мочили своих жен за измену. Жили в гетто, которое сами себе возвели (сказалась привычка к нахождению в закрытых местах, ибо контингент был еще тот) и прозвали Сечью. За прочими подробностями их падонческого быта всегда можно обратиться к Гоголю. Но исторический документ, по мотивам которого впоследствии Илья Репин нарисовал свою известную картину, не привести в данной книге просто невозможно.
Начало конфликта положил сам Турецкий Султан Магомет IV, царствовавший в конце 17-го столетия. Возмущенный постоянными набегами казаков на его владения, после которых всё нажитое непосильным трудом сжиралось под корень, словно саранчой, султан тем не менее показал себя интеллигентным человеком, сумев сохранить в такой позорной ситуации выдержку и самообладание. Он отослал запорожцам и атаману Сирко следующее письмо:

Предложение Магомета IV-го
«Я, султан, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога, владелец царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, необыкновенный рыцарь, никем непобедимый воин, неотступный хранитель гроба Господня, попечитель самого Бога, надежда и утешение мусульман, смущение и великий защитник христиан — повелеваю Вам, запорожским казакам, сдаться мне добровольно безо всякого сопротивления и меня Вашим нападками не заставлять беспокоиться».
Султан турецкий Мухаммед IV.

На запорожцев, давно возведших цинизм в ранг культа, сдержанность султана никакого впечатления не произвела. Приняв на грудь, они немедля ответили на его пафосную цидулю в своей обычной манере:

Отвіт Запорожців Магомету IV-му
«Запоріжські козаки турецькому султану! Ти, султан, хуй турецкий, i проклятого чорта брат i товариш, самого Люцеперя секретарь. Якiй ти в хуя лицарь, коли голою сракою їжака не вб'єш!?. Чорт висирає, а твоє вiйсько пожирає.
Не будеш ти, сукiн ти сину, синiв христiянських пiд собой мати, твойого вiйска ми не боiмось, землею i водою будем биться з тобою, распройоб твою мать.
Вавилоньский ты кухарь, Макидоньский колесник, Іерусалимський бравирник, Александрiйський козолуп, Великого и Малого Египту свинар, Армянська свиня, подолянська злодиюка, Татарський сагайдак, каменецький кат, самого гаспида онук і у всего свiту i пiдсвiту блазень, а нашого Бога дурень, свиняча морда, кобиляча срака, різницький собака, нехрещений лоб, мать твою в'йоб! Самого гаспида внук и нашего хуя крюк.
От так тобi запорожцi виcказали, плюгавче. Не будешь ти i свиней христiанских пасти. Тепер кончаємо, бо числа не знаємо i календаря не маємо, мiсяць у небi, рік у князя, а день такий у нас, який i у Вас, за це поцілуй в сраку нас!
Пiдписали: Кошовий атаман Іван Сірко зо всiм кошем Запоріжськiм»

Что ни говори, а стилистика выдавала настоящего падонка — будь он русский, белорус или украинец — во все времена…


Петр I
(1672 — 1725)

Это был поистине великий падонак. Под таким никнеймом — Великий — он и вошел в историю. Среди прочих падонков прославился двумя своими деяниями.
Деяние первое: он основал город Питер, оплот современного падончества.
Второе его деяние — изобретение орфоарта. В детстве царевича обучал грамоте дьячок, который был не дурак выпить. Кроме того, сам дьячок знал русскую грамоту весьма и весьма хуйово, что не могло не отразиться на стиле письма йунава Пети. В результате Петя забил на правила и стал писать по фонетическому принципу, то бишь «пишу как слышу». А в конце каждого письма ставил подпись: «Пиотр». Или «ПТР». Содержание некоторых писем было истинно падонческим и напоминало современный сетевой срач. Вот, например, отрывок из его письма настоятелю монастыря, в котором начала «мироточить» икона: «А буде у тебя, святый отче, иконы и доле будут плакать лампадным маслом, то у тебя и твоих попов кровью заплачут задницы». Еще Петр I любил капсить — иногда писал всего два слова на одной странице, зато громадными буквами.
Но Петру и этого показалось мало. Читая книшки, он все время сокрушался: «Многа букф! Ниасилел!» Поскольку букф в кириллической азбуке действительно было дохуйа, ленивый царь в 1708 году просто повычеркивал лишние с его точки зрения буквы, оставив зачем-то ять, фиту и ижицу. Остальное пришлось потом вычеркивать большевикам. Падонческий алфавит Петра Первого назвали «гражданицей», это просто для справки.
При Петре же начала печататься первая российская падонческая газета — «Санкт-Петербургские ведомости».
Образ жизни он вел тоже падонческий: много бухал, ебал пелотак, курил «табашное зелье», устраивал йо-пати и падонческие тусы, которые по непонятным причинам называл «ассамблеями».
_____________
Сноски
_______________________
Люцеперь — Люцифер (дьявол).
Лицарь — рыцарь.
Срака — задняя часть тела.
Ежак — ежик.
Вбъешь — убьешь.
Высирае — опорожняет желудок.
Маты — иметь.
Боiмось — боимся.
Кухарь — бездарный повар.
Колесник — болтун.
Бравирник — хвастун.
Козолуп — кастрированный козел.
Свинарь — пастух свиней.
Злодиюка — злодеище.
Сагайдак — степное животное.
Кат — палач.
Блазень — придурок.
Гаспид — вредная змея.
Рiзницька собака — кусачая собака.
Плюгавче — плюгавый, никчемный.
Кош — подразделение войска.
_________________________

Он же решил радикально приучить русских бояр к гламуру: заставил брить бороды и носить фирменные шмотки. К счастью для него, ролексов с турбийоном и шмоток от Армани в то время еще не было. Иначе он стал бы ваще гнилым мажором. Еще Петр любил собственноручно рвать у бояр гнилые зубы — стоматолох ниибацца. Неудивительно, что у добропорядочных бояр этот хулиган был так непопулярен. Они смотрели на уродов, которых царь понатаскал в учрежденную им же Кунсткамеру, и крестились, не понимая заложенной в задумку шутки юмора.
Еще бояре не любили нашего падонка за то, что он вечно таскал на свои йо-пати пелоток, которые до того времени сидели по домам и занимались изящным рукодельем.
Как всякого нормального правителя, Петра не могло не беспокоить тотальное освинение молодежи, которое особенно проявлялось на званых обедах. Отсутствие интернета в начале 18-го века отроки с лихвой компенсировали скотским поведением, идиотскими нарядами и манерами, подхваченными словно у бобруйских жывотных. Петр решил изменить ситуацию, и с этой целью создал креативную группу, которая сочинила по его заказу агитационный креатив «Йуности честное зерцало или показание к житейскому обхождению». В данном креативе была раскрыта тема не только любимая тема падонков «фкусно жрать», но и «красиво жрать». В частности, там говорилось:
«Когда прилучится тебе с другими за столом сидеть, то содержи себя в порядке по сему правилу: во-первых, обрежь себе ногти, да не явится, якобы оные бархатом обшиты. Умой руки и сяди благочинно, сяди прямо и не хватай первый в блюдо, не жри, как свиния, чтобы везде брызгало, не сопи, егда яси. Первый не пий, будь воздержен и бегай пьянства; пий и яждь, сколько тебе потребно, в блюде будь последний. Когда что тебе предложат, то возьми часть из того, прочее отдай другому и возблагодари его. Руки твои да не лежат долго на тарелке, ногами везде не мотай, когда тебе пить, не утирай губ рукою, но полотенцем, и не пий, пока еще пищи не проглотил. Не облизывай перстов и не грызи костей, но обрежь ножом. Зубов ножом не чисти, но зубочисткою, и одною рукою прикрой рот, когда зубы чистишь: хлеба, приложа к грудям, не режь, ешь, что пред тобою лежит, а инде не хватай. Ежели перед кого положить хощешь, не примай перстами, как некоторые народы ныне обыкли, над ествою не чавкай, как свиния, а головы не чеши; не проглотя куска, не говори, ибо так делают крестьяне. Часто чихать, сморкать и кашлять непригоже. Когда яси яйцо, отрежь напредь хлеба и смотри, чтоб притом не вытекло, и яждь скоро. Яичной скорлупы не разбивай, и пока яси яйцо, не пий, между тем не замарай скатерти, и не облизывай перстов, около своей тарелки не делай забора из костей, корок, хлеба и прочего. Когда престанешь ясти, возблагодари бога, умой руки и лицо и выполощи рот».
Как и многие падонки, в йунасти Петр Первый тусил за границей. Не хуже Сергея Сакина и Питона. Как и эти деятели КК, Петр вел за бугром нищешвальский образ жизни — спал где придется, жрал что дают и перебивался случайными заработками. За время своих падонческих странствий он побывал в Голландии, Англии, Саксонии, Австрии и Венеции, где по официальной версии учился корабельному делу, работая на верфях, знакомился с техническими достижениями тогдашней Европы, ее образом жизни, политическим устройством. Мы, однако, склонны полагать, что падонак Петя там бухал, знакомился с пелотками и вообще устраивал аццкий отжыг, по своему обыкновению. Во время его заграничной поездки была заложена основа союза России, Польши и Дании против Швеции (он долго и весело тусовался с зарубежными камрадами). И только известие о новом стрелецком бунте заставило Петра в 1698 году вернуться в Россию и устроить аццкое мочилово. Затем он устроил такое же мочилово шведам и всем остальным, о чем вы можете прочитать в любом учебнике по истории. В наши аффтарские задачи отнюдь не входит пересказ биографии замечательных людей. Мы пишем только о тех фактах из их жизни, которые можно расценить как проявления падончества.
На сладкое мы дадим вам насладиться неподражаемым орфоартом падонка Пети, найденным в книшке «Письма и бумаги Петра Великого»:





Екатерина II, первая женщина-падонак
(1729 — 1796)

В истории падончества эта замечательная женщина прославилась тремя вещами:
1. Переебала всех половозрелых мужикофф в обеих столицах и не только.
2. Устраивала ниибически гламурные тусы для придворных, на которые уходила хуева туча бабок.
3. Издавала падонческий журнал под названием «Всякая всячина» (со 2 января 1769 года), тем самым открыв просторы для аффторской мысли — ибо на тот момент литературной периодики в России не существало.
Вслед за «Всякой всячиной» один за другим начали выходить сатирические (падоночьи) журналы: «И то, и сио», «Ни то, ни сио», «Поденщина», «Смесь», «Адская почта» и, наконец, журнал Н. И. Новикова «Трутень», резко отличающийся от других смыслом своего названия («Трутень» — нерабочая пчела, бездельник,) и полемическим эпиграфом, почерпнутым из басни Сумарокова «Жуки и Пчелы»: «Они работают, а вы их труд ядите». По отношению ко «Всякой всячине» журнал падонка Новикова сразу же занял полемическую позицию; и если учесть, что «Всякую всячину» издавала императрица — лицо, облеченное официальной властью, а «Трутень» был изданием скромного аффтара, литератора и публициста, то этот полемический срач власти с подданным обретает не только политический, но и падонческий смысл. Падонак и сейчас может зайти в интырнет и написать, что президент Российской Федерацыйи — лох. И ему за это ничего не будет.
Как и современные аффтары, падонки времен Екатерины любили крепкое словцо и с серьезным видом писали обо всякой хуйне типа хронической духовности. Например: «Мой дух восхищен до третьего неба: я вижу будущее. Я вижу бесконечное племя Всякия всячины. Я вижу, что за нею последуют законные и незаконные дети; будут и уроды ее место со временем заступать. Но вижу сквозь облака добрый вид и здравое рассуждение, кои одною рукою прогоняют дурачество и вздоры, а другою доброе поколение Всякой всячины ведут».

Иван Барков
(1732 — 1768)

Прежде всего неизвестно, существовал ли в природе этот легендарный аффтар «Луки Мудищева». Некоторые даже считают, что на самом деле это был ЖЖ-виртуал Пушкина.
Имеющиеся биографические сведения скудны. Звали его Иваном, а отчество так и не установлено — то ли Семенович, то ли Степанович (видимо, его мама была ниибацо развратной пелоткой и не знала, кто именно заделал ей будущую звезду КК). В Невской семинарии Баркоф слыл даровитейшим из всех студентов, но поведения был самого скверного: не достигнув еще 20 лет, постоянно нажирался и буянил. За один из таких проступков был выгнан из учебного заведения в шею. Но способность к наукам все же позволила ему стать переводчиком не хуже Ломоносова и Сумарокова (они не были падонками, так что в данный момент нас вообще не интересуют). Но, как всегда бывает, вовсе не литературные переводы принесли ему славу падонка.
В свободное от переводческих трудов время сей аффтар писал «срамные стихи», иначе говоря, настоящие порнографические криативы, разошедшиеся по России в списках (интырнета тогда не было, иначе он бы просто заслал их на Удаффком). Порнографии как литературного жанра тогда не существовало, посему порнуху назвали «барковщиной». Когда оффлайновые дрочеры просекли, что порнуха, то бишь барковщина — это круто, они начали хуярить похожие креативы под этим брендом. Вот так падонак XVII века посрамил Дарью Данцову. Правда, жадные уйопки так и не заплатили ему за копирайт. Иначе потомки Ивана, наверное, сейчас бы уже купались в золоте.
Известно напутственное слово падонка Баркова другим хуяторам:

Блажен, кто смолоду ебет
И в старости спокойно серет.
Кто регулярно водку пьет
И никому в кредит не верит.

Существует несколько различных версий смерти Баркова. Первая: умер под хмельком в женских объятиях (кстати, к слабому, полу Иван Семенович относился довольно цинично — и жене, и дочери посвящал рифмованную матерщину). Вторая: скончался от побоев в публичном доме после учиненных безобразий. И третья: покончил с собой, оставив записку: «Жил грешно и умер страшно».
Есть такая нецензурная баллада — «Тень Баркова». Наиболее вероятным ее автором является «наше всё» — А. С. Пушкин. Так вот, когда-то он уверенно сказал: «Для меня нет сомнения, что первые книги, которые выйдут в России без цензуры, будет полное собрание стихотворений Баркова». И в чем-то знаменитый арап, не могший тогда предугадать появления сетевых библиотек, безусловно, оказался прав… Продолжение следует. ато!

Оригинальные авторы: Упырь Лихой/Артём Явас

07.09.2011 22:35:50

Всего голосов:  3   
фтопку  1   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  1   
в избранное 1   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  1

  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
Монументальненько. Надоб книжицей отдельной. нэ?
07.09.2011 22:43:41
 
Смотреть также:
 
Упырь Лихой
 
 
  В начало страницы