Гипс Раздел: Kult прозы Версия для печати

«Как я провёл лето» или ненаписанное сочинение ученика 9-го класса

Мэг был американистом. Прозвище он взял в честь одноименной марки грузовика мечты всей его жизни. На его правом предплечье была выколота рука, сжимающая рукоятку наведенного на вас кольта и выдержанная том же стиле надпись «Отвали!» на английском. Мэг жил в районе новостроек на окраине города. Я был у него в гостях всего пару раз но хорошо запомнил аскетичную обстановку его комнат (Мэг рос в обеспеченной семье). Раскладушка, стул для одежды, постер фильма «Бегущий по лезвию бритвы» на голой стене и окно с наклеенными на стекло продольными полосками ватмана. Через эти псевдо-жалюзи Мэг взирал на окружающую его действительность.

До сих пор не могу с уверенностью сказать, что меня связывало с ним, но не смотря на все его многочисленные недостатки, Мэг относился к тому редкому типу людей о которых говорят — «В разведку с ним я бы пошел». Даже когда он в полном токсикозе, вешался в подвале при помощи ремня перекинутого через трубу тепло-трассы, Мэг не терял свойственного ему оптимизма.

Конечно, Мэг гнал. Ехать за 3-и тысячи км. от родных пенатов на какое-то конопляное поле о месте положение которого он имел весьма смутное представление- полный бред. Но делать мне в то время было совершенно нечего, к тому же я нуждался во временном отдыхе от города. Мэг предложил прихватить с собой велосипеды. И я согласился.

На спуске к вокзалу полетели оба тормоза. На бешенной скорости я проскочил три светофорных перекрестка, чудом вписался в поворот и завалился на газон. Начало было положено.

Свесив ноги, мы сидели в открытых дверях последнего вагона. Говорить что-либо было бы лишним. Я достал флягу… Этого мужика я сразу приметил. Подсаживается, закуривает.» Пей мужик. Сколько сидел? Десять». Тот показывает справку об освобождении.» А куда едешь? К маме! Ну да, надо, совсем одна наверное старушка… «.» Ты смотри осторожней, отвык ты от здешних законов».- напутстввует Мэг зека, решившего размять ноги, пока стоит электричка.

Убийца, вспрыгнул на подножку уже отходящего состава, прошел в вагон и сел перед нами. На его коленях лежал увесистый, газетный сверток в проступающих пятнах крови!!! Ехавшие в вагоне люди стали проявлять к нам слишком пристальное внимание Мужик начинал меня доставать… «У азера на часы поменял»- разъяснил он ситуацию. Я немного расслабился. Мэг приоткрыл газету и внимательно присмотрелся к мясу… Под верхним слоем, копошились черви.

Крутили педали пока не стемнело. Ехать в темноте по трассе было слишком опасно. Мы покатили железных коней по обочине, время от времени голосуя проносящимся грузовикам.

Машина проскочила еще метров 100-то и остановилась. Чем ближе мы приближались к ней, тем отчетливей становилась картина. Мы тормознули ментовский УАЗик. Их было трое: мент, в растрепанной, выправленной из штанов рубашке, водила в гражданском и крашенная полуголая девушка в накинутом на плечи ментовском кителе. (Что на ней были еще и трусы, я узнал чуть позже.) Я предоставил Мэгу развлекать мента и девицу на заднем сиденье, а сам сел впереди, рядом с водителем. Взвизгнули шины. Водила оказался профессионалом и пил мало. На скорости 110кмч. мы пролетали по тесным улочкам провинциальных населенных пунктов, менты пополняли запасы спиртного и снова трасса.

Длинная вереница машин. Ужесточенная проверка. Какие то террористы захватили школьный автобус. Особенно тщательно проверяются машины с номерами «Даг». Здесь мы попрощались, по большей части из за девицы, готовой отдаться всем кроме этого ущербанца. «Всегда одно и тоже. Ведь так и не вставит…»- сокрушался водила, готовый подкинуть нас хоть до самого моря. Он нам сочувствовал. Он завидовал нашей свободе. Мы с трудом преодолели подъем и свалились в лесополосе.

Солнце стояло прямо над нами. Я чувствовал себя пустым проржавевшим бензобаком на обочине. Очень хотелось пить. Час езды по безлюдному шассе. Мэг отвинчивает громыхающий багажник и закидывает в сторону.

Даги, продают лимонад «Буратино», 15-ть рублей бутылка». Мы за анашой едем.»- говорю я им за чем-то. Старший отходит, шарит рукой в зарослях лопухов, возвращается и вручает мне, неполный, косяка на два, спичечный коробок. «Возьми брат, раскумаритесь в дороге». И поспешно добавляет -»Только здесь не курите. Милиция… Родник на лугу, метрах в ста.»

Напившись и освежившись, завариваем кофе. Нет ничего вкуснее кофе, сваренного в консервной банке на костре. Закуриваем. Лежу, наслаждаюсь охватившим меня чувством гармонии. Я различаю каждый листик на деревьях окружающего нас леса. В такие моменты жизнь наполняет меня глубинным смыслом. Кажется, что стоит жить. Я смотрю на стрекозу, раскачивающуюся на стебле цветка, но вот она взмывает в верх. Еще какое-то время я отслеживаю ее полет, пока она не растворяется в окрасившем горизонт красным, закате. Нас отцепило. Дальше решаем продвигаться на КАМАЗах.

Только на русских просторах, ну и разве что в американских фильмах, можно тормознуть грузовик. Из 20-ти, один точно твой. Три часа в просторной кабине — на 200км. ближе к цели. Лес. Обилие сухостоя — признак засушливого лета. Дачи с недозревшими фруктами. Почтовый вагон до Волгограда. Еще один пассажирский. Толстая проводница ссаживает за отказ при расплате. Ночь проведенная в спальном вагоне прибавила сил. Хватай быка за рога! Автостоп продолжается. При таком способе передвижения, велосипеды создают массу неудобств, но зато лишаю тебя всяких подозрений со стороны служителей закона и значительно повышают маневренность на местности.

Пересечение объездных дорог. Мэг приглянулся этой не молодой мэм. Она угощает нас шашлыком, предлагает накормить супом, если будим проездом. Странного вида парни вывесили из окна машины белую майку измазанную темно-красными пятнами подсыхающего макового молочка. Расспросы местного населения говорят, мы не далеки от цели.

«Вон там ваше поле.»- указывает нам водила в темноту. Утро застает нас на том же месте. Просыпаться не хочется. Через силу продираю глаза. Все окрашено в ярко красный цвет. Наверно у меня жар или… Просто заснули на краю макового поля. Этим не воспользуется только полный придурок.

В недоумении бродим по огромной территории загородной свалки. «Менты все пожгли еще в начале лета» — разъясняет нам бомж. Мы злы на мир и друг на друга, но тонкий дымок опия, собранного на зеркальце от бритвенного станка, восстанавливает равновесие.

Здорово ехать, уцепившись за люльку Урала мчащегося со скоростью 60кмч. Молодой и пьяный колхозный сторож подкидывает нас до центрального вокзала города Краснодара. Утренняя электричка везет нас в обратно. В наших сердцах нет места грусти. Пока мы спали, проводница вытащила деньги, из кармана Мэговской рубашки, отсчитала стоимость билетов и что самое обидное великов. «Что б у тебя все дети сдохли!!!»- накладывает проклятье Мэг, грозя грязным пальцем, когда она снова проходит через вагон. Не успеваем мы занять удобные места на открытой платформе товарняка и проехать со скоростью улитки пару километров, приходит охрана.

К вечеру удается уговорить двух машинистов. Мы с трудом втаскиваем велосипеды в узкую дверь электровоза. Спим по очереди на пульте управления. Давит усталость. Как будто это не поезд, а я сам тяну за собой все эти тонны вагонов. Время от времени заглядывает Джейсон, (прозванный нами так из-за лица искалеченного шрамами), приносит сигареты, сообщает о сроках прибытия. Полная потеря ориентации во времени. На одном из перегонов, смена рабочего состава. Тут же разрабатываем концепцию дальнейшего продвижения. Заходим в административное здание товарной станции, находим начальника смены. Дальше идет пересказ нашей легенды…»Ехали на заработки а тут война. Бля, бля, бля… Очень нужно домой к детям» — заканчивает Мэг. И нас как правило сажали, но вскоре мы заболели морской болезнью в связи с чем, было принято решение сойти на землю.

Та же концепция была апробирована на суше, правда это было связанно с большим риском. Во-первых, паспорт у Мэга был весь разрисован и исписан авторучкой. Во-вторых, небольшое количество травы, накошенной нами на одном из перегонов и упакованную в дедову плащ-палатку. Но нас так ни разу и не проверили.

Мент, сука. В шашки набалатыкался. Я обыграл его только в десятой партии. Ему ничего не оставалось делать как выйти на дорогу и поднять жезл. Водила КАМАЗа долго плакал, потом под напором обстоятельств, пустил нас в кабину, что и являлось условием проигрыша. С водителем КАМАЗа, было что-то не так. Он так растряс нас на объездных путях к Волгограду, что мне в голову полезли недобрые мысли. Убить его здесь в глуши и забрать тачку. На улице города, сочувствующий велосипедист поделился нипельной резинкой и подивился, что у нас нет насоса и запаски. «Пред выездом из города искупайтесь в Волге»- посоветовал он и долго смотрел в след отъезжающего троллейбуса в который мы все таки умудрились впихнуть велики.

Падре, он же владелец микроавтобуса «Вольво», составивший нам компанию на одном из трактов. Сын католической церкви, сосланный в город Камышин из далекого Рима, дабы поднимать в варварах чувство веры. У него в доме мы провели день, успев за это время ознакомится с порядками и нравами местной молодежи, в основном девочек 15–17-ти лет, составляющих 90% его паствы. Сидя на задней скамейке церкви я мог наблюдать службу. Девочки все время краснели и сдавленно прыскали, встречаясь со взглядом молодого, симпатичного ученика падре. После вечерней молитвы, когда все легли спать, я разговорился с ним. Зачем ему это надо? Он ответил мне словами Христа. Мы хорошо поняли друг друга. А насос мы с Мэгом все таки спиздили.

Несколько сот грузовиков различных марок. Водители спят в кабинах машин припаркованых за ограждением. Ходят парни, владельцы 05-х БМВ, прокалывают колеса паркующимся за пределами стоянки. Небольшой, шумный, многолюдный рынок. Бесперебойную работу рынка, обеспечивают жители близлежащей деревни. За отсутствием какого либо хозяйства, за исключением пары коров при дворе этот бизнес единственно доступный им способ борьбы за существование. Старухи варят картошку, лепят пирожки и пельмени. Матери сменяют друг друга в бесконечных циклах дня и ночи. Дочери отдаются дальнобойщикам, нередко за поесть и выпить.
Страшное место. «Вы никогда от сюда не уедите!» — заявляет нам местный бич. «Пошел ты на хуй! Каркаешь тут!»- срываюсь я. Мэг поддерживает. Бродяга обиделся. Он одинок. Ему так хотелось, что б мы остались. Он мог бы стать нашим предводителем и учителем.

Сильная это штука-землячество. Знакомые номера. Заспанное с похмелья лицо шофера. Подбегает напарник. Думал мы бомжи какие. Наши тела покрыты толстым слоем придорожной пыли. Договорились, через час они подберут нас на выезде к трассе. Ждем часа полтора. Мэг уезжает на поиски. Жду еще час. Нахожу всю веселую компанию на берегу пруда. Полетела подвеска прицепа. Хорошо что идем порожняком. Прыгаю в воду не раздеваясь. Пока Мэг уговаривает парней больше не вестись больше на местных девок, успеваю обсохнуть.

Все едем. Я посмотрел на шофера!!! Парень то и дело отрубался и вел машину с закрытыми глазами. Напарник сказал, что это нормально. Я поверил ему на слово. Ближе к вечеру мы свернули на проселочную дорогу. Фары грузовика вырывали из кромешной тьмы 3-х девиц, голосовавших на обочине.

Мы подъезжаем к деревне. Оставляем КАМАЗ около крайней хаты. Водилы вытаскивают из кабины уже початый в дороге ящик водки и в сопровождении местных красавиц, идем к дому некоего Геннахи, держателя местного притона или клуба, кому как угодно. На стук в дверь Геннаха не реагировал. Сняв стекло, которое держалось на гвоздях вбитых в раму, я проник в помещение и открыл дверь изнутри. Геннаха оказался стариком лет 65-ти. Из обстановки хорошо запомнился видеомагнитофон «Грюндик» и набор кассет с германской порнухой. Как только старик продрал глаза, сходу начал домогаться до девок. А когда ему было отказано, закатил скандал пока одна из них не ублажила его либидо, дав подержаться за сиську. Мэг дурак, повелся… В результате был награжден триппером и чуть не отхватил от деревенских. Я к тому времени спокойно спал в кузове машины и узнал об этом только утром.

Грузовик подбросил нас до центра города. Там мы прощаемся с веселыми дальнобойщиками. Через пять минут я уже отмокал в ванной. Дорожная пыль оказалась загаром. Остаток лета я провел в городе.

19.01.2004 13:32:09

Всего голосов:  6   
фтопку  4   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 2   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  7

  • Миронов
Проделанный маршрут впечатляет. Безрассудство путешественников можно списать лишь на возраст.

Как же вас отпустили родители?
19.01.2004 13:32:46
  • Гипс
А, кто их тогда слушал?
19.01.2004 13:33:43
  • Хуня Гольдштейн
Мы вот тоже ездили «на дербан» на электричках… Ах, молодость, моя ты молодость…
19.01.2004 13:34:52
  • 158advocate | www
Да, ностальгично описано, что там говорить.
19.01.2004 18:06:41
  • Гипс
На этом и поставим жирную точку.
20.01.2004 03:53:00
  • Ёлка
Славно написано. Однако башни у вас не было, это сто процентов.
26.01.2004 19:12:19
  • 12345
ЭХ МОЩА!!!
09.03.2005 11:48:50
 
Смотреть также:
 
Гипс
 
 
  В начало страницы