Новиковский Максим Раздел: Kult поэзии Версия для печати

Вадим

Вадим



Вдоль раскинутых чахлостей тульских окраин,
посреди ветхих шахт и дремучих репьёв
жил, родился, и рос разъембический парень
из обычных рабоче-крестьянских слоёв.

Его звали Вадим, был он кроткого нрава
и кто знал его лично, не даст мне спиздить,
человек он был ушлый, похожий на хама…
{Что за рифма-то крутиться, мать-вашу-ить}

Сорок семь километров от Тулы к востоку,
в средней школе под номером «двадцать вторым»
наш Вадим прозябал и метался, как сокол,
оставаясь, как сыч нелюдимым, и злым.

Над разрытыми недрами, как буревестник
он метнулся с земель по-надвспахнутых лбом,
разлетелось плёчо и зачушкался пестик -
так впервые Вадим разродился стихом.

Он прочёл его зычно на станции, дабы
отчебучить пред всеми изящный рондоль.
Засмеялась братва да заплакали бабы.
Узловая станица запомнилась злой.

Его били не так, как на рынках чурека,
не мента как херача безумно с ноги.
Его пиздили, русского как человека,
как поэта убогой несчастной Руси.

Помню, бросил он всё и с котомкой тетрадок,
как Чиллингли Кенелм (Булвер-Литтона сын),
за собою оставляя российский упадок,
в Москва-град с по-насиженных мест укатил.

Нет, конечно, житье в захолустие Тулы,
где доселе не видывал свет чудный взор,
изощрён поэтичностью и без профуры
в нищете ублажает спасительный мор.

Перспектива быть спьяну забитым в бараке
от друзей, не читавших изящных повес,
не грызущих каменья учений Петрарка –
для Вадима был полный, простите, пизде-с.

И метнувшись в Москву к Льву Ошанину в группу
в центровой, и престижнейший Литинститут
познавать не на шутку тугую науку,
он и думать не смел, кем он станется тут.

Но корявою поступью в недра культуры,
где доселе до жопы взрасталось словцов,
наш Вадим для блезиру ли или аллюра,
заявил о себе, как пиит Степанцов.

Хоть поэт он был скучный, небрежный, херовый.
И куда ему, тёмному, знатный колюр,
когда главное кончить по-быстрому школу,
институт, магистрат, и в каких-нибудь дур.

Помню как-то в накуренном клубе Актёра
он услышал впервые стишата про секс
от эффектного пьяницы и сутенёра,
вызывая нескромный к стихам интерес.

Хоть и был Степанцов самобытно небрежен -
ел с колен, пил с копыт, матюгался и ржал,
но душой он был кроток, лиричен, и нежен,
ничего, что по жизни и был аморал.

Заточив на поэтику зубы и ногти,
словно с шлейке сорвавшись, он ринулся в бой.
И пред ним вдруг раскинулись брюки, и ноги
Льва Ошанина, не был хоть тот голубой.

Институт не окончишь так просто, как в фильме,
будь ты сам Новиковский, Скиба, Меламед,
отбухал пусть ты годы в путяге текстильной.
В институтах культуры иной дэ-балет.

И, башкою крутя, в недрах думу лелея,
наш герой, чтоб поэтом стать без дураков -
заболел, извернувшись вертлявому змею.
Весь оставшийся курс завалил Михалков.

Михалков укатил в заграничные туры,
позабыв Степанцова неряшливый лад.
Так отличником курса и агнцем Культуры
изворотливый паря шагнул в магистрат.

Маньерист он херовый и слог его хладен,
баснописец он слабый, поэт - никакой.
В этой жизни немало уродов и гадин
извращают поэтику пышной строкой,

кочевряжат бельмо, извращаясь харизмой,
на коллег забивают, друзей и бабцов.
И в эпоху тотального смрада под призмой
водружается ввысь наш орёл Степанцов.

Помню как-то Григорьев сказал ему: «Вадик!
Вы почто так рифмуете, странный мой друг?
Ваши руки, как крюки – болезни рассадник.
Это видимо, Вадик, ваш главный недуг».

Но ничто, к сожалению, в жизни не вечно
и фаянсовый блеск ржавой гладью сойдёт.
Жизнь поэта, как дым и туман быстротечна.
И Вадим заболел, потому что урод.

Помер он как-то вдруг, видно час его пробил.
Загудел за окном во дворе чей-то Мерс.
Ты неплохо пожил, хоть и жил ты как гоблин,
но и жизни подобной приходит пизде-с.

Вспоминая его гордый шаг и манеры,
озорные застолья под звон бубенцов -
будь ты проклят на веки, чума от холеры,
царь бездарности, рыцарь Вадим Степанцов.



МН
2008

04.03.2013 23:32:20

Всего голосов:  1   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  1   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  1

  • Бамбуко | статус: посетитель
хуёво, как, впрочем и всегда.
09.10.2013 14:09:01
 
Смотреть также:
 
Новиковский Максим
 
 
  В начало страницы